понедельник, 29 ноября 2021
$

Большая разница: пандемия подкосила идею форума как суперивента

Автор фото: Ермохин Сергей
Рассуждая об экономических форумах, мы чаще всего сосредотачиваемся на эффектной внешней картинке. Правда, карантинный год сильно подкосил саму идею форума как суперивента. Просмотр онлайн-трансляций виртуального Давоса-2021 оказался скудным зрелищем — было видно, как противно ньюсмейкерам сидеть перед камерами, вещая в пространство. Посмотрите YouTube-канал "великого и ужасного" ВЭФ — количество просмотров выступлений хозяев мировой экономики измеряется тысячами. Это по всему миру. Неинтересно.
Вопрос, правда, заключается в том, чего мы от "форума" хотим на самом деле. Например, при сакральном словосочетании "Всемирный экономический форум" все сразу представляют себе курорт в Давосе, на котором по приглашению профессора Клауса Шваба собираются вершители судеб мирового бизнеса, арендующие альпийские виллы по $140 тыс. за неделю. Но на самом деле мероприятие в Давосе — это верхушка айсберга, который называется World Economic Forum. В первую очередь это швейцарская неправительственная организация. Её члены — около 1000 крупных компаний, ежегодный членский взнос которых составляет от $62 тыс. до $620 тыс. Они-то и формируют бюджет конторы, которой управляет профессор Шваб.
Ещё ВЭФ — это think-tank, мощный аналитический центр, знаменитый своими докладами и инициативами. Правда, от некоторых из них за версту несёт конспирологией и планами по переделу мира. Чего стоит только представленная Швабом концепция "великой перезагрузки" (The Great Reset), в которой он прямо говорит, что коронавирусный кризис создаёт "идеальное окно возможностей" для начала четвёртой промышленной революции.
Ну да, возражают оппоненты Шваба, в переводе на человеческий язык это означает нормирование потребления и жёсткие ограничения для всех, кто не войдёт в управленческую элиту. Вот примерно так, как это выглядит сейчас: богатые продолжали увеличивать свои состояния, в то время как бедные получали цифровые пропуска на разрешение посидеть на скамейке в парке. Впрочем, из дома лучше вообще не выходить: компьютер в руки — и трудись удалённо, выглядывая из окна своего человейника.
Однако деятельность ВЭФ как сложное сочетание стратегического анализа и экстравагантных идей миллиардерской тусовки — это одна сторона медали под названием "экономический форум". Есть и другая сторона, идеалом которой следует назвать ПМЭФ, представляющий собой концентрированное выражение потрясающей сталинской идеи о создании "выставки достижений народного хозяйства". В обычной стране эти достижения граждане видят в своих холодильниках, гаражах, гардеробах и на банковских счетах. Но СССР был страной необычной и собирал их на специальной площадке. Достижения можно было увидеть и даже потрогать, но нельзя было как-то обратить в свою пользу. В сущности, сегодняшний ПМЭФ и представляет собой эффектный макет какой-то "небесной России" — процветающей, современной, высокотехнологичной, населённой здоровыми, модно одетыми преуспевающими долгожителями.
А может быть, все эти пафосные форумы нужны только как место хорошего времяпровождения богачей и звёзд? Но так ли оно нужно для развития экономики? Двадцать лет назад Питер Тиль, Илон Маск, Рид Хоф­фман, Люк Носек, Кен Хауэри и Макс Левчин не ездили на экономические форумы — они делали платёжную систему PayPal, а потом вкладывались в Facebook, создавали YouTube, Tesla Motors… В общем, "мафия PayPal" реально изменила мир. И слово "форум" означало для них общение — а не мероприятие.
Автор — Дмитрий Прокофьев, экономист