Дарья Кильцова Все статьи автора
27 января 2021, 07:07 20714

Не резиновый диаметр: популярность ЗСД растёт, а скорость падает

В пик пандемии ЗСД потерял до 47% трафика
В пик пандемии ЗСД потерял до 47% трафика
Фото: Михаил Тихонов

Ни пандемия, ни рост тарифов существенно не отразились на трафике ЗСД в 2020 году. Долго ли магистраль при такой популярности сможет обеспечивать скоростное движение?

По данным аналитической службы Западного скоростного диаметра (ЗСД), в прошлом году на магистрали было осуществлено 90,7 млн трансакций. "Это на 6% ниже уровня рекордного 2019 года (около 97 млн трансакций), что объясняется значительным снижением трафика в весенние месяцы вследствие ограничительных мер, принятых в связи с пандемией. Это касается прежде всего апреля–мая 2020 года, когда падение транспортного потока превышало прошлогодний показатель 60%", — объясняют в "Магистрали Северной столицы" (МСС, оператор ЗСД).

Платная с доплатами: Смольный готов компенсировать ЗСД кредит в 6 млрд рублей

Платная с доплатами: Смольный готов компенсировать ЗСД кредит в 6 млрд рублей

436
Дарья Кильцова

За прошлый год тарифы на ЗСД повышались дважды: в январе и декабре. Для владельцев легковых автомобилей без транспондеров цена выросла в 2 раза, со 100 до 200 рублей за одну зону. Для тех, у кого они есть, всё было не так страшно. Например, цена за проезд по одному из наиболее загруженных участков, от Богатырского пр. до наб. Макарова, выросла с 62,3 до 101 рубля. Когда повышение тарифов было только в планах, многие водители заявляли, что больше не поедут по ЗСД за такие деньги, но по факту этого не произошло. Даже если сразу и было небольшое падение, очень скоро прежние цифры трафика сперва возвращались, а потом продолжали расти, отмечают транспортные эксперты.

"На платных автомобильных дорогах именно за счёт платности есть возможность регулирования спроса: повышая тарифы, можно устранить перегрузку. Проблема ЗСД в том, что он проходит по территориям с плохой связностью УДС и некоторые направления востребованы настолько, что люди почти не реагируют на повышение тарифа. На развязке с Богатырским не достигнута эластичность, цена за проезд всё ещё недостаточно велика, чтобы значительно повлиять на затор", — говорит транспортный инженер и эксперт комиссии ЗакСа по городскому хозяйству Дмитрий Баранов.

Один из собеседников издания, близкий к проекту, отмечает, что эти и следующие изменения стоимости проезда будут связаны скорее с социальными соображениями, чем с вопросом регулирования транспортного потока.

"Трасса пока справляется с трафиком, хотя он и близок к критическим отметкам. А вот сравнение тарифов с аналогичными проектами (головные участки М–11 и М–1 в Москве) показывает, что тарифы на ЗСД с учётом тех преимуществ во времени, которые предоставляет дорога, скорее социальные, чем коммерческие", — говорит специалист.

Есть предел

По мнению источников "ДП" на рынке, запас транспортной ёмкости у ЗСД если и есть, то не в часы пик и минимальный.

"В часы пик и даже вне их магистраль близка к тому показателю трафика, который начинает сказываться на скорости потока — равномерно заняты все полосы движения, нет возможности перестроиться для обгона. В случае даже небольшого ДТП или блокировки полосы аварийным транспортом ситуация мгновенно становится критической и часто приводит к заторам. Очевидно, что на данном этапе оператору приходится дополнительно инвестировать в системы регулирования дорожного движения и оперативно реагировать на возникающие заторы", — говорит один из собеседников "ДП".

ЗСД пострадал от коронавируса: город заплатит

ЗСД пострадал от коронавируса: город заплатит

26757
Александр Лобановский

Генеральный директор МСС Алексей Бнатов признаёт: никто не ожидал, что нагрузка в 100 млн пользователей в год и 375 тыс. транзакций в сутки придёт так быстро.

"Мы рады и делаем всё возможное, чтобы этот поток корректно обслужить. Но даже у такого проекта, как ЗСД, есть определённый технический предел приёма транспортных средств. Наступает момент, когда дорога может задохнуться", — отмечал он на круглом столе "ДП".

Ввод перспективных развязок с ЗСД — Витебской (1–й этап Широтной магистрали скоростного движения), Шуваловской и в районе Шкиперского протока — будет иметь неоднозначные последствия, говорят специалисты. С одной стороны, они точно принесут дополнительный трафик благодаря облегчению доступа к магистрали. С другой — разгрузят (за счёт перераспределения потока) наиболее проблемные очаги в часы пик, например затор на подъезде к Богатырскому пр.

Дольше дешевле

Тем не менее стоит всерьёз задуматься о транспортной связности магистрали с улично–дорожной сетью, город должен развивать альтернативные способы передвижения, чтобы не возникало локальных "перегретых" направлений. Один из вариантов их избежать — по–разному тарифицировать короткие и длинные поездки, давая скидки тем, кто едет по дороге долго, и, наоборот, дестимулируя короткие поездки от развязки до развязки, говорит Баранов.

"Это довольно необычный подход, который трудно поддаётся моделированию, но мы смогли это сделать. В реальности это работает только с транспондерами. На ЗСД доля автомобилей с транспондерами самая высокая из всех платных дорог в России (не считая ЦКАД). Но тем не менее такие ситуации, как с Богатырским пр., это не решает, поскольку если оператор сильно поднимет тариф за определённые поездки, это будет непонятно для водителей и вызовет недовольство. Невозможно полностью гарантировать, что на ЗСД не будет пробок при адекватных тарифах. Для городских автомагистралей это серьёзная проблема, с которой уже неоднократно сталкивались в США и других странах", — отмечает эксперт.

По его мнению, рассчитывать на то, что такие дороги, как ЗСД, избавят нас от пробок, — наивно. Скорее наоборот, удобная для автомобилистов инфраструктура подогревает спрос. Плата позволяет его регулировать, но у всего есть свой предел, считает Баранов.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама