Дмитрий Маракулин Все статьи автора
28 сентября 2021, 08:47 233

Благие намерения: как защитить свой бренд и не нарушить закон

Фото: shutterstock.ru

Компании используют разные способы защиты своих товарных знаков, но даже кажущиеся легальными могут нести для бизнеса серьёзные риски.

Петербургское ООО "Яфар Рус", эксклюзивный дистрибьютор трубопроводной и запорной арматуры от Fabryka Armatur "JAFAR" S. A. (Польша), использовало для продвижения продукции бренд JAFAR. Однако официально свои права на этот товарный знак в России не зарегистрировало.

Возвращение легенды: как конвертируется правильно рассказанная история бренда

Возвращение легенды: как конвертируется правильно рассказанная история бренда

2412

Этой ситуацией воспользовалось ООО "Сибирь". Компания, получив права на бренд, информировала бизнесменов о том, что "Яфар Рус" по сути торгует контрафактом.

"Яфар Рус" пожаловался в УФАС Новосибирской области, обвинив "Сибирь" в акте недобросовестной конкуренции. При этом Fabryka Armatur использует спорный бренд с 1975 года, по её оценке, "Сибирь" прав на этот товарный знак не имеет.

Однако новосибирское УФАС в марте этого года не увидело нарушений в действиях "Сибири". Тогда "Яфар Рус" обжаловало это решение антимонопольного ведомства в Суде по интеллектуальным правам (СИП), который встал на сторону предприятия из Северной столицы.

Артём Дмитренко, управляющий партнёр юркомпании "Дмитренко и партнёры", отмечает, что фирмы нередко ищут защиту в СИП: вызов в суд может вызвать ненужный для нарушителя прав резонанс в предпринимательском сообществе.

"Как следствие, он может предпринять действия в пользу пострадавшей от его действий стороны, например предложить выплату дополнительной компенсации. Такой подход особенно эффективен в случае, когда размер компенсации по решению суда не покрывает размера реального ущерба и упущенной выгоды", — поясняет юрист.

А вот петербургское ООО "Импэксторг Хаммельманн" пошло другим путём. Российская "дочка" немецкого концерна Hammelmann GmbH, одного из ведущих мировых поставщиков высоконапорного оборудования, была вынуждена сама заняться рассылкой информационных писем потенциальным заказчикам — крупным добывающим и производственным компаниям, которые организовывали тендеры на закупку и обслуживание оборудования концерна из Германии.

Такой подход вызвал недовольство ООО "ПСК–Урал" из Свердловской области. Уральская компания обратилась в УФАС Петербурга, обвинив "Импэксторг Хаммельманн" в недобросовестной конкуренции. Антимонопольщики не нашли нарушений в действиях "Импэксторг Хаммельманн": компания защищала репутацию представляемого в России бренда и распространяла лишь достоверную информацию, чтобы оградить заказчиков от последствий использования некачественных запчастей и комплектующих для продукции Hammelmann.

Made in Japan: как живётся японским брендам в Петербурге

Made in Japan: как живётся японским брендам в Петербурге

1289
Дарья Дмитриева

Суды, ФАС и риски

Однако такие способы защиты, по оценке Натэлы Пономарёвой, управляющего партнёра АБ "Натэла Пономарёва и партнёры", могут, безусловно, представлять большую опасность для самих авторов "писем счастья": "Если, к примеру, компания находится в стадии спора за права на товарный знак, то такая информация, особенно при отсутствии убедительных доказательств её достоверности, может быть расценена как дискредитация товара или его производителя / продавца среди потенциальных потребителей и повлечь ответственность для её распространителей".

К примеру, если действия участника рынка будут расценены как недобросовестная конкуренция, то антимонопольщики могут привлечь компанию к административной ответственности и оштрафовать на сумму до 500 тыс. рублей, уточняет Артём Дмитренко.

В подобных ситуациях, когда конкуренты рассылают контрагентам компании "письма счастья", у пострадавшей стороны есть разные варианты защиты — к примеру, вступить в диалог с распространителями негативной информации.

Однако Максим Али, партнёр юркомпании Maxima Legal, считает наиболее эффективным способом обращение в антимонопольное ведомство: "В “обычном” споре потерпевший напрямую предъявляет иск в суд, а судья занимает пассивную позицию и смотрит, какие доказательства принесла каждая из сторон. Если же дело возбуждает антимонопольная служба, то она действует проактивно и сама занимается сбором доказательств".

Такой подход позволяет узнать, например, кто стоит за конкретным сайтом, с каких IP публиковались сообщения, какие логи сохранились у администрации социальной сети, — обычному участнику рынка эти сведения получить непросто.

"К тому же антимонопольщики часто направляют подробные запросы для получения документов и пояснений сторонам спора. Их нельзя игнорировать — за это последует административная ответственность", — добавляет Максим Али.

Парадоксально, но факт

Как показывает практика, нередко подобные конфликты возникают именно из–за прав на товарные знаки. Так, Марина Пожидаева, юрист юркомпании VERSUS.legal, приводит яркий пример ООО "Авангард". Предприятие с 2010 года использовало обозначение "Европейское печенье", но права на торговую марку зарегистрировало лишь в 2019 году.

"За девятилетний период на рынке кондитерских изделий было несколько игроков, выпускавших печенье под этим брендом, но при этом никто из них не пытался зарегистрировать товарный знак и связать его со своей репутацией", — говорит Марина Пожидаева.

"Авангард", получив права на бренд, потребовал от конкурентов компенсацию и прекращение нарушения исключительных прав на бренд. Более того, в марте 2020 года "Авангард" обратился в УФАС Тульской области с заявлением о нарушении конкурентами его исключительных прав.

Однако стратегия "Авангарда", обращает внимание Марина Пожидаева, в этом случае сработала против него. Антимонопольный орган признал ООО "Авангард" нарушителем закона о конкуренции: общество должно было знать о продукции конкурентов на одном товарном рынке, а значит, ещё при подаче заявки на регистрацию товарного знака имело намерение на недобросовестное конкурирование посредством использования исключительного права на товарный знак с целью причинения вреда.

Сначала брендинг, проект потом

"Рекомендуется регистрировать ТЗ даже не на первых порах, а заранее, чтобы исключить любые претензии на бренд", — советует Елена Юферева, гендиректор Brandson Branding Agency. Свой тезис она иллюстрирует историей предпринимателя из Великого Новгорода: в 2007 году молодой программист создал сайт novjob.ru и начал публиковать на нём местные вакансии.

За 10 лет существования количество уникальных посетителей достигло 60 тыс. в месяц, притом что население города составляло всего 220 тыс. Однако недобросовестный клиент решил зарегистрировать товарный знак novjob с целью шантажа истинного владельца, говорит эксперт. И предпринимателю пришлось судиться, чтобы доказать право на использование знака — иначе владелец знака мог подать в суд и лишить программиста домена, приносящего финансовые выгоды.

"Чаще всего необходимость защищать товарные знаки и, соответственно, репутацию возникает на рынках с низким знанием продукта — в связи с малой осведомлённостью о том, каким должен быть оригинал, на рынках с гомогенным продуктом, который дифференцируется только благодаря эмоциональной добавленной ценности (например, в случае с брендами жвачки: продукт примерно одинаков, на решение о покупке влияет бренд)", — полагает Елена Юферева.

В России контрафактная продукция с нарушениями прав на товарные знаки чаще всего встречается в лёгкой промышленности, на рынках косметики и парфюмерии, электроники, автозапчастей и материалов для ремонта, резюмирует Марина Пожидаева, ссылаясь на контрольный список по контрафактной продукции и пиратству Еврокомиссии. Во многом это связано в высокой стоимостью оригинальной продукции, высокими ставками роялти по лицензионным договорам и общим снижением доходов потребителей.

Так, оригинальный мерч "Смешарики" в интернет–магазине Riki Store стоит от 1,1 тыс. рублей за шоппер с нанесением изображения персонажа до 3,2 тыс. рублей за толстовку.

"Подделать продукцию несложно. Нарушитель наносит персонажа мультсериала на аналогичную вещь, а цену устанавливает значительно ниже оригинала, но выше себестоимости продукции более низкого качества. Потребителю психологически легче приобрести контрафактную продукцию, чем задумываться об исключительных правах или предаваться осознанию, что он владеет оригиналом", — заключает эксперт.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама