dp.ru Все статьи автора
28 июля 2021, 11:58 598

"Это не телефонный разговор!": кто и зачем контролирует телефонную связь

Фото: Карапетян Рафаэль

Захват телефонной станции, барышни-телефонистки и стремительный переход на мобильную связь — в обзоре, подготовленном в рамках спецпроекта "Четыре века делового Петербурга".

"Если бы я знал, что такое электричество,

Я сделал бы шаг, я вышел на улицу,

Зашёл бы в телефон, набрал бы твой номер

И услышал бы твой голос, голос, голос…

Но я не знаю, как идёт сигнал,

Я не знаю принципа связи,

Я не знаю, кто клал кабель,

Едва ли я когда-нибудь услышу тебя, тебя, тебя…

2-12-85-06

2-12-85-06

2-12-85-06 — это твой номер, номер, номер…"

Борис Гребенщиков. Альбом "Дети декабря", 1985 год

Телефонная связь в XX веке в Петербурге — Петрограде — Ленинграде была основным видом коммуникации между горожанами. И в течение всего века она совершенствовалась, менялась и объединяла людей.

В 1901 году концессия на телефонную связь в Петербурге переходит к городской Думе, которая серьёзно изменяет подход к телефонизации столицы. На заседании Думы было принято решение о строительстве новой телефонной станции, установке нового оборудования и постепенной замене воздушных телефонных проводов на подземные кабели.

Для осуществления этих планов был взят кредит на 4 млн рублей и в 1905 году была открыта новая телефонная станция на Большой Морской, 22. Зал с двухъярусными коммутаторами, где работали телефонистки, находился на верхнем этаже здания, в средних этажах располагалось управление и технические службы. Телефонная станция была оборудована специальной вентиляцией и системой отопления.

В коммутаторном зале были оборудованы так называемые "контрольные столы", которые предназначались для прослушивания телефонисток. Такое "шпионство" было необходимо для контроля того, что и как говорят работницы, и проверки жалоб абонентов на грубость "барышень".

Число абонентов телефонной сети начинает быстро расти, и причиной тут было и резкое снижение в 5 раз платы за телефон, и улучшение качества самой связи за счёт установки нового оборудования. Несмотря на большие вложения и снижение платы, телефон со временем становится одним из самых доходных муниципальных предприятий — в 1913 году телефоны приносили в городскую казну 1,7 млн рублей чистой прибыли.

Городская телефонная станция в октябре 1917 года оказалась вовлечённой в гущу революционных событий. Понимая значение коммуникаций в быстроте принятия решений и понимании меняющейся обстановки, враждующие стороны старались взять под свой контроль телефон и телеграф. Первыми телефонную станцию захватили юнкера, отключившие телефонную связь в Смольном, но в ночь на 25 октября станция оказалась в руках большевиков, что позволило восстановить связь в Смольном и отключить телефоны Временного правительства в Зимнем дворце. Барышень-телефонисток на некоторое время заменили солдаты-связисты. В одном из старинных советских фильмов об Октябрьской революции захват телефонной станции представлен в комическом виде, где героями выступают брутальные неотёсанные матросы и ежесекундно падающие в обморок им на руки хрупкие барышни.

Телефонная станция проработала на Большой Морской (а в советское время — улице Герцена) вплоть до 1950 года. В 1994-2010 году здесь располагался офис "Дельта Телеком" — первого российского сотового оператора. Затем до 2019 года в здании располагался офис Ростелекома. В 2019 году здание перешло в ведение БЦ "Сенатор", которое производит реконструкцию здания.

В 1908 году было основано инженером С. М. Айзенштейном и предпринимателем Ю. М. Тищенко "Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов". Для него было построено на Петроградской стороне заводское здание, где выпускали радиотехническую аппаратуру (радиостанции, радиопеленгаторы и т. д.), разрабатывали и проводили опыты по радиотелефонии. С. М. Айзенштейн выпускал также журнал "Вестник телеграфирования без проводов". В дореволюционное время специалистами завода спроектировано, изготовлено и построено более половины мощных радиостанций в разных городах страны.

После революции все виды связи были взяты под контроль государства, и никакого частного бизнеса в этой области не будет даже в годы НЭПа.

В 1930-х годах начинается работа по автоматизации Ленинградской городской телефонной сети.

Телефонизация в СССР не поспевала за ростом численности населения и желанием горожан иметь свой индивидуальный телефон. В 1971 году на 3,5 млн жителей приходилось всего 256 тыс. домашних телефонов. В коммунальной квартире телефон был общий для всех жильцов и зачастую становился яблоком раздора для любителей подольше поболтать.

Из-за дефицита телефонов для того, чтобы связаться с другим человеком, можно было послать городскую телеграмму с просьбой позвонить, чтобы иметь возможность пообщаться. А позвонить можно было из многочисленных уличных телефонных будок.

Чтобы поставить телефон, необходимо было занять очередь. Ожидание установки растягивалось на годы. Кроме того, до 1970-х годов не было никаких вариантов при выборе телефонных аппаратов — его приносил телефонист с собой. Также нельзя было без особого разрешения ставить второй телефон, делать шнур длиннее 1,5 метров и ещё целый ряд ограничений.

Наибольшие проблемы возникали у жителей районов новостроек — здесь катастрофически не хватало мощностей АТС. Сложности были и с междугородней, и с международной связью. Заказать телефонный междугородний или международный разговор можно было из дома, набрав номер "07" и пообщавшись с "барышней" советского времени, которую уже было принято называть не барышня, а девушка. В песне Владимира Высоцкого "Ноль семь" герой прорывается через "поврежденья на трассе", через "неисправные ячейки":

"Телефон для меня — как икона,

Телефонная книга — триптих,

Стала телефонистка мадонной,

Расстоянье на миг сократив.

"Девушка, милая! Я прошу: продлите!

Вы теперь как ангел не сходите ж с алтаря!

Самое главное — впереди, поймите…"

Вот уже ответили. Ну здравствуй, это я!"

Но можно было прийти на переговорный пункт и там заказать разговор на определённое время, и из небольшой кабинки, зачастую перекрикивая соседний разговор, передать нужную информацию и услышать новости от родных и близких на другом конце страны.

Главная телефонная станция располагалась в здании бывшего Азовско-Донского банка на улице Герцена, 3.

Но телефону в XX веке не очень доверяли, ленинградцы считали, что все телефоны прослушивались, а некоторые подозревали, что телефон даже без соединения может работать как передатчик. Когда вели какие-то вольные разговоры, люди накрывали телефон подушкой или уносили в другую комнату. Недоверие к телефонным переговорам сохранилось — сейчас можно услышать фразу: "Это не телефонный разговор!". Кроме этой архаичной фразы у людей среднего и старшего возраста сохранилось и жестовое изображение просьбы позвонить — в воздухе описывается круг, имитирующий набор номера на дисковом телефоне.

Прогресс идёт семимильными шагами, и в начале 90-х годов ХХ века в Россию приходит мобильная связь. 9 сентября 1991 года первый звонок по мобильному телефону совершил мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак, что стало возможным благодаря российской компании, первому сотовому оператору в России. Он звонил американскому коллеге из Сиэтла Норму Райсу. Этот звонок стал первым официальным звонком по мобильному телефону на территории РФ.

В 1993 году появился "Северо-Западный GSM", сейчас "МегаФон". Современное название "МегаФон" получил только в 2000 году, и к этому времени он уже вышел за пределы Петербурга, но в Москву он пришёл только в 2001 году, уже в XXI веке.

Материалы подготовлены при участии Российской национальной библиотеки .

Уличная выставка "Четыре века делового Петербурга" открыта с 10 мая на Большой Морской улице. Выбор этого места не случаен — именно на этой улице, в здании Главного штаба, когда-то размещалось Министерство финансов Российской империи. Стенды, каждый из которых посвящён одному из веков — XVIII, XIX, XX и XXI — в наглядной форме представят информацию о развитии промышленности, торговли, банковского дела, связи и коммуникаций, сферы развлечений и т.д. Ещё на одном стенде — информация о деловых СМИ, которые выходили в Петербурге в разные века. Материалы также публикуются на сайте dp.ru и в наших социальных сетях. Генеральный партнёр выставки — Группа компаний ПСК .

В работе использованы издания: Барышников М.Н. "Деловой мир Петербурга"; Чистиков А.Н., Процай Л.А. "Петроград-Ленинград. 1920-1930-е гг. в фотографиях и документах".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама