Дарья Ковалёнок, Антон Мухин Все статьи автора
30 июля 2021, 08:24 742

Вице-губернатор Бельский: люди, организовывавшие протесты, никуда не делись

Акция протеста 21.04.2021.
Акция протеста 21.04.2021.
Фото: Ермохин Сергей

Куратор внутренней политики вице–губернатор Александр Бельский не готов говорить о своём участии в выборах в ЗакС, но рассказал, как общается с парламентариями в статусе чиновника.

Депутаты часто критикуют глав районов. В частности, претензии звучат в адрес Кировского и Калининского. Насколько серьёзно в Смольном относятся к таким заявлениям?

Александр Дрозденко: "Инвестиции в регион — это улица с двусторонним движением"

Александр Дрозденко: "Инвестиции в регион — это улица с двусторонним движением"

294
Артемий Смирнов

— Коллеги депутаты — это всё–таки фигуры публичные. У них есть определённая форма взаимодействия со своими избирателями и районом: кто–то вступает в противоречия с главами администраций, где–то живут душа в душу. Это индивидуальное дело каждого. Надо судить по результатам. А результаты положительные: любые законопроекты, которые требуются органам исполнительной власти, ЗакС поддерживает, поэтому всё остальное вокруг — это просто риторика.

Сейчас идёт предвыборная кампания, поэтому к таким вещам надо относиться спокойно.

Вот Сергей Никешин, например, лично просил вас вмешаться в ситуацию в Кировском районе.

— Он просил вмешаться в ситуацию в муниципальном образовании Ульянка. Поскольку сам является депутатом от "Единой России", а в этом муниципалитете, находящемся на его территории, у партии большинства нет. Там определённая конфликтная ситуация. Но когда законодательная ветвь власти просит исполнительную решить вопросы в муниципальной власти, мы не можем напрямую вмешиваться. Если есть какие–то нарушения, это дело прокуратуры. Глава Кировского района по профессии юрист, поэтому он действует чётко в правовом поле.

Александр Бельский.
Александр Бельский.

Значит, претензии депутатов не приводят ни к каким оргвыводам в отношении глав с вашей стороны?

— Мы, конечно, внимательно прислушиваемся к тому, что говорят депутаты. За каждым поднятым ими вопросом следует проработка. Насколько обоснованны такие претензии? Сложно сказать однозначно — у каждого своя правда. Депутатам, может быть, хотелось бы, чтобы всё было так, как им надо, но работа органов государственной власти чётко регламентирована. Никто по первому требованию депутатов никого не наказывает.

Вы говорите, что удовлетворены сотрудничеством с ЗакСом. Но вот Александр Беглов рекомендовал Вячеславу Макарову уйти в Думу. Очевидно, ему не очень нравилась работа спикера.

Александр Беглов: "Просто так денег никто не даёт"

Александр Беглов: "Просто так денег никто не даёт"

11512
Артемий Смирнов

— В том, что прозвучало в эфире телеканала "78", изначально был другой посыл. Для развития Петербурга и Ленобласти, образующих одну большую агломерацию, требуется решение глобальных вопросов на федеральном уровне. Только люди такого уровня, как Вячеслав Серафимович, и я это говорю без иронии и сарказма, могут решать серьёзные задачи. Именно такие люди и должны усиливать нашу городскую команду в Москве. Это совместное взвешенное решение.

Разве переход на работу депутатом Госдумы с поста председателя парламента целого Петербурга — это не понижение?

— Ещё в 2019 году губернатор поставил задачу создать команду, в которой все нацелены на один результат: чтобы город стал лучше и жителям в нём было комфортнее. Поэтому для нас первостепенны общественные вопросы. Если ты ставишь их решение выше своих личных интересов, то не важно, где ты работаешь. Я уверен, что Вячеслав Серафимович рассматривает такой пост именно с точки зрения усиления нашей команды ради блага города и горожан.

Как вы думаете, почему тогда Вячеслав Макаров подал документы на участие в праймериз в ЗакС, а потом отозвал их?

— Мы сейчас находимся в процессе выборов. Каждый себя проявляет как может. Это политический вопрос, мы не знаем зачастую, какие процессы происходят и что заставляет людей действовать так или иначе.

В новой редакции Конституции появился пункт о том, что местное самоуправление входит в систему публичной власти. Говорят, в рамках реализации этого пункта вы готовите какие–то изменения в системе МСУ.

— Никакой реформы мы не разрабатываем. Если брать города федерального значения, то фактически в них этот принцип уже реализован. В Петербурге в основном те полномочия, которые относятся к муниципальной власти, выполняют исполнительные власти субъекта Федерации. Всё прозрачно. Всегда с приходом нового губернатора обсуждается вопрос о муниципальной реформе.

В ноябре прошлого года в "Невской ратуше" открылся Центр управления регионом. Какие успехи продемонстрировала эта структура?

— Задача ЦУР — слышать, что происходит непосредственно в соцсетях, всё это анализировать, чтобы понять, какие проблемы возникают и как оперативно их отрабатывать. Достаточно большое число людей пишут на страничку губернатора "ВКонтакте". ЦУР сортирует, анализирует и направляет информацию по принадлежности вопроса. А ответственный орган власти отвечает заявителю и отслеживает решение проблемы. Также в ЦУРе есть аналитический отдел, который изучает, каким образом и почему у нас возникает та или иная проблема. Некоторые воспринимают ЦУР как структуру, которая должна управлять умами, но это глупость.

Административно это как выглядит? Вы каждую неделю готовите губернатору доклад: на этот комитет сильно жалуются, а на тот — не очень?..

— Есть тепловая карта, её можно открыть в компьютере и увидеть все проблемы по отраслям.

Как вы считаете, Петербург — протестный город?

— Много говорится о том, что те, кто вышел на улицу, не патриотичны. Но это не так. Желание изменить что–то к лучшему совершенно естественно. Другое дело, что есть силы, которые тем или иным образом занимаются этими протестами, организуют их, координируют, есть люди, которые направляют потоки. В непростой ситуации в мире у людей было желание выйти на улицу — это происходило не только у нас, но и во многих других странах. Было сложно, пандемия, молодёжи заняться нечем. Но само формирование желания протестовать идёт таким образом, чтобы с этого получить определённые дивиденды. Люди не выходят с требованием, скажем, повысить стипендии. Они выходят с абстрактными лозунгами, у них нет конкретной цели.

Может быть, как раз это и является спецификой протестов — то, что люди не хотят добиться какой–то конкретной поблажки, а устали от ситуации в целом, от бесконечного вранья по телевизору.

— Я соприкасаюсь с молодёжью очень близко: у меня пятеро детей, и все разного возраста. Никто из них не смотрит Первый канал. В телевизоре десятки каналов на любой вкус. Хочешь — РБК смотри, хочешь — "Дождь". В интернете можно любую точку зрения найти. Нет никакого однообразия в подаче информации.

Дело же не только в телевизоре, а в том, что каждый день что–то происходит. То кого–то посадили, то признали иноагентом, то дурацкий закон приняли. Негатив накапливается.

— Знаете, можно прийти на поляну и спросить у мухи: как тебе здесь? И она ответит: хорошо, здесь отличная навозная куча. А если спросить у бабочки, она расскажет, что тут много ромашек. Да, в мире есть негативные вещи. Но надо видеть и позитив. Всё то хорошее — а его немало, — что происходит. Я сам живу в этом городе и вижу, как он меняется к лучшему. Другое дело, что негативные вещи ярче, привлекают к себе внимание, а нам не всегда удаётся красиво упаковать результаты нашей работы. Мы можем делать много хороших вещей, но их не будут замечать. Например, та программа, с которой пришёл губернатор, — сокращение дефицита социальной инфраструктуры. Посмотрите, сколько сейчас строится детских садов, школ. Но это рутинная работа, которая никому не интересна.

То есть протестные настроения — следствие плохого маркетинга с вашей стороны.

— Это один из факторов. В целом — мы перестаём гордиться тем, что у нас есть. Я вот много где был, но всегда возвращаюсь в Петербург и испытываю счастье от того, что здесь живу, в этом красивейшем городе мира. Когда я говорю, что нам не хватает позитивной повестки, я имею в виду не рассказы о том, сколько хорошего сделало правительство, а именно позитив повседневной жизни. Вот "Алые паруса" — событие мирового уровня, которым надо гордиться, а мы только рассуждаем: пустили людей — плохо, не пустили — опять плохо.

Почему тогда протесты растут?

— Те люди, которые стояли за организацией протестов, — они же никуда не делись. Государство определённым образом противодействуют, защищается — принимает законы об иностранных агентах, ещё что–то.

На губернаторских выборах 2019 года Амосов и Тихонова суммарно набрали 30%, хотя их вообще никто не знал. Это было протестное голосование. Не опасаетесь ли вы сейчас такого же — но в больших масштабах?

— У нас же есть политические партии, это их задача — работать с избирателями. Все используют свои технологии: единороссы — свои, оппозиционеры — свои. Умное голосование — это тоже технология. Но нельзя заниматься чернухой. Она даёт быстрые дивиденды, но провоцирует потрясения.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама