dp.ru Все статьи автора
26 июня 2021, 10:03 2910

С бывшей управляющей "Севкабеля" спросят за оборонзаказ

Территория завода "Севкабель".
Территория завода "Севкабель".
Фото: Ермохин Сергей

Конкурсный управляющий "Севкабеля" Кирилл Пестряков намерен взыскать с банка "Траст" и бывшей конкурсной управляющей заводом Елены Савчук 1,2 млрд рублей за исчезнувшее оборудование предприятия. Кроме того, может пострадать и гособоронзаказ. "Севкабель" — единственный в России производитель специальных кабелей военного назначения, без которых под угрозой срыва строительство и ремонт подводных лодок, в том числе кораблей ядерного сдерживания.

Напомним, ООО "Производственная компания "Севкабель" существует с 2017 года, когда самарская промышленная группа "Росскат" Николая Тарана купила у подконтрольной банку "Санкт-Петербург" группы "Севкабель" кабельное оборудование общей стоимостью 600 млн рублей. Банк, санировавший предыдущее юрлицо, под которым работал "Севкабель" после его банкротства в кризис 2008–2009 годов (завод задолжал $75 млн), разделил активы должника на три части: интеллектуальную собственность (включая товарный знак "Севкабель" и результаты НИОКР завода), земельный участок 14 га на Кожевенной линии Васильевского острова и оборудование. Бренд и технические наработки достались шотландскому офшору Brover Service Lp, земля передана в управление ООО "БСПБ Капитал". А оборудование продано "Росскату" и внесено им в уставный капитал созданного тогда же ООО "ПК "Севкабель".

Но на этом проблемы не закончились. Сначала обанкротился АвтоВАЗбанк, владевший группой "Росскат" Николая Тарана. Санатором всего имущества (вместе с "Севкабелем") назначили банк "Траст".

Параллельно с этими банкротствами "Производственная компания "Севкабель" искала площадку для возобновления производства. Предполагалось несколько вариантов, но был выбран Кировский завод, на территорию которого должны были вывезти оборудование. Как поясняют в компании, в ноябре прошлого года были перевезены два первых цеха, которые уже можно было запускать.

Но суд с подачи "Траста" ввёл конкурсное производство. Поставленный "Трастом" конкурсный управляющий — Елена Савчук — поменяла охрану, закрыла цеха, уволила всех рабочих. И отказалась платить аренду, так что в итоге Кировский завод расторг договор.

"Траст" не у дел

Впрочем, в апреле ситуация начала меняться к лучшему. 13-й арбитражный апелляционный суд признал незаконным включение требования "Траста" в третью очередь реестра кредиторов завода. Суд выяснил, что банк является собственником "Севкабеля" и понизил его в очереди кредиторов. Дело в том, что, когда "Траст" получил в собственность группу "Росскат" он выдал ей кредит 2 млрд рублей (у нее примерно на эту сумму были проблемы с налогами), причем распорядились деньгами менеджеры, назначенные все тем же "Трастом". А "Севкабель" банк на правах акционера обязал поручиться по этому кредиту, а заодно перед Сбербанком по кредиту на 3,3 млрд рублей – что и убило преуспевающий завод (потому что размер обязательств предприятия с этими поручительствами сразу в несколько раз превысил стоимость его активов). Так что теперь, решил апелляционный суд, будет несправедливо дать "Трасту" требовать свои 2 млрд рублей с собственной компании наравне с независимыми кредиторами.

По решению суда новым конкурсным управляющим "Севкабелем" стал Кирилл Пестряков, который оказался в ситуации, когда на заводе уже не было ни одного рабочего (точнее, из 500 человек осталось 24), а большая часть станков увезена в неизвестном направлении. Вину за сложившуюся ситуацию Кирилл Пестряков возложил на Елену Савчук, которая была назначена конкурсной управляющей в ноябре 2020 года с подачи банка "Траст", и под управлением которой исчезли и люди, и станки.

Ситуация усугубляется еще тем, что без "исчезнувшего" оборудования и уволенных людей предприятие не сможет обеспечить "Объединенную судостроительную корпорацию" (ОСК) специальными кабелями военного назначения, без которых под угрозой срыва строительство и ремонт подводных лодок, в том числе кораблей ядерного сдерживания. А "Севкабель" был единственным в России заводом, который выпускал кабели, пригодные для использования в новейших атомных субмаринах и надводных кораблях.

Таких больше не делают

В связи с этим в июне этого года ОСК обратилась в банк "Траст" с вопросом, почему тот не выполнил требования закона о гособоронзаказе, когда принимал решение о ликвидации завода "Севкабель", ведь закон №275-ФЗ требует согласования возможности ликвидации таких предприятий только после согласования с государственным заказчиком по линии гособоронзаказа. "Неисполнение этого требования сделало невозможным выполнение очередных этапов строительства и ремонта кораблей и как следствие выполнение заданий ГОЗ", — говорится в письме ОСК.

Теперь управляющий требует взыскать с Савчук убытки, нанесенные утратой оборудования стоимостью 1,2 млрд рублей, а также — по просьбе ОСК — пытается хоть как-то восстановить производство кабеля с имеющимися станками, если их удастся найти. Потому что в противном случае ОСК придется тратить деньги и не менее ценное время на то, чтобы научить другой завод делать эти уникальные кабели.

"По закону о банкротстве отстраненный конкурсный управляющий должен в течение трех дней передать своему преемнику все имущество и документы предприятия-банкрота. Прошло уже два месяца, но Савчук не передала мне ни одной бумаги, не говоря уже об имуществе, —заявил "ДП" Кирилл Пестряков. — Ссылаясь на большой объем документов, она скрывает местонахождение оборудования, которое вывозилось без согласия кредиторов, без оформления соответствующих документов, в неизвестном направлении. Из этого я делаю вывод, что имущество утрачено. А это прямые убытки, которые обязан компенсировать тот, кто их причинил".

Заявление о взыскании с Елены Савчук в пользу ООО "ПК Севкабель" убытков на сумму 1,2 млрд рублей подано в Арбитражный суд СПб и ЛО 24 июня. Но, похоже, этим неприятности бывшей управляющей и банка "Траст" могут не кончиться. "Мои юристы проанализировали сложившуюся ситуацию и усмотрели в действиях Савчук признаки состава, предусмотренного статьей 201.1 УК РФ — злоупотребление полномочиями при выполнении гособоронзаказа. Я уже направил соответствующее заявление в правоохранительные органы с просьбой привлечь виновных к ответственности", — рассказал Кирилл Пестряков.

По мнению экспертов, ситуация может повлечь для виновных лиц как административную и уголовную ответственность, так и гражданскую.

"За само решение о ликвидации без согласия госзаказчика предусмотрена административная ответственность по статье 14.55.1, которая предусматривает штрафы для должностных лиц до 50 тыс. и для компаний до 1 млн рублей – говорит Андрей Бежан, партнер Borenius. — Но если эта ликвидация и последовавшие события в виде увольнения и отчуждения оборудования действительно повлекут серьезные проблемы для строительства флота, соответствующие действия могут явиться предметом проверки со стороны органов государственной безопасности. В таком случае оценить последствия для менеджмента на текущем этапе дела довольно сложно".

"Я не специалист в уголовном праве, но и в гражданско-правовом аспекте ответственность виновных лиц может быть весьма чувствительной, — рассуждает Алина Павлова, советник "Бридж Групп". — Если ОСК посчитает свой ущерб, который она понесет в связи со сдвигом вправо сроков ремонта боевых кораблей, а тем более сроков строительства новых — а сдвиг неизбежен, если госкорпорации придется заново внедрять утраченные компетенции на каком-то другом кабельном предприятии, а затем добиваться нужного качества продукции — то этот ущерб может оказаться весьма значительным. И взыскание его с виновных лиц не представляется мне нереальным. В этой ситуации все, кто принимал решения, повлекшие этот ущерб, рискуют оказаться в процедурах банкротства в рамках субсидиарной ответственности".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама