Михаил Киселёв Все статьи автора
17 августа 2021, 11:01 6010

Вызов Северо-Западу: портам России придётся переварить белорусские удобрения

Порт Клайпеды.
Порт Клайпеды.
Фото: wikipedia.org

Литва запретила "Беларуськалию" транзит через порт Клайпеды, теперь он пойдёт через Россию. Но готовы ли к этому порты Северо-Запада?

Легендарная многовекторность

Ситуация в Белоруссии сыграла на руку портам Финского залива

Ситуация в Белоруссии сыграла на руку портам Финского залива

6118
Ксения Волнистая

Эту историю нужно начать как минимум (на самом деле, конечно, нет) с августа 2020 года. Белоруссия, вернее конкретно Александр Лукашенко, славилась своей многовекторной политикой. Вроде и Россия главный друг, брат и партнёр, но многие стратегические направления — это, простите, Запад. Именно так литовская Клайпеда уже давно стала главными воротами для перевалки калийных удобрений. По большому счёту — заслуженно. Это самый короткий путь, а политика всегда (до августа прошлого года) уступала место бизнесу.

Чтобы понимать масштаб, достаточно сказать, что каждая четвёртая тонна груза в Клайпедском порту произведена "Беларуськалием". "За 6 месяцев 2021 года терминал БКТ обработал в общей сложности более 5 млн тонн продукции "Беларуськалия". Погружено около 250 судов и около 20 тыс. контейнеров. Контейнеры, по принятой в порту Клайпеды методике, засчитываются в статистику погрузок контейнерных терминалов. Тем не менее продукция "Беларуськалия", составлявшая в 2020 году около 22% грузооборота порта Клайпеды, уверенно выросла до 25,5%", — писал в конце июля на своей странице в социальной сети Facebook глава терминала сыпучих грузов Клайпедского порта, который занимается погрузкой белорусских калийных удобрений, Игорь Удовицкий.

В итоге порт литовской Клайпеды уже долгое время был лидером по грузообороту на восточном побережье Балтики. За исключением российских портов. Но в Прибалтике — абсолютный лидер. И так было несмотря на постоянное напряжение между Литвой и Белоруссией, несмотря на обвинения в отношении "кровавого диктаторского режима" со стороны Литвы и так далее.

Август 2020 года меняет ситуацию.

Заклятый партнёр

И опять же очень коротко, но без этого никак. Август 2020 года. Президентские выборы в Белоруссии. Литва не признаёт результаты, Вильнюс становится центром белорусской оппозиции во главе со штабом экс-кандидата в президенты Светланой Тихановской, МИД Литвы фактически разрывает все дипломатические отношения с Минском, офису Тихановской предоставляет дипломатический статус (так поступила единственная страна в ЕС!), постоянное лоббирование новых санкций по отношению к Белоруссии и так далее.

Из Литвы практически сразу ушёл транзит белорусских нефтепродуктов. Он изначально не был большим, но тот же Минск во времена очередных напряжений с Россией постоянно заигрывал с Западом и как раз через порт Клайпеды получал пусть и символические, но знаковые поставки сырья. Литва на этом зарабатывала. После августа 2020 года это ушло почти сразу, но главным активом всегда оставались грузы "Беларуськалия".

Медвежья Усть–Луга: скрытые риски белорусского транзита через Северо-Запад

Медвежья Усть–Луга: скрытые риски белорусского транзита через Северо-Запад

8377
Ксения Волнистая

Лето 2021 года стало для белорусско-литовских взаимоотношений переломной точкой.

Кризис мигрантов

С начала лета со стороны Белоруссии в Литву хлынул невиданный для этой компактной прибалтийской республики поток нелегальных мигрантов. Нет, речь не о гражданах Белоруссии, которых после волнений 2020 года также в Литву переехало если и не великое множество, то совсем немало. IT-сектор, мелкий бизнес, тысячи предпринимателей (считается, что порядка 20 тыс. человек) — всё это было, но настоящим шоком для Литвы стали действительно чужеземцы.

Свыше 4 тыс. граждан Ирака, некоторых других государств Ближнего Востока и Африки за 2 месяца пересекли литовскую границу со стороны Белоруссии. Где Ирак, а где Литва?! Это самый интересный вопрос. В Минск полетели прямые рейсы из Багдада, Басры, турецких городов, которые стали перевалочным пунктом для африканцев, и Литва мгновенно захлебнулась в прямом смысле.

Граница между Литвой и Белоруссией — около 700 км. Только около 100 км оборудовано физическим барьером. Всё остальное — это просто леса, поля, болота. Ходи — не хочу. В "мирное" время даже грибники в сезон теряются. То литовцы далеко вглубь Белоруссии заходят, то наоборот.

А тут — прямые рейсы из Багдада и других экзотических для маленькой Литвы стран. Лукашенко не скрывал: мол, раньше мы защищали внешнюю границу ЕС своими силами, но всё это дорого, да и наши соседи (Литва) не сильно с нами хотят сотрудничать. Всё это ещё могло бы выглядеть как естественное стечение обстоятельств, если бы не увеличение прямых рейсов в Минск из того же Ирака, продажа "туристических пакетов" арабам, которые заполонили в июле все гостиницы столицы Белоруссии, и другие признаки, прямо указывающие на то, что Литве попросту захотели наконец отомстить за риторику, лоббирование санкций и прочие проделки.

И тут опять очень важно сравнение. В 2020 году в Литву (конечно, не ради жизни в самой Литве, а ради транзита в западные страны ЕС) проникло порядка 70 беженцев. И тут за 2 месяца — свыше (!) 4 тыс.

В Литве срочно стали возводить палаточные городки, решили построить на границе физическое заграждение (как полноценный забор с видеокамерами, термовизорами, так и колючей проволокой), прибыли сотрудники агентства Европейского союза по безопасности внешних границ ("Фронтекс").

И всё вместе это оказалось очень дорого. Очень. Один только забор оценивали в начале кризиса в 40-50 млн евро, затем в полмиллиарда, сейчас уже почти в 150 млн евро. И никто не знает конечной цены, поскольку из-за кризиса мигрантов правительство Литвы объявило экстремальную ситуацию. А когда её объявляют, даже не надо проводить конкурсы и общественные закупки.

Кроме того, этих 4 тыс. нелегальных мигрантов (а бунты и беспорядки теперь обыденное явление) надо содержать и охранять. И опять же суммы в общественном пространстве циркулируют совершенно разные. Чаще всего — 30 евро на человека в сутки. Если так, то это 120 тыс. евро в день, или свыше 3,5 млн евро в месяц. Или свыше 43 млн евро в год. И это сейчас, когда ещё относительно хорошая и тёплая погода.

Бунты жителей, которые против размещения нелегалов по соседству, — это отдельная тема. Но так или иначе только из-за этого "зелёного света" Литва получила невиданную для себя головную боль.

Транзит удобрений

Это и стало переломной точкой для сегодняшних властей в Литве, когда бизнес возвышался над политикой. Литва объявила: "Беларуськалий", несмотря ни на что, не будет идти транзитом через территорию Литвы до конца декабря этого года. А ещё лучше — раньше.

В Минске ответили: мы, дескать, этого ожидали и отправим все грузы через порты Санкт-Петербурга и Мурманска. Так и сказали. Это гигантские объёмы, которые требуют в том числе и инфраструктуры. В литовской Клайпеде она создавалась десятилетиями.

То, что Литва экономически в этом противостоянии потеряет, — совершенно точно. "Взгляните по-новому на тот поток калия, который идёт транзитом через Литву и порт Клайпеды. Это 21% мирового обеспечения урожая в 140 странах. Каждая пятая тонна калийных удобрений в мире — белорусская. Что будет, если убрать белорусский калий с мировых рынков? Идиотов и сумасшедших в сельскохозяйственном бизнесе давно нет, они все обанкротились лет двести тому назад. Все бросятся искать калий у других поставщиков. Но вот в чём особенность — нет никакого "другого" калия. Нет. Физически. Заменить белорусский калий на мировых рынках просто нечем", — пишет Игорь Удовицкий.

"Главный выгодоприобретатель санкций — Россия, её порты получат весь белорусский транзит. Успех России будет обеспечен, таким образом, за счёт потерь Литвы", — уверен предприниматель.

Остаётся только вопрос: а порты Петербурга, Мурманска и всего Северо-Запада РФ готовы принять такие объёмы?

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама