Георгий Вермишев Все статьи автора
15 апреля 2021, 08:39 604

Вig data в медицине: когда ждать революцию

Фото: ТАСС

В медтехе сегодня три ключевых тренда: данные, данные и ещё раз данные. Петербург делает первые шаги к их централизованной обработке, но путь может растянуться на десятилетие.

Big data в медицине — основа для революции в сфере, без них невозможно развитие ни телемедицины, ни ИИ. В долгосрочной перспективе эти технологии могут изменить саму парадигму системы: помочь перейти от патерналистской медицины (когда пациент полностью полагается на лечащего врача) к пациентской.

Big data для малого бизнеса: экономическая перепись обрадовала не всех

Big data для малого бизнеса: экономическая перепись обрадовала не всех

552
Иван Воронцов

"Пациенты теперь могут собрать всю информацию о своём здоровье, образе жизни и привычках, и ИИ построит гипотезы и предложит алгоритмы обследования, лечения и порекомендует врачей и клиники. Примером такого стартапа является Babylon Heath в Великобритании. Появились даже новые варианты оплаты медицинской помощи: например, Signify Health, которые в США привлекли $7 млрд на IPO, предлагают платить за положительный результат лечения, а не за процесс оказания медицинской помощи", — рассказывает Сергей Ануфриев, гендиректор Петербургского медицинского форума.

Улучшается и ускоряется также работа врачей. Уже сейчас проект "Цельс.Маммография", помогающий онкологу анализировать снимки, снизил скорость самостоятельного чтения одной маммограммы с 7 минут 15 секунд до 4 минут 50 секунд. А в 29 случаях ИИ находил признаки патологий, незаметные для глаза рентгенолога.

"Уже сегодня ведущие зарубежные клиники используют большие данные о пациентах не только в своей маркетинговой стратегии: IT–платформы помогают эффективно управлять деятельностью медицинского персонала, “считывая” отклонения, к примеру, в расходовании медизделий или препаратов", — добавляет генеральный директор АО "Номеко" и группы клиник "СОГАЗ Медицина" Владислав Баранов.

Одновременно появляется возможность предупреждать заболевания, что крайне важно для дорогостоящих систем здравоохранения, неподъёмным грузом висящих на бюджетах (достаточно вспомнить боль от принятия Obamacare в США). Возможно, поэтому именно на Западе гремят и стартапы–единороги, тогда как в России, где с расходами на медицину проблема так остро пока не стоит, развитие идёт с явным отставанием.

Нужен оператор

Но это экономика. Есть и чисто технологический аспект: чтобы обучать компьютер, нужны массивы больших данных, а вот с этим в РФ пока что не очень хорошо.

Цифровые фискалы: big data на службе у налоговиков

Цифровые фискалы: big data на службе у налоговиков

842
Анна Торговцева

"Ситуация осложняется тем, что нет рынка для продуктов цифровой медицины и ИИ, нет оператора медицинских данных для анализа. Кроме того, здравоохранение на 90% государственное, где заказчик и организатор медпомощи — это одно и то же лицо. Нет мотивации для повышения эффективности и уж тем более для потери власти над пациентами. Частная медицина ещё слишком экономически слаба", — говорит Сергей Ануфриев.

В 2011 году на федеральном уровне был дан старт созданию Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ). Сейчас на её базе создаются уже локальные подсистемы. Например, вертикально интегрированную медицинскую информационную систему (ВИМИС) в сфере онкологии помогает развивать заведующий отделом Центра онкологии им. Н. Н. Петрова Юрий Комаров.

"ВИМИС — модуль, который будет собирать информацию о пациентах. То есть как только он попадает в какую–то медицинскую организацию, которая ему ставит код C или D (новообразования, согласно МКБ–10. — Ред.), он сразу высвечивается в системе, и начинается контроль соблюдения сроков оказания помощи. Сейчас отлаживается система по контролю за соблюдением клинических рекомендаций", — рассказывает Комаров. По его данным, в этом году планируется также запустить пилотные проекты ВИМИС в сфере кардиологии, онкогематологии, а также гинекологии. Проблема в том, что регионы должны обеспечить единообразный шаблон для учёта данных.

Увы, пока участники рынка эти системы не замечают. Несмотря на усилия Минздрава (а на информатизацию здравоохранения из бюджетов всех уровней в 2011–2020 годах было потрачено порядка 90 млрд рублей), опрошенные "ДП" петербургские компании в качестве проблемы всё ещё называют "отсутствие общего понимания со стороны игроков медицинского рынка тех положительных результатов, к которым может привести внедрение больших данных в работу клиник", а также "отсутствие глобальной системы больших данных, в которую информация поступала бы из всех (и государственных, и частных) медицинских организаций".

"Пока что ЕГИСЗ — это про запись, учёт пациента и контроль за ним по всей траектории обследования, но пока непонятно, как государственные и все частные проекты смогут подключать функционал телемедицины, ИИ и другие технологии. Поэтому рывка ждать не стоит, если только “Сбер”, ВЭБ или другие крупные игроки не сконцентрируют лоббистские усилия по законодательному и инфраструктурному прорыву в этой теме", — констатирует Сергей Ануфриев.

"Сейчас в ЕГИСЗ хранятся данные, но не структурированные. Там могут быть pdf–сканы и так далее. Постепенно это структурируется, но вообще–то если применять различные алгоритмы, то и из них можно собрать то, что может оказаться полезным", — возражает Юрий Комаров.

В декабре правительство разрешило использовать обезличенные медицинские данные из ЕГИСЗ для обучения ИИ–систем. Кроме того, базу уже активно используют для телемедицины в госсекторе. Так, в Центре онкологии им. Н. Н. Петрова за прошлый год провели свыше 3000 консультаций врач — врач с использованием оцифрованных данных пациентов.

Лет десять ждать

Опрошенные "ДП" эксперты затруднились предположить точные сроки, когда система больших данных начнёт давать плоды в Петербурге. В целом участники рынка сходятся на том, что это задача на ближайшее десятилетие. "При её внедрении настоящий рывок в сторону профилактической медицины можно будет сделать даже быстрее, чем за 10 лет", — надеется Владислав Баранов. В свою очередь, в лабораторной службе "Хеликс" отметили высокие компетенции петербургского Медицинского информационно–аналитического центра (МИАЦ), что может также ускорить эти процессы в регионе.

Юрий Комаров обращает внимание, что освоение больших данных сдерживается дефицитом специалистов, способных работать на стыке IT и медицины. Так, он сам осваивал язык программирования Python, чтобы писать техзадания. Но большинство врачей не способны сделать этого и часто даже не понимают смысла в структурировании данных.

"К сожалению, не все специалисты понимают, для чего им нужны данные, как ими пользоваться в рутинной практике, — говорит Комаров. — Потому что нигде этих специалистов не учат. Необходимо врачам рассказывать о том, что такое бизнес–процессы, — пока что большинство, когда слышит об этом, начинает говорить о том, что занимается не бизнесом, а лечением пациентов. Они не понимают, что именно на основании бизнес–процессов можно определить, условно, слабое звено в конкретном учреждении или во всей цепочке обслуживания пациента. К сожалению, решить эту проблему за год и даже за 3–4 года не получится".

Сергей Ануфриев опасается, что, заполучив технологии, государство может попытаться построить "цифровой концлагерь", где большие данные будут использоваться не только для лечения, но и для дискриминации граждан. Сейчас Левиафаны по всему миру увлеклись биополитикой, и блокировка социальных карт непривитых москвичей может оказаться лишь первой ласточкой.

Клиники и лаборатории действительно накапливают большие массивы данных. Однако формат и разметка этих данных зачастую далеки от идеала. Ценно не само по себе количество данных, а их качество, структурированность. Доступность данных — это отдельный вопрос, для которого государство уже определило путь решения: все медицинские провайдеры, независимо от формы собственности, в среднесрочной перспективе должны уметь передавать медицинские данные в ЕГИСЗ. Предполагается, что в будущем пациенты смогут просматривать свои данные и управлять ими. Звучит хорошо, но пока вопросов остаётся много, впереди масса работы.
Юрий Андрейчук
Юрий Андрейчук
генеральный директор лабораторной службы "Хеликс"
Обработка больших данных с целью получения аналитической информации может стать следующим этапом обеспечения единого цифрового контура в сфере здравоохранения. Сейчас же ведётся работа по обеспечению инфраструктуры и базисного массива сведений, который в дальнейшем можно будет анализировать. Описание механизмов и порядков предоставления больших данных медицинского характера в целях использования в технологических стартапах в настоящее время не сформировано со стороны Минздрава России. После выхода соответствующих документов нормативного характера можно будет рассматривать предоставление сведений на уровне региона.
Алексей Архипов
Алексей Архипов
начальник отдела мониторинга показателей эффективности электронных сервисов в сфере здравоохранения СПб ГБУЗ МИАЦ
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама