Вадим Кузьмицкий Все статьи автора
23 августа 2021, 07:34 8311

Во сколько обходятся Петербургу великие театральные стройки

Вокруг Дома Басевича, который власти хотят приспособить для нужд театра Бориса Эйфмана, очередной виток скандала.

Находящееся в полуразрушенном состоянии историческое здание на Большой Пушкарской ул., 7, передано театру, который намерен реконструировать его под ведомственную гостиницу. Градозащитники выступают против, поскольку проект предполагает серьёзную перестройку, и напоминают, что ранее дом планировали максимально щадяще отремонтировать по программе "Молодёжи — доступное жильё".

Негосударственным театрам Петербурга выделили 70 млн рублей

Негосударственным театрам Петербурга выделили 70 млн рублей

74

В минувшую среду активисты планировали провести общественные слушания по Дому Басевича. Однако в последний день мероприятие было запрещено под предлогом карантинных ограничений.

Театральные стройки в Петербурге регулярно сопровождаются скандалами — как финансовыми, так и градозащитными. "ДП" посчитал, во что они обходятся бюджету и городу.

Экстенсивное развитие

Согласно оценкам газеты, за последние 15 лет на них было выделено более 50 млрд рублей, что больше стоимости стадиона на Крестовском острове, оцененного губернатором Георгием Полтавченко в 45 млрд рублей. Помимо денежных делаются инвестиции другого рода: передаются объекты недвижимости, а также уничтожается историческая застройка.

Так, были разобраны, хотя их первоначально обещали сохранить, казармы лейб–гвардии Семёновского полка на Звенигородской ул. для строительства новой сцены Малого драматического театра (стоимость этих работ оценивается в 8,4 млрд рублей). Для второй сцены Мариинского театра на ул. Декабристов (22 млрд рублей) снесли ДК им. Первой пятилетки и сталинскую школу, а фрагмент Литовского рынка (бывший на тот момент памятником) якобы самопроизвольно обрушился.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Большой драматический театр планировал расширяться в Апраксин двор.

"БДТ сейчас граничит с территорией Апраксина двора, и совершенно очевидно, что для нас это идеальное место. Мы будем рады, если благодаря этому проекту внутри “золотого треугольника” Петербурга появится уникальный театральный квартал", — говорил худрук театра Андрей Могучий "Коммерсанту".

Суд объявил вердикт по делу о хищениях на стройке Театра Европы

Суд объявил вердикт по делу о хищениях на стройке Театра Европы

190

Впрочем, пока не всё в порядке и с основным зданием театра (после некачественно проведённой реконструкции за 6 млрд рублей оно потребовало ремонта за 1 млрд), да и сам Апраксин двор ещё не скоро будет готов превращаться в уникальный театральный квартал.

Ещё одна стройка рядом, обошедшаяся, впрочем, минимумом скандалов (всего лишь подозрениями в некачественно проведённых работах, которые официально опровергались), — Новая сцена Александринского театра на Фонтанке (1,8 млрд рублей). В свою очередь, БДТ сосредоточил эксперименты в здании Каменноостровского театра на Каменном острове, которое, хоть и было пересажено на сваи и обзавелось подземным пространством, внешний облик после реконструкции сохранило (работы обошлись в 1,6 млрд рублей).

Каменноостровский театр
Каменноостровский театр

Дизассемблирование

Пожалуй, самый наглядный пример территориальной и культурной экспансии — Академия танца Бориса Эйфмана на Петроградской стороне. Её соединённые друг с другом постройки заняли большую часть квартала между Введенской и Большой Пушкарской ул., ул. Лизы Чайкиной и Большим пр. П. С.

При строительстве основного здания (1,33 млрд рублей) был снесён кинематограф "Ассамблея", находившийся со стороны ул. Лизы Чайкиной и сохранявший фасад дореволюционной постройки. Его необычный входной портал был воссоздан и встроен в новый корпус.

Кинотеатр "Ассамблея"
Кинотеатр "Ассамблея"

Деревянный особняк Добберт, стоящий по другую сторону квартала, был сохранён, но также выкуплен городом и интегрирован в комплекс училищных построек. В Смольном заявляли, что "из городского бюджета на ремонт и реставрацию памятника было выделено порядка 65 млн рублей".

Особняк Добберт
Особняк Добберт

Также в состав комплекса академии включили здание школы на углу Большой Пушкарской и Введенской ул., существенно перестроив его внутри, а снаружи приставив портик (2,2 млрд рублей). Её учеников выселили в другое здание — на Сытнинской пл., где раньше находилось ПТУ.

Амбиции театра Эйфмана распространяются и на соседний квартал — с противоположного угла Большой Пушкарской ул. и ул. Лизы Чайкиной. Там собираются снести детский сад, чтобы построить на его месте общежитие для учащихся. Детей перевели в другое здание.

Арт–апарт

На участке рядом с садиком находится доходный дом Басевича, предназначенный под апартаменты для артистов театра Эйфмана. Будучи расселённым, здание начало разрушаться, ещё находясь в программе "Молодёжи — доступное жильё", но с течением времени процесс только ускоряется.

Если предыдущие стройки комплекса финансировались из городского бюджета, то на эту, по словам градозащитников (которые, в свою очередь, ссылаются на ответы Смольного), денег на следующий год не предусматривается. Проектирование вёл в инициативном порядке застройщик Setl Group. При этом стоимость реализации всего проекта неизвестна.

Гендиректор ООО "НИиПИ Спецреставрация" Игорь Пасечник в комментарии "ДП" предположил, что реконструкция будет не дороже 1 млрд рублей.

"Не думаю, что там в миллиардах будет всё исчисляться, дом не такой большой. Но, конечно, понадобятся дополнительные деньги на укрепление существующих исторических стен", — полагает эксперт.

Мариинский театр получил в 2016 году для аналогичных целей (служебной гостиницы), в частности, дом Шаховской на Садовой ул., в котором жил Лермонтов. Здание уже много лет стоит расселённым. Приступить к реставрационным работам собираются в следующем году, сейчас идёт проектирование (КГИОП пришлось судиться с Мариинским театром, чтобы ускорить процесс).

Часть помещений обещают выделить под Музей–квартиру Лермонтова. Архитектор Феликс Буянов, который ведёт проектирование, сказал "ДП", что "замены несущих стен почти не понадобится". Здание было законсервировано значительно лучше, чем Дом Басевича. Задержки с реализацией он связал со сложностями в подключении коммуникаций: тепло в дом предлагали проводить из Автово.

Дворец на все времена

Однако самой примечательной театральной стройкой в империи Бориса Эйфмана, характеризующей балетмейстера как человека, безусловно, влиятельного, является его Дворец танца на Тучковом буяне.

Строительство было одобрено ещё во времена Валентины Матвиенко, когда эту территорию отдали под застройку элитным жильем. Потом концепция поменялась: участок приобрело государство и решило строить там Верховный суд. Плюс Дворец танца.

Был даже проведён открытый архитектурный конкурс, выбран победитель, потом втихаря этого победителя поменяли, но от строительства Дворца танца всё равно не отказались.

Теперь вместо суда решили сделать парк, провели новый конкурс. Перспективы парка неочевидны, и только здание дворца по–прежнему строится, хоть и небыстро. Его стоимость предварительно оценивалась в $80 млн.

Если театры развиваются, если они имеют мировую репутацию, конечно, для них требуются новые пространства. Но что касается Театра балета Эйфмана — тут мне не совсем понятно. Ведь для него зарезервировано большое здание на Тучковом буяне. Неясно, правда, есть по нему реальные перспективы или нет. А Дом Басевича — это добротная постройка периода модерна, архитектор Зазерский, очень крупная величина. Почему нужно было его забрасывать? Почему крепкое и интересное в архитектурном отношении здание обрекли на гибель? Что касается Театра Европы, там был найден компромисс с сохранением фасадной части. Это достойный проект талантливого архитектора Михаила Мамошина. Конечно, градозащитники могут цепляться за какие–то мелкие утраты, но мне кажется, что создание театра в районе бывшего Семёновского плаца по такому приличному проекту пошло бы на пользу городу. Надо ли строить театры на окраинах — другой вопрос. Я думаю, что в обоих случаях, о которых мы говорим, центр предпочтительнее. Есть логика в том, чтобы осваивать новые объёмы и строить новые здания неподалёку от остальных. Но, с другой стороны, если бы это построили в Купчино, конечно, была бы большая польза и для Купчино. Всё нужно продвигать на периферию. Потому что мы понимаем: спальные районы — это, по сути дела, гетто. И для того чтобы они превращались в нормальные части города, туда нужно внедрять инфраструктуру, в том числе культурную.
Борис Кириков
Борис Кириков
Историк архитектуры, экс–зампредседателя КГИОП
Я бы исторические здания не трогал. Театры можно строить на пустых местах, на окраине города или там, где что–то совсем уж рухнуло. Создавать филиалы. Ведь всё упирается в рекламу. Надо разрекламировать, что это тот же самый театр, только он переехал немножко вбок. Нужно расширять город, стараясь сделать так, чтобы было не хуже, чем исторические здания, и даже лучше. А пока что вся современная архитектура лично меня только удручает. Потому что мимо современной архитектуры можно пролетать только на вертолёте и любоваться отражением этого вертолёта в ней.
Виктор Тихомиров
Виктор Тихомиров
Кинорежиссёр, художник группы "Митьки"
Исторические здания нужно любыми способами осваивать, а то они разрушаются. Разумное внедрение объектов культуры — это запросто, во всём мире так делается. У нас Театр Европы Мамошина на Звенигородской сделан очень деликатно. Излишнее "не разрешать", по–моему, плохо кончится для исторических зданий. Сегодня с ними нельзя почти ничего сделать, ограничений чересчур много. Но и ломать их не надо. Надо приспосабливать. ДК Первой пятилетки снесли, потратили огромное количество денег, а результат вышел не очень хороший.
Владимир Горбунов
Владимир Горбунов
Главный архитектор ООО "НПФ “Ретро”"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама