Фото: Сергей Медведев/ТАСС

Бей своих, чтобы чужие боялись: успехи и провалы импортозамещения

21 декабря 2020 года в Москве Россельхознадзор уничтожил "механическим способом" (то есть раздавил бульдозерами) 22 тонны польских санкционных груш. 22 декабря в Красноярске тоже не повезло грушам — их было уничтожено 848 кг. В тот же день в Ленобласти раздавили 2,5 тонны цитрусовых. Это — ежедневная жизнь сотрудников Россельхознадзора.

Десять лет спустя: что происходит с экономикой Ленобласти

Десять лет спустя: что происходит с экономикой Ленобласти

19796
Георгий Богданов, Марианна Матюшкина

Война с санкционкой продолжается несмотря ни на что. Пандемия, локдауны, скачки цен — это не влияет на ход боевых действий. И в этой войне российские власти не берут пленных — их ликвидируют. В конце лета Россельхознадзор с гордостью отчитался об итогах 5 лет этой борьбы: уничтожено более 36 тысяч тонн еды. СМИ уже привыкли к потоку таких сообщений и не публикуют их. Тем не менее это всё ещё выглядит как откровенный абсурд. Ради чего всё это?

Недавно пресс–секретарь президента Дмитрий Песков объяснил, что контрсанкции были вынужденной мерой. Ответной. За санкции, которые введены в отношении России в 2014 году в связи с событиями в Крыму и на востоке Украины. Но, заявил он, программа импортозамещения была успешной — российская пищевая промышленность полностью удовлетворяет нужды россиян. На вопрос, наносят ли россиянам ущерб эти контрсанкции, пресс–секретарь фактически сказал — да. "Любой запрет на поставки, конечно, не в интересах граждан". Было бы лучше, если бы таких взаимных рестрикций не было: конкуренция была бы выше, улучшалось бы качество продукции, снижались бы цены. Это была официальная реакция на сообщения СМИ о свежем докладе НРА об импортозамещении. Эксперты постарались подсчитать всё что можно. Вот к каким выводам они пришли.

Импорт санкционки сократился за 2013–2019 годы на 3,5 млн тонн (на четверть). А внутреннее производство аналогичной продукции выросло на 2,8 млн тонн (на 12%). Так что в целом можно сказать, что — да, импортозамещение санкционки произошло.

Но есть несколько вопросов по этой ситуации.

Первый. Сам режим контрсанкций оказался крайне неэффективен. Эксперты НРА приводят множество примеров. Крупнейшей страной — поставщиком санкционки в настоящий момент является Белоруссия — ввозит четверть таких продуктов (по итогам 9 месяцев 2020–го). А в 2013 году эта доля составляла 12%. Одновременно резко вырос импорт еды в Беларусь из ЕС. То же происходит с поставками овощей из Китая, норвежской рыбы через Чили и Фарерские острова. Эти и другие примеры позволяют экспертам сделать вывод о том, что мы имеем дело с реэкспортом всё той же продукции ЕС, которая попала под санкции. Эффективных механизмов противодействия реэкспорту российские власти за 6 лет не нашли. И это позволяет предполагать, что падение импорта еды вызвано не столько контрсанкциями, сколько ослаблением курса рубля в 2,5 раза — и, соответственно, подорожанием ввозимой продукции. Было ли бы вообще падение импорта, если бы не провал рубля?

Это успех? Или провал?

Второй вопрос. Непосредственной реакцией на режим контрсанкций был скачок цен на сельхозпродукцию. При этом, если посмотреть на динамику её внутреннего производства, оно росло, но практически теми же темпами, что и последние 10 лет. Ускорения производства не произошло. То есть главным последствием для россиян от контрсанкций получается именно рост цен.

Дело не в ценах, а в доходах: вопрос о сахаре вышел на первый план

Дело не в ценах, а в доходах: вопрос о сахаре вышел на первый план

7391
Дмитрий Прокофьев

Это успех или провал?

Третий вопрос. Особых доказательств не нужно для того, чтобы сказать, что качество российских аналогов санкционной продукции заметно хуже.

Четвёртый. Сейчас власти озаботились ростом цен на продукты. И даже начали требовать от производителей вступить в монопольный сговор (картель), чтобы не допустить роста цен. Но ведь есть простой механизм решения проблемы. Расширение предложения продуктов на рынке, что сразу приведёт к снижению цен на них. Отказ от контрсанкций. Ну хотя бы частичный. Ну хотя бы перестать давить тонны еды ежедневно. Но российские власти на это пойти не могут. Такой вариант даже не рассматривается. Ни малейшей слабины еде супостата.

Это успех — или мы сами себя загнали в ловушку?

Говорить об импортозамещении в миллионах тонн, конечно, интересно, но разве успех этой политики определяется только тоннами?

А как же качество еды, цены на неё? Любой россиянин, заглянув в магазин, может дать точный ответ, была ли политика импортозамещения, запущенная контрсанкциями, успешной.

Алексей Михайлов Все статьи автора
19 января 2021, 08:39 690
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама