Дмитрий Маракулин Все статьи автора
5 октября 2021, 07:22 705

Без кредиторского экстремизма: должников лишат дорогостоящих активов

Фото: shutterstock

Верховный суд укрепляет судебную практику об обращении взыскания на дорогостоящие активы должников. Его новое решение следует в тренде, формируемом ещё с 2016 года, который фактически развил Конституционный суд. Весной он разрешил кредиторам продавать единственное, но роскошное жильё банкрота.

Сегодня в судебной практике сложились определённые правила о том, на какое имущество и в какой очерёдности следует обращать взыскание. "Сначала кредиторы должны обращать взыскание на ценное движимое имущество, а только затем на недвижимость. Земельные участки и здания являются самыми последними в очереди активов, на которые можно обратить взыскание", — поясняет Степан Хантимиров, юрист адвокатского бюро Asterisk.

Не прячьте ваши денежки: АСВ ставит на поток розыск активов должников

Не прячьте ваши денежки: АСВ ставит на поток розыск активов должников

3697
Дмитрий Маракулин

В качестве примера он приводит кейс из практики столичных судов. Москвич задолжал 2,22 млн рублей. В ноябре 2018 года суд признал этот долг обоснованным. Однако житель столицы так и не погасил его. Тогда кредитор обратился в Тушинский райсуд Москвы с заявлением об обращении взыскания на земельный участок (975 м2), принадлежащий должнику, которое в августе 2020 года было удовлетворено. При этом первая инстанция учла, что у ответчика нет денег на банковских счетах.

В свою очередь должник подал апелляционную жалобу в Мосгорсуд, который отменил решение Тушинского райсуда и отказал кредитору в его требованиях. Среди прочего Мосгорсуд отметил: кредитор не представил доказательство того, что у должника нет автомобиля, на который можно обратить взыскание. Более того, апелляционная инстанция обратила внимание, что на участке располагается дом (100 м2) с подведёнными к нему коммуникациями. И в этом случае с учётом единой судьбы земли и строения обращение взыскания только на участок недопустимо.

Можно, если нет другого

Судебная практика, складывающаяся последние несколько лет, разрешает обращать взыскание на дорогостоящие активы должника. Эта позиция была изложена ещё в конце 2016 года в обзоре Верховного суда РФ, отмечает Анна Волынец, руководитель проектов адвокатского бюро "Прайм Эдвайс". "Суды признают возможным обращение взыскания на “дорогостоящие” активы в случае, если у должника отсутствует иное имущество, стоимость которого соразмерна его задолженности. Эта позиция вытекает из закреплённого в ст. 4 закона об исполнительном производстве важного принципа соотносимости объёма требований взыскателя и мер принудительного исполнения", — поясняет Анна Волынец.

Например, в одном из дел Одинцовский райсуд Москвы в октябре 2020 года отказал в обращении взыскания на земельный участок должника, поскольку его стоимость примерно в 16 раз превышала сумму долга. При этом суд установил, что у должника есть иное недвижимое имущество, на которое может быть обращено взыскание.

С точностью до наоборот

Никакой дисциплины: злостные должники тормозят развитие энергоотрасли

Никакой дисциплины: злостные должники тормозят развитие энергоотрасли

397
Ольга Ряшина

Вместе с тем житель Сочи Согомон Каракиян столкнулся с прямо противоположной ситуацией и в своём споре был вынужден дойти до Верховного суда РФ. В феврале 2019 года Лазаревский райсуд Сочи взыскал в его пользу с ответчика 526 тыс. рублей. Ответчик, как следует из материалов дела, погасил только 13 тыс. рублей задолженности, но у него имелся участок земли (около 300 м2). В конце 2019–го кредитор подал в Центральный райсуд Сочи заявление об обращении взыскания на этот участок. Однако в феврале прошлого года ему было отказано. Краснодарский краевой суд и 4–й кассационный суд общей юрисдикции оставили жалобы Каракияна без удовлетворения.

Впрочем, Верховный суд РФ, рассмотрев жалобу кредитора, в сентябре этого года "снёс" все решения нижестоящих судов и направил заявление жителя Сочи на новое рассмотрение в первую инстанцию. Как следует из этого судебного акта, оставшиеся после продажи дорогостоящего актива и погашения долга деньги должны быть возвращены должнику.

Формализм не спасение

Некоторые эксперты, оценивая последствия этого определения ВС РФ, высказывали опасения, что оно позволит кредитору обращать взыскание на дорогостоящее имущество даже в том случае, когда есть активы подешевле.

Однако, по мнению Егора Ковалёва, адвоката коллегии адвокатов "Делькредере", это определение ВС РФ логично и справедливо, а опасения, что данная правовая позиция приведёт к злоупотреблениям со стороны кредитора, не обоснованы.

"Логику судей Верховного суда стоит рассматривать как посыл должникам: они обязаны принимать деятельное участие в погашении задолженности. И даже если у них объективно отсутствуют денежные средства, за ними сохраняется право на выбор того дорогостоящего имущества, которое будет реализовано в счёт погашения. Добросовестный должник не оказался бы в подобной ситуации, а интересы должника, который прикрывается формальностями и уклоняется от возврата, не должны защищаться судами. Именно об этом и сказал Верховный суд", — резюмирует Егор Ковалёв.

В банкротном русле

При этом, как считает эксперт, позиция ВС РФ по кейсу жителя Сочи перекликается и с позицией Конституционного суда РФ по банкротной практике. Напомним, ранее кредиторы не могли обратить взыскание на роскошное, но единственное жильё должника — оно обладало исполнительским иммунитетом. Однако весной этого года КС РФ высказался о том, что владение банкротом шикарным, пусть и единственным жильём, не должно препятствовать его реализации. Разумеется, необходимым условием для такой возможности является предоставление должнику других, менее дорогих, квадратных метров.

Валерий Зинченко, старший партнёр коллегии адвокатов Pen & Paper, отметил: длительное время одним из основных препятствий для кредиторов как раз и являлся так называемый исполнительский иммунитет. Однако практику КС РФ в одном из недавних дел поддержал и Верховный суд. Он высказался о том, что исполнительский иммунитет — это не запрет продажи единственного жилья должника, а право должника на сохранение за ним и членами его семьи жилья, пригодного для проживания.

"Таким образом, Верховный суд РФ допустил продажу единственного жилья и предоставление другого за счёт средств, вырученных от продажи имущества из конкурсной массы. Полагаем, что предложенный Верховным судом подход можно и нужно применять и в исполнительном производстве, когда у должника имеется единственное жильё", — считает Валерий Зинченко.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама