Влиятельные женщины Петербурга — 2021

Специальный выпуск "ДП" накануне Дня весны — добрая городская традиция. В этом году ей насчитывается уже 10 лет, у нас — первый маленький юбилей.

Дебютный раз "ДП" пересчитал "Влиятельных женщин" в 2012 году, и из того Рейтинга в нынешний перекочевали фамилии 14 барышень. Это почти 10% от тех 150 представительниц прекрасного пола, которых газета отметила в этом году. На наш взгляд, именно они оказывают наибольшее влияние на деловой, политический и общественный климат города на Неве.

Церемония чествования прошла 2 марта. И почти каждая выходившая к микрофону лауреатка подчёркивала, как радостно снова увидеть знакомые лица. Ведь мало на какой площадке Северной столицы могут одновременно встретиться представительницы власти и оппозиции, звёзды Мариинского театра и миллиардеры из осеннего Рейтинга "ДП" — чтобы просто поговорить о насущном. Газета даёт им такую возможность, и я рад, что она пользуется неослабевающей популярностью.

Артемий Смирнов, главный редактор

Участницы рейтинга:

Вера Хейфец, редактор:

Ежегодное составление списков женщин, прекрасных во всех отношениях, — любопытно, приятно и позволяет оценить, как много на самом деле во­круг достигших успеха дам. Это не всегда заметно обычным глазом, но важно для современного общества равных возможностей — позволяет зафиксировать состояние дел и вдохновить будущие поколения. И здесь рейтинг лучших управленцев в целом не сильно отличается от конкурсов красоты, хотя с точки зрения феминизма к первым вопросов поменьше.

В Петербурге в 1990-е был вуз, куда можно было по­ступить, выиграв конкурс "Умница+красавица" (может быть, он есть и сейчас), что наводило на мысль, что просто умницы немного меньше годятся для высшего образования. А что делать просто красавицам — вообще оставалось непонятным.

Проблема в том, что вопросы о роли женщины в со­временном обществе — в случае, если они не направлены на её повышение и развитие, — считается не очень правильным задавать вообще и если ты женщина в частности. То есть не хочешь получить в ответ ярлык антифеминистки или штрейкбрехера, ущемляющего своих сестёр по полу, — просто молчи. Громко думать тоже не стоит.

Подвергать сомнению идею любых проектов, возносящих Женщину на пьедестал почёта (особенно в канун Международного женского дня), означает почти гарантированно получить массу негатива в ответ. От условно интеллигентных обвинений в недостатке знаний об истории женского движения и масштабов бедствия с правами женщин на данный момент — до весьма невежливых переходов на личность, внешность и оценку достижений критикующего(ей). При этом накал страстей будет как при обсуждении в "Фейсбуке" идей либерализма — от пропаганды общего блага до тотального запрета сметь думать не так, как надо.

А беда в том, что в жарких баталиях за права женщин несколько поблёкла сама идея борьбы — она была за признание женщины человеком. Не производителем потомства, не элементом декора и престижа, не прислугой при семье, а человеком — с правом голоса, образования, выбора работы, возможностью одеваться как угодно и принимать решения о своём теле. Право не быть успешной с точки зрения общества тоже предполагается. Можно не быть матерью и женой, не получать образование или получать его много раз, зарабатывать больше партнёра или выбирать любые другие способы быть собой. Но если вдаваться в по­дробности, то всё сложно.

По идее, изначально речь шла о совершенно нормальных вещах, которые вообще не должны иметь отношения к полу и которые было бы странно фиксировать законами. Но пришлось — и сейчас мы живём в более прекрасном мире, чем, например, Клара Цеткин и Мария Кюри. То есть уже можно вместо суровой и бескомпромиссной борьбы перейти к нюансам. Например, к этике, экологичности сознания, морали и чувстве юмора — это более субъективные и тонкие материи. ИКЕА довольно долго объяснялась, когда в рекламе, не подумав, сравнила женщину с домашней собачкой. В таких случаях самое частое объяснение — "ничего такого не имели в виду", хотя в эту мантру никто не верит, да и имидж она не спасает. Но ведь и священное "ты же девочка" никуда не исчезло из культурного кода, борьба не выиграна.

Шутка про гендер, кстати, должна быть не только неожиданной, но и хорошей. Чтобы понравилась объекту. В "Догме" сюжет развивается, развивается, а потом — бац, и Бог — женщина. Или в свеженьком сериале "Стража" по мотивам Пратчетта. Фанаты его, конечно, ругают, но кто там у нас главный правитель Анк-Морпорка лорд Витинари? Патриций, успешный авторитарный правитель, циник, умница — и даже в мужском платье, но на экране — актриса Анна Чэнселлор.

То есть можем. То есть мы сила. Почти даже власть. И когда дамы, все как одна прекраснейшие, всем всё доказали, отложили яблоки и выстроились по ранжиру, можно горделиво выдохнуть и спокойно ждать свою мимозу на 8 Марта.

dp.ru Все статьи автора
5 марта 2021, 07:30 13102
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама