Маргарита Фещенко Все статьи автора
9 января 2021, 13:32 888

Среда собирательства: кто покупал и продавал искусство в год неопределённости

Для юных — способ прощупать и надкусить элитарность, для опытных — альтернативные инвестиции. Для азартных — распродажи искусства и ярмарки выходного дня, для последовательных — галереи разных уровней, характеров и ценовой политики. Даже в 2020 году со всеми его контекстами, ограничениями и препятствиями арт-рынок Петербурга находил способы удовлетворить интерес публики — расслоившейся, но одновременно с этим дающей больше сценариев для развития сегмента в будущем.

Итоги — 2020. Новый журнал в год вируса

Итоги — 2020. Новый журнал в год вируса

11257

Не в деньгах месседж

Покупатель современного искусства становится всё более "ранним": обычно это молодой специалист, имеющий свой бизнес, много и часто путешествующий и читающий, изучающий арт-мир. Именно такой портрет потенциального и реального, начинающего или продолжающего коллекционера описывает Юлия Вяткина, основательница и директор галереи современного искусства MYTH. И добавляет: эти же люди встречаются с художниками, ездят на биеннале.

Ярмарки искусства в Петербурге не отстают от запроса и как будто действительно целятся в сегмент молодого покупателя, который пускай и не генерирует "смыслы" и "высказывания" сам, но по крайней мере их ищет. "Искусство недорого" можно было найти и на SAM FAIR в Музее стрит-арта пару лет назад, и на ярмарке в рекреационном пространстве Third Place, которое открылось в этом году, несмотря на все коронакризисные трудности.

"Молодые люди стали чаще покупать искусство. Это значит, что культура потребления становится более взвешенной. Они уже не хотят условные пятые джинсы, и моя миссия — дать им возможность приобрести искусство по небольшой цене. Хочется стать мостом, посредником между привычкой современного человека и обнажённым нервом чувствительного художника. Далее мы планируем размещать искусство в нашем пространстве на условиях сервитута в помещениях резидентов. Осуществлять смену объектов будем каждые 1,5–2 месяца", — рассказывает Ольга Звагольская, основательница Third Place.

Причём подобные события — вовсе не обязательно "искусство молодых для молодых". Локомотивами часто становятся именитые художники музейного уровня, которые могут предложить работы небольшого формата по небольшой же цене, например графику или наброски. Эта же схема работает не только в отношении современного искусства. Доказательство — распродажа "Из профессорской квартиры", основа которой — коллекция KGallery. Например, в этом году посетителей завлекали живописью и графикой XX века. Точнее — ценами на работы (от 1,5 тыс. до 30 тыс. руб­лей). Ещё точнее — совокупностью цен и имён (от ленинградского графика начала прошлого века Владимира Лебедева до живописца и авангардиста Александра Шевченко).

"Коллекция галереи — больше 6 тысяч единиц. И если изначально вектор был на частных владельцев, то теперь мы стали показывать её более широкой аудитории. Если есть потребность в приобретении искусства, почему бы не потратиться на недорогую графику, допустим, 60–70-х годов прошлого века? В итоге мы смогли сделать такие приобретения модными, привнесли азарт: на распродаже можно купить достойные вещи, но только в течение 1–2 дней", — говорит Кристина Березовская, директор KGallery.

За всё заплатят горожане: Петербург оказался не готов ко второй волне пандемии

За всё заплатят горожане: Петербург оказался не готов ко второй волне пандемии

112187
Алексей Михайлов

Основательница KGallery добавляет: сейчас коллеги — держатели галерей — привыкают к тому, что экономический сдвиг 2000-х годов в арт-сегмент уже не вернётся. По её словам, нынешняя выручка галерей меньше в десятки раз. В таком контексте смещение ориентиров и привлечение более молодой, пускай и менее платёжеспособной, публики выглядит по меньшей мере обоснованным. И привлечение это — вопрос не только доступности искусства, но и инфраструктуры. "Кофейня и книжный магазин, издание каталогов и создание мерча — всё это логичное продолжение галереи. У нас была задача стать культурным пространством, а не только коммерческим "белым кубом", где выставляются работы в надежде на то, что они будут продаваться. В Петербурге сложный арт-рынок, и рассчитывать только на продажи работ и поддержание бюджета за счёт этого мы не могли", — объясняет Кристина Березовская.

Покупатель искусства

И всё же говорить о тотальном "омоложении" и полном изменении пула покупателей искусства определённо нельзя. Речь скорее о неоднородности, расслоении и появлении новых "рынков сбыта" — даже в нынешние спорные времена пандемии. При этом, по словам Мити Харшака, руководителя Школы дизайна НИУ ВШЭ в Петербурге, по-прежнему большая часть ауди­тории (особенно в офлайне) — уже опытные коллекционеры в возрасте 45 лет и старше. Для них покупка искусства (и современного, и "былого") — альтернативные инвестиции.

Неудивительно, что этот сегмент в городе "выстрелил" аккурат в сезон нестабильности. Так, по наблюдениям Марины Гисич, создательницы Marina Gisich Gallery (где, например, можно приобрести работы одного из самых востребованных российских современных художников Виталия Пушницкого), именно 2020-й побил все рекорды по уровню заинтересованности аудитории локальными мастерами.

"В целом же портрет покупателя современного искусства в Петербурге можно легко описать, оказавшись на любом из событий, которые что до пандемии, что во время неё организовывал "ДК Громов", созданный собирателем и меценатом Игорем Сухановым и продюсером Дмитрием Мильковым. Сейчас это мощный объединяющий центр для коллекционеров и художников. Регулярно бывая на открытиях выставок и других событиях в "Громове", я пока не вижу там молодых коллекционеров", — делится наблюдениями Митя Харшак. И добавляет: собирательство распространено и в среде самих художников — правда, в этом случае действуют иные принципы и механизмы, нежели на открытом рынке. Зато именно здесь можно встретить и совсем молодых художников, которые уже сейчас формируют свои частные коллекции.

При этом крупных ярмарок современного "дорогого" искусства уровня Cosmoscow для знающих коллекционеров в Петербурге пока нет. Но, по словам её директора и основательницы Маргариты Пушкиной, организаторы уже думают об проведении подобного события за пределами Москвы. "У нас возникали мысли о создании ярмарки в Петербурге. Но нужно отметить, что это очень сложный и затратный проект. Не только в финансовом плане, но и в вопросе человеческих ресурсов. А в нынешнее непростое время организовать ярмарку в силу объективных причин было вдвойне непросто. Возможно, в будущем такая инициатива покажется интересной и реалистичной. Но при определённых условиях — когда в нашу европейскую столицу смогут приехать международные коллекционеры и галеристы", — объясняет Маргарита Пушкина, отмечая "огромный потенциал" петербургской арт-сцены и упоминая галереи Marina Gisich Gallery, Anna Nova, MYTH.

К тому же, по словам основательницы Cosmoscow, сейчас развитие арт-сцены в регионах — вне М­осквы — стало заметным трендом (вспомнить по крайней мере громкий выставочный проект о региональной идентичности "Немосква не за горами", который на стыке лета и осени прошёл в Центральном выставочном зале "Манеж").

В контексте трендовой региональности Петербургу, возможно, будет не так уж страшно и неприятно согласиться на звание "провинции современного искусства", которое под разными формулировками ему вменяют уже не первый год. А если будет и страшно, и неприятно, и по-снобски (или по справедливости) не по себе от легкодоступности подобного пути, то будущность городского искусства — в руках специалистов–инициаторов из сферы, которых, впрочем, городу пока не хватает.

Упереться в плинтус

Уже сейчас городу нужно больше профессионалов — тех, кто искусство сможет продавать и продвигат­ь. "Конечно, городу необходимы арт-дилеры. Сейчас мы наблюдаем повышение спроса на современное искусство, появляются всё новые имена художников. Время диктует свежие форматы: сегодня можно создать онлайн-платформу с современными художниками или онлайн-галерею, активно участвовать в ярмарках", — рассказывает Полина Бондарева, искусствовед и создательница школы Masters.

"Специалистов — арт-дилеров и кураторов было достаточно в сфере 4–5 лет назад. Но тогда и спрос был не так велик, и художников было меньше. Сейчас же их количество растёт: художники ежегодно выпускаются, например, из школ "Про Арте" и "Пайдейя", Школы Родченко и Института "База". На этом фоне должно пропорционально расти количество агентов, продвигающих художнико­в", — уверен Николай Евдокимов, куратор и основатель Nikolay Evdokimov Gallery.

Соглашается с этим мнением и Митя Харшак: по его словам, и сами художники, и их менеджеры могли бы неплохо зарабатывать как на внутреннем рынке, так и на внешнем. "Что тут говорить, если даже известный и востребованный Андрей Люблинский, который только и делает, что реализовывает свои проекты один за другим и открывает выставку за выставкой, жалуется на то, что упёрся в потолок и не может расти дальше без грамотного менеджера. Но это Люблинский — ему в принципе нельзя пожаловаться на профессиональную невостребованность. А сколько замечательных художников, которые не то что в потолок упираются, а над плинтусом не могут подняться без толкового менеджера, который взял бы на себя все бренные дела этого мира, а художнику оставил бы исключительно творческий процесс", — рассуждает Митя Харшак.

Общий итог — ощущение возникновения в арт-поле чего-то небезынтересного. Точности под этим "чего-то" ждать пока рано: слишком уж много "если" (если пандемия не затянется; найдутся молодые специалисты-альтруисты; запал не кончится). Светлое будущее — пока скорее лишь ожидать, не расписывая во всех красках. Зато за рынком с формированием нового "покупателя" и "продавца" — определённо наблюдать. И точно не без любопытства.

Материал подготовлен для проекта Итоги — 2020

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама