Процент накапал: петербургские коллекторы нарастили прибыль

Автор фото: vostock-photo
Автор фото: vostock-photo

Петербургские коллекторские агентства отчитались об очередных финансовых рекордах: по итогам минувшего года резко выросли их активы и прибыль. Местный рынок ждёт притока долгов и по результатам текущего года.

По данным реестра Федеральной службы судебных приставов (ФССП), в стране действует 396 коллекторских агентств, юридических лиц, которым на законодательном уровне разрешено заниматься взысканием просроченных долгов. Из них петербургских компаний — 20 организаций, на балансах которых по итогам 2020 года скопилось более 14 млрд активов. Так отражается в бухгалтерской ведомости коллекторов имущество должников в денежном эквиваленте и выкупленные у кредиторов права требования по долгам.
Численность петербургских коллекторов более-менее стабилизировалась: за всё время ведения реестра из него вышли всего пять организаций, при этом только в 2020 году — две. В 2021-м новичков на рынке взыскания не оказалось.

Кому война, а кому…

Минувший год с его коронавирусными ограничениями показал резкий рост просроченной задолженности как минимум по банковским кредитам — должники, оказавшиеся без работы или столкнувшиеся с резким падением доходов, перестали платить по долгам. Аналогично с трудностями с обслуживанием столкнулся и бизнес.
В Петербурге объём долгов со сроком неплатежей более 90 дней в рознице, по оценке ЦБ РФ, на сегодня превысил 38 млрд рублей, увеличившись с начала года на 1,8 млрд. В корпоративном секторе — 130,2 млрд.
Вместе с тем регулятор видит только банков­ские долги — помимо кредитных организаций, существуют и иные заимодавцы: микрофинансовые организации, кредитные потребительские кооперативы и даже индивидуальные предприниматели и юр­лица, которых закон не ограничивает в предоставлении ссуд. Объём проблемных долгов в этом сегменте рынку неизвестен: в стране нет ни одного государственного института, который мог бы мониторить ситуацию.
Частью информации в теории могут обладать бюро кредитных историй, которые получают данные о качестве обслуживания займов (но закон, помимо банков и МФО, пока требует передавать информацию только от телекоммуникационных компаний и участников рынка ЖКХ).

Неизвестный знаменатель

К настоящему времени рынок взыскания фактически сложился. После вступления в силу в 2016 году федерального закона 230-ФЗ о коллекторской деятельности в него многократно вносились изменения, постепенно ужесточая требования к игрокам. Последнее из них было подписано буквально в июле текущего года. Законодатели ограничили возможности взыскателей общаться с третьими лицами. Вместе с тем малозаметным прошло весеннее уравнивание коллекторских агентств и банков. До этого существовала правовая коллизия, когда профессио­нальные взыскатели подчинялись нормам закона, а кредитные учреждения — нет. Ликвидирована она была лишь спустя 5 лет с момента вступления в силу 230-ФЗ.
Внесённые поправки подстегнули спрос банкиров на создание собственных, лояльных самим себе коллекторских агентств: к уже работающим от Сбербанка, Тинькофф-банка или Экспобанка добавилось соб­ственное агент­ство СКБ-банка (по оценке Интерфакса, по размеру активов занимает 63–е место­ в банковской системе РФ). При этом большинство кредиторов регистрируют компании на физических лиц, и установить взаимо­связь между банком и агентством практически невозможно.

Давить на ВРП

По оценке одного из трёх основных действующих на рынке бюро, БКИ "Эквифакс", в целом по стране с начала года в беззалоговом потребительском кредитовании просроченные долги выросли на 1%, в автокредитовании — на 3%, по ссудной задолженности по кредитным картам — на 7% (БКИ при этом не видит долгов Сбербанка или банка "Русский стандарт", которые сотрудничают с другими бюро).
Как отмечают в "Эквифаксе", динамика прироста в рознице с начала года малопоказательна. Если сравнивать объём просроченных долгов на конец июля 2021 года с январём 2020-го, когда в мире ещё не бушевал коронавирус, то темп будет уже иным: 24% по кредитным картам и по 7% — в потребительском кредитовании и залоговом ипотечном.
Основная проблема для рынка в том, что банки из-за требований регулятора вынуждены продавать долги: если кредитор отчитается перед ЦБ РФ о просрочке более чем на 30 календарных дней, он обязан отчислить в резервы в зависимости от вида ссуды до 50% от суммы кредита.
По достижении 90 дней, информация о которых и отражается в данных ЦБ РФ, резервы достигают 100%. Отсюда и желание банкиров продать просроченные долги как минимум дружественным коллекторским агентствам или выставить их на публичные торги.
С другой стороны, чтобы не отдавать долги с дисконтом (по разным оценкам, в зависимости от срока просроченного долга, наличия активов у должника и перспектив взыскания диапазон скидки на долги составляет 5-99 %), кредиторы активно стали привлекать коллекторские агентства. Рынок агентских договоров виден из объёмов выручки местных коллекторов: по сравнению с 2019 годом она увеличилась вдвое, превысив 4,6 млрд рублей.
Опрошенные "ДП" коллекторы отказались публично оценивать перспективы рынка: в городе действуют как связанные с рынком микрофинансирования агентства, так и условно независимые. Последние работают в том числе и с корпоративными долгами бизнеса.
Постоянное ужесточение требований регулятора к розничным кредитам и рост аппетита самих банков к долгам могут резко изменить планы компаний и заставить их уйти с рынка взыскания.
Перспективу коллекторы видят в корпоративном сегменте. Исходя из количества ликвидированных юрлиц, по данным налоговой, в январе-июл­е текущего года доля закрытых компаний по причине банкротства выросла до 2% против 1% годом ранее. И за активы бизнеса в борьбу с банками и коллекторами вступают ещё и арбитражные управляющие, которые действуют в интересах других кредиторов.
При этом проблема долгов нарастает почти снежным комом: по данным судебных приставов, которые работают с долгами, уже прошедшими все судебные стадии взыскания, в первой половине текущего года у них в работе находилось около 12 млн исполнительных производств физических лиц на общую сумму более 2,3 трлн рублей. Средняя сумма взыскиваемого долга превысила 191,6 тыс. рублей. К этим задолженностям приставы относят и долги по алиментам или обязатель­ства физлиц по корпоративным кредитам собственному бизнесу.
По оценкам экспертов, потенциальный объём просроченных долгов жителей Петербурга и местного бизнеса, если к банковским добавить ссудную задолженность перед учредителями и иными кредиторами, вплотную приблизился к 5% от ВРП (он составляет порядка 4,9 трлн рублей). Официальные же показатели говорят о том, что размер долгов не превышает и 1%.
В сегменте МФО мы наблюдаем несколько тенденций: растут продажи просроченной задолженности на открытом рынке, долги всё чаще выставляются на ранних сроках (доля долгов до года в общем объёме продаж по договору цессии за полгода выросла более чем на 10 п. п.). Также отмечаем нарастающий интерес "внутренних" коллекторских агентств к работе и компаний вне групп компаний. На наш взгляд, это как раз является одной из основных причин того, что портфель продаваемых долгов "молодеет". Из других причин я бы отметила заметное улучшение средних условий цессии, которое фиксируется в последние 3–4 месяца, а также регуляторное давление на самих кредиторов и их стремление к соблюдению нормативов. Именно оно в первую очередь и стимулирует пере­ориентацию кредиторов на внешнюю работу с просроченной задолженностью. В апреле–июне мы наблюдали снижение объёмов просроченной задолженности в портфелях игроков на всех сроках. В последние 2 месяца (июль–август) фиксируется незначительный рост на ранней стадии. Это связано с сезонным увеличением выдач и небольшим уменьшением количества цессионных сделок. Полагаем, что описанные тенденции будут только развиваться: продажи вовне будут расти, а существующие с МФО внутри групп компаний коллекторские агентства всё больше будут ориентироваться на работу с портфелями иных, а не только связанных с ними поставщиков.
Елена Стратьева
директор СРО "МиР"
Совокупный объём передаваемых прав требований к физлицам растёт. Рынок долгов становится всё более понятным и прозрачным, набирают обороты электронные площадки, призванные упро­стить взаимодействие продавца и покупателя. Деятельность коллекторов, включённых в госреестр, легитимна и прозрачна. Мы работаем с залоговыми кредитами и видим, что при принудительной реализации залогового имущества участ­ников торгов становится всё больше, цены приближаются к рыночным. Это помогает должникам погасить задолженность и остаться с частью денег.
Денис Аксёнов
генеральный директор коллекторского агентства "Долговой Консультант"
Год назад ситуацию сглаживали кредитные каникулы, сейчас такого "тормоза" для роста долговых портфелей не осталось. Доходы упали до уровней 2009 года, средний размер потребкредита перевалил за 300 тыс., а ипотеки — за 3,2 млн рублей. Каждая пятая квартира продаётся с обременением. Остальные продаются, чтобы закрыть долг перед банком и/или коллекторами. Основной рост долговых портфелей начнётся в 2022 году, поэтому для коллекторов кризис однозначно "золотое время", чего не сказать о простых гражданах.
Алексей Кричевский
эксперт Академии управления финансами и инвестициями