Михаил Киселёв Все статьи автора
16 сентября 2021, 16:12 1272

Чудо пандемии: Швеция без глухого локдауна избежала тотальной смертности

Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

В марте 2020 года, когда европейские страны начали вводить жёсткие требования по массовой самоизоляции в надежде сдержать первую волну пандемии коронавируса, Швеция избрала другую стратегию. В стране так и не ввели полноценного локдауна. Самое время сравнить результаты.

Шведский эксперимент

"Город не выдержит": кошмары локдауна вернулись в Петербург

"Город не выдержит": кошмары локдауна вернулись в Петербург

16417
Антон Тарануха

Если шведскую модель и стоит сравнивать с ситуацией в других странах, то не только с точки зрения восстановления экономики, но и прироста заболеваемости коронавирусом. И, что главное, с уровнем смертности.

Чтобы смягчить неизбежный экономический ущерб, вызванный остановкой промышленности и по сути всей привычной жизни, Стокгольм, как известно, решил положиться на коллективный иммунитет. Поэтому ограничительные меры, введённые в стране, были гораздо мягче, чем в большинстве других стран, и носили рекомендательный характер.

Например, весной 2020 года, в то время как большинству европейцев было запрещено покидать свои дома без уважительной причины, в Швеции было разрешено собираться группами численностью до 50 человек. Только с наступлением зимы максимальное число участников на некоторое время сократилось до восьми.

Ношение масок было официально рекомендовано шведам только в январе 2021-го. До этого ношение маски на публике вызывало удивление или даже насмешки, пишет BBC.

Когда в большинстве стран власти закрывали учебные заведения, шведские школы продолжали работать в обычном режиме. Глобальная весенняя кампания по вакцинации в Швеции по-прежнему является полностью добровольной, и, в отличие от большинства других европейских стран, врачи и другие медицинские работники не обязаны прививаться. С юридической точки зрения также нет никакой разницы между вакцинированным и невакцинированным населением: ко всем применяются одни и те же правила и рекомендации.

Уникальная ситуация

Однако аналитики ещё год назад отмечали, что ситуация в Швеции во многих отношениях уникальна. Во-первых, население традиционно доверяет властям и, как следствие, демонстрирует высокую степень самодисциплины и соблюдения даже необязательных рекомендаций.

Швеция против Британии в борьбе с COVID-19: одинаково плохо

Швеция против Британии в борьбе с COVID-19: одинаково плохо

5371
Михаил Киселёв

Кроме того, политическая ситуация в начале пандемии также была благоприятной: против предложенной стратегии борьбы с вирусом не выступила в принципе ни одна политическая партия.

Однако не стоит идеализировать шведов. В местной прессе можно найти множество других историй: о родителях, которые отказывались отправлять своих детей в школу, даже будучи оштрафованными, опасаясь, что они могут быть заражены; о работодателях, которые настаивали, если не обязывали, вернуть своих сотрудников в офис, несмотря на рекомендации властей работать дома; о посетителях ресторанов, которые то и дело нарушали рекомендации безопасной дистанции.

Странная смертность

Но сработала ли эта стратегия? Какой ценой была спасена шведская экономика? Ключевой вопрос заключается в том, заплатила ли страна за это жизнями своих граждан.

Итальянские исследователи, изучившие статистику смертности в 67 странах мира в период пандемии, пришли к выводу, что к 2020 году избыточная смертность (когда количество смертей превышает среднегодовой показатель) в Швеции была намного выше, чем в большинстве стран Северной Европы.

Если говорить более конкретно, то в соседней Финляндии в 6 раз меньше избыточных смертей на душу населения, в Германии, Эстонии и Латвии — чуть более чем в 2 раза, а в Норвегии — менее чем в 50 раз.

Однако авторы не спешат с выводами: например в Польше или Литве, где ограничительные меры были гораздо строже, этот показатель в 2 раза выше, чем в Швеции (167 против 85).

Официальные коэффициенты смертности COVID-19 показывают несколько иное соотношение, но общая картина очень похожа: Швеция почти в 10 раз опережает Финляндию и Норвегию, примерно в 1,5 раза — Эстонию и Германию, но отстаёт от Польши и Литвы. Где, ещё раз нужно подчеркнуть, локдаун был самым жёстким в ЕС. Особенно в Литве.

Самую большую базу данных для исследователей собрали статистики и исследователи Ариэль Карлински с кафедры статистики Еврейского университета в Иерусалиме и Дмитрий Кобак из Тюбингенского университета в Германии. Они регистрируют количество избыточных смертей по всему миру с самого начала пандемии.

В настоящее время они публикуют статистику смертности по 104 странам и территориям, большинство — за последние 16 месяцев.

Согласно полученным данным, избыточная смертность в Швеции по-прежнему опережает Финляндию и Германию, но остаётся ниже, чем почти во всех других странах ЕС (за исключением Ирландии и Люксембурга). Таким образом, вряд ли можно сказать, что стратегия шведских властей, полагающихся на коллективный иммунитет, полностью провалилась.

Конечно, это зависит от того, с чем сравнивать.

Разрыв уровня жизни населения

"Из всех скандинавских стран Швеция фактически пострадала больше всех, независимо от того, какой метод мы используем для подсчёта", — говорит Карлински. — Возможно, что, ведя себя как Дания, Норвегия или Финляндия, она могла бы избежать не только избыточной смертности, но и снизить средний уровень смертности за предыдущий год. Так произошло в Дании".

Однако авторы этих работ подчёркивают, что пока ещё очень рано делать выводы об эффективности ограничительных мер. Это может оказаться совершенно бессмысленно.

По мнению экспертов, такие факторы, как качество медицинских услуг и возможности национальной системы здравоохранения, климат, плотность населения, существующие культурные нормы и т. д., оказывают большое влияние на уровень смертности в каждой стране. Возможно, даже большее, чем правительственные постановления.

Собственный анализ пандемии, проведённый журналом The Economist, привёл к довольно удивительному выводу: разница в количестве жертв на душу населения легче всего объясняется экономикой, а не суровостью принятых мер или даже географией. Точнее, это уровень неравенства в данной стране: чем больше разрыв между богатыми и бедными, тем больше избыток смертей на душу населения.

Шведы уверены в завтрашнем дне

Статистика показывает, что спад деловой активности в Швеции, которая не закрылась на карантин в разгар эпидемии, был не таким глубоким, как в других европейских странах, и восстановление идёт быстрыми темпами. Но есть нюансы.

Во-первых, в целом ей не удалось избежать рецессии или по крайней мере добиться лучших результатов, чем другие страны.

И хотя Швеция обогнала падение ВВП на 8-10%, которое постигнет Испанию, Италию и Францию в 2020 году, её экономика сократилась на 2,8%, как и экономика Финляндии или Эстонии.

И это не лучший результат в Европе, учитывая, что ВВП Норвегии сократился всего на 0,8% в 2020 году. Экономика Литвы (-0,9%), Дании (-2,1%) и Польши (-2,7%) в марте работала лучше, чем в Швеции.

Во-вторых, шведская экономика тесно связана с Европой и миром. В то время как Китай, США и Европа "сидят" дома с закрытыми границами, Швеция не говорит о росте ни экспорта, ни услуг.

И в-третьих, утверждает BBC, состояние экономики определяется не только текущим спросом и предложением внутри страны и за рубежом, но и настроениями потребителей и производителей. А они зависят от их взгляда на будущее.

В тех развитых странах, где пандемия внезапно остановила нормальную жизнь, люди и предприятия получали искусственное дыхание из бюджета, используя заёмные средства. После этой паузы все начали потреблять и инвестировать, стимулируя тем самым восстановление экономики.

А для тех стран, которые решили следовать естественному ходу событий, чёткие границы между нормальной жизнью и пандемией словно размылись. Теоретически это может снизить шансы на выздоровление, потому что, скажем, шведы продолжают жить в условиях незавершённого эксперимента. Они не могут полагаться на чужой опыт и не знают, чем этот эксперимент закончится.

Прошлая весна прекрасно иллюстрирует это. Год пандемий прошёл, Скандинавия "оттаяла" — Дания, Финляндия, Норвегия более или менее вернулись к прежней жизни. А Швеция, которой в конце концов пришлось ввести некоторые ограничения, сняла их только с июля и продолжала ставить рекорды по заболеваемости в Европе.

Теоретически в таких ситуациях бизнес не спешит возвращаться к нормальной жизни, люди стараются меньше тратить, неохотно инвестируют в расширение бизнеса и проявляют осторожность. Это плохо для экономики. Но только в теории. Эффект и воздействие таких чувств трудно оценить, отмечает BBC.

На данный момент шведы уверены в завтрашнем дне: опросы Национального института экономических исследований показывают рекордный уровень оптимизма среди производителей, прекрасные настроения в секторе услуг и среди потребителей. Могло ли всё быть лучше, если бы не эксперимент и необыкновенное путешествие, спрашивает BBC.

Это открытый вопрос, ответ на который будет дан гораздо позже, как и в случае с наследием испанского гриппа в начале ХХ века. Экономисты только недавно собрали статистику того времени и пришли к выводу, что, хотя смертельный грипп бушевал и все были больны, производство восстанавливалось быстрее там, где власти быстро и массово вводили социальную дистанцию и ужесточали правила гигиены. Швеция может доказать обратное, но выводов придётся ждать годы.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама