Дела найдутся: объём рынка юридических услуг Петербурга достиг 100 млн евро

Автор фото: Сергей Ермохин

И это не предел.

Репрезентативных исследований регионального рынка в свободном доступе найти не удалось. Однако, как подсчитал Кирилл Саськов, партнёр адвокатского бюро "Качкин и партнёры", на круглом столе "Делового Петербурга", объём этого рынка может составлять порядка 100 млн евро (на конец января этого года). При этом, по мнению экспертов, существует множество факторов, затрудняющих достоверный подсчёт объёмов петербургского рынка юридических услуг. К примеру, на выручке компании с петербургской пропиской отразится её работа в Москве или других регионах. Управляющий партнёр юркомпании "Варшавский и партнёры" Владислав Варшавский говорит о частнопрактикующих юристах и адвокатах, которые фактически не выходят в публичное пространство, но делают такую выручку, что не снилась и достаточно крупным юридическим фирмам.
Сергей Привалов, старший партнёр "ССП–Консалт", отмечает влияние на размер рынка юруслуг такого процесса, как "огосударствление" экономики. "Мы видим уменьшение коммерческого сектора, его замещение госкорпорациями. Все видят, как приходят такие компании и монополизируют рынок. А с уменьшением числа игроков происходит и снижение числа споров. При этом любой крупный игрок имеет собственный юрдепартамент, штат которого доходит до 50–70 сотрудников. В арсенале такого подразделения имеются практически все направления, в том числе и специфические юридические практики. Рынок для свободного юридического заказа сжимается", — резюмирует Сергей Привалов.
Вместе с тем, по мнению экспертов, даже в этой ситуации у петербургского рынка остаётся потенциал для роста. "У нас немало компаний, имеющих собственные юридические департаменты, — обращает внимание Михаил Герман, партнёр GRATA International Saint–Petersburg. — Они выставляют на продажу лоты, где требуются услуги узкопрофильных специалистов, — к примеру, банкротства, антимонопольное право и трудовое право. Часть юридической работы компании закрывают самостоятельно — стандартные споры, вытекающие из хозяйственной деятельности предприятия". Именно за эти стандартные споры консалтеры и могут побороться. Правда, сами же специалисты отмечают недостатки подобных заказов. К примеру, взыскание небольшой дебиторской задолженности. Подобные однотипные кейсы стоят дёшево, но способны поглотить силы небольшой юрфирмы полностью. И в итоге такой лот может попросту оказаться невыгоден.

Выйти из серого

Нина Боер, управляющий партнёр адвокатского бюро "НБ", видит возможность роста за счёт бизнесов, пока ещё не осознавших потребность в юридическом сопровождении. "В нашем городе существуют пусть и не слишком большие, но уже сформировавшиеся и уверенно стоящие на ногах бизнесы. Подобные компании структурируют свои отношения самостоятельно — как умеют, но они относятся нигилистически и к праву, и к юруслугам. И основной рост петербургского рынка юруслуг может произойти именно за счёт таких бизнесов, которым необходимо объяснять и популяризировать юридическую работу", — полагает Нина Боер. Более того, считает эксперт, сегодняшние продажи юруслуг бизнесу — это только надводная часть айсберга.
Впрочем, по мнению Кирилла Саськова, новобранцы консалтинга не смогут объяснить клиенту ценности для бизнеса той работы, что выполняют юристы. "Да и далеко не все “говорящие головы” юридических компаний могут справиться с этой задачей, — развивает мысль Кирилл Саськов. — А привить клиентам культуру потребления юридических услуг — это задача далеко не нескольких месяцев".

Петербург наособицу

Экспертная группа Veta занимается исследованием рынка представительских юридических услуг, в том числе и в Петербурге. Последние данные, которые представила компания, это 2020 год (само исследование проводилось летом–осенью 2021 года). Российский юридический рынок в 2020 году показал по некоторым направлениям снижение средней стоимости услуг, а по остальным — сохранение на уровне 2019 года. Рынок юруслуг Петербурга и Ленобласти выбивается из этой тенденции: в 2020–м эксперты зафиксировали здесь преимущественно рост средних цен.
В арбитражном производстве самой дорогой категорией дел остались налоговые споры со средней стоимостью в трёх инстанциях (последовательно) — 449 тыс., 232 тыс. и 201,6 тыс. рублей. Наименьшие суммы — у категории "взыскание задолженности": 247,8 тыс., 128,6 тыс. и 112,4 тыс. рубля соответственно (годом ранее минимум был у административных споров).
Средняя стоимость услуг по представлению интересов в суде первой инстанции составила 349,2 тыс. рублей, что на 4% больше, чем в 2019 году. Диапазон стоимости — 50 тыс. — 2,06 млн рублей.
В судах общей юрисдикции самыми дорогими делами оказались споры о взыскании по договору займа, кредитному договору, лидировавшие и в 2019–м. Их стоимость в 2020–м в трёх инстанциях составила 212,9 тыс., 128,8 тыс. и 116,3 тыс. рублей соответственно.
Самая низкая средняя стоимость в первой и второй инстанциях — у дел о защите прав потребителей: 107,3 тыс. и 58,7 тыс. рублей соответственно, в кассации — у споров о возмещении ущерба жизни и здоровью: 51,1 тыс. рублей. Средняя стоимость услуг составила 143,6 тыс. рублей, что соответствует уровню 2019 года. Минимальная сумма также осталась на прежнем уровне — 30 тыс. рублей, максимальная выросла с 942,5 тыс. до 1,07 млн рублей.

Кадровый запрос

Среди факторов, осложнивших работу юрбизнеса, эксперты называют коронавирус. В частности, первая волна эпидемии привела к тому, что из компаний уходили специалисты, впоследствии создававшие собственные фирмы, были переходы из одной организации в другую. Как и везде, не обошлось без сокращений, коснувшихся и весьма серьёзных игроков рынка. Однако рынок уже фактически отреагировал на COVID–19, слабые игроки поглощены более сильными собратьями или ликвидировались, остальные научились работать в эпоху ковида.
Парадоксально, но кадровая проблема по–прежнему остаётся актуальной для юркомпаний. И это несмотря на регулярно выпускающихся из вузов города молодых юристов, на прибывающих в Северную столицу специалистов из других регионов и на достаточно опытных юристов, решивших попробовать себя в новом качестве — к примеру, сменить инхаус (внутренняя юрслужба компании) на консалтинг.
"К нам в компанию на собеседование приходили юристы, работавшие в серьёзных бизнесах — к примеру, в ресторанных группах. Однако уровень квалификации оставляет желать лучшего" — так оценивает качество кандидатов Владислав Варшавский. "Из 300 претендентов (студенты юрфаков) выполняют тестовое задание около 50 человек, а на собеседование можно пригласить 15–20 человек, в итоге на работу берём только двух", — поделилась опытом рекрутинга Нина Боер.
Я против разделения рынков. Не существует петербургского, московского или калининградского. В лучшем случае есть российский рынок, который хотелось бы рассматривать как часть глобального. Не думаю, что мои коллеги могут вычленить своих петербургских клиентов. Крупных очень мало. Что касается бонусов, то в нашей компании они будут, и больше, чем год назад. У нас выросли обороты, и получены результаты тяжёлым трудом. Другой вопрос, что российскому рынку в части зарплат и бонусов далеко не то что до компаний magic circle (ведущих юридических бюро, работающих в Лондоне ), но и до континентальных.
Михаил Тимонов
партнёр Eversheds Sutherland
У нас специфика кадровой политики — множество стажёров, которых мы наблюдаем в течение нескольких лет. В последние годы видим, как нынешние второкурсники кардинально отличаются от выпускников. Видимо, это связано с информационным обществом, с тем, что люди становятся инфантильнее. Их стратегические задачи сжимаются до периода 1–2 года, а глобального плана в жизни нет. И это определяет их отношение к работе. Но с такими же проблемами столкнётся и рекрутинг в инхаусе, то есть наши потенциальные клиенты. С каждым годом инхаусу будет сложнее находить людей, способных трудиться в сложной, жёсткой системе и способных находить мотивацию для работы.
Данил Подшивалов
партнёр Versus.Legal