Фото: Ермохин Сергей

Бес малого: петербургские предприниматели просят новых мер поддержки

Ещё в 2018 году президент РФ Владимир Путин в послании к Федеральному собранию заявил, что к 2025 году вклад малого и среднего бизнеса (МСП) в экономику страны должен приблизиться к 40%. Потом, правда, желаемый показатель сократили до 32,5% от ВВП, но уже к 2024 году. Экспертное сообщество говорило, что достичь нужных показателей не получится — малый бизнес, мол, слишком зарегулирован. Но в 2020-м нашлись проблемы посерьёзнее.

Итоги — 2020. Новый журнал в год вируса

Итоги — 2020. Новый журнал в год вируса

11130

Как сообщает бизнес-омбудсмен Александр Абросимов, предприятия малого и среднего бизнеса пострадали практически во всех отраслях экономики. Наибольшие потери понесли те компании, открытие которых произошло позднее других, — это торговые центры, кинотеатры, фуд-корты. За январь–август 2020 года на 21,1% снизился объём платных услуг населению и на треть — оборот общественного питания. Закрытие границ нанесло дополнительный серьёзный удар по сфере туризма и гостиничному бизнесу.

Согласно официальным данным, содержащимся в Едином реестре субъектов МСП, количество субъектов малого и среднего предпринимательства в Петербурге в 2020 году сократилось на 18 388 единиц (на 10 января — 359 777 единиц, на 10 ноября — 341 389 единиц).

Показательны и обращения петербургских предпринимателей к уполномоченному по их правам. За 10 месяцев 2020-го в аппарат бизнес-омбудсмена поступило 967 обращений, что на 32% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. "Начиная с 2014 по 2019 год включительно на первом месте из общего количества обращений были проблемы, относящиеся к сфере земельных отношений и имущественных прав. Но в 2020 году с большим отрывом лидируют обращения, относящиеся к мерам государственной поддержки, — 283 обращения (в 2019-м — семь)", — рассказывает Александр Абросимов.

Поддержка или подножка

В начале апреля ЗакС сделал первые шаги навстречу петербургскому малому бизнесу. Помощь была направлена общепиту, туризму, гостиницам, пассажирским автоперевозкам, допобразованию, спорту, культуре и развлечениям. Снизили налоги с доходов, гостиницы смогли платить в 2 раза меньше налога на имущество, а пассажирские автоперевозчики — не вносить авансовые платежи по налогу на имущество организаций, транспортному и земельному налогам. Однако воспользоваться льготами могли только те, кто сохранил минимальную зарплату для сотрудников 19 тыс. рублей.

К середине мая в регионе утвердили второй пакет мер поддержки. Тогда предпринимательское сообщество заявляло о том, что получить помощь от государства почти нереально, — несоответствие основного кода ОКВЭД не позволяло рассчитывать на льготы (когда бизнесмен регистрирует ООО или ИП, он может указать один основной код ОКВЭД, до пандемии это не играло особой роли, однако в разгар коронакризиса бизнес, код которого не соответствовал перечню наиболее пострадавших сфер, остался сам по себе).

Коронакризис не утихал — и в начале ноября власти разработали третий пакет спасительных мер. В него вошло 29 мероприятий в част­и содействия занятости, снижения налоговой нагрузки, сокращения расходов в виде арендной платы, а также в части коммунальных платежей. Как сообщили в ГБУ "ЦРПП", общая стоимость мер поддержки по трём пакетам в Петербурге оценивается в 17 млрд рублей: 3,9 млрд рублей стоил бюджету первый пакет, 13,1 млрд — второй, третий "пока находится на реализации".

За всё заплатят горожане: Петербург оказался не готов ко второй волне пандемии

За всё заплатят горожане: Петербург оказался не готов ко второй волне пандемии

112030
Алексей Михайлов

Игра на повышение

Как говорят все экономисты, кризис — всегда время возможностей. И в самом деле во многих сферах малого и среднего бизнеса нашлись решения, которые позволяли предпринимателям держаться на плаву и даже увеличивать обороты.

Одна из главных тенденций уходящего года — сотрудничество МСП с маркетплейсами. Уже в конце апреля крупные агрегаторы заявляли о росте количества малых предприятий в несколько раз. Это было выгодно двум сторонам: старший брат расширял свой ассортимент, младший — мог платить зарплату сотрудникам. Петербургские магазины одежды торговали на Wildberries и Ozon, а местный общепит активно подключался к "Яндекс.Еде", Delivery Club и iGooods. Приложения, к слову, предоставляли малому бизнесу льготы и в самом начале пандемии даже не брали комиссию за подключение к сервисам.

Event-бизнес просел приблизительно на 80%. Однако во время пандемии появилось несколько онлайн-event-школ, кроме того, некоторые предприниматели научились зарабатывать на организации мероприятий в Сети. Общепит после смягчений ограничительных мер первой волны потерял многих игроков, чем также поспешили воспользоваться более успешные рестораторы. По данным "БестЪ. Коммерческая недвижимость", на начало декабря 480 заведений закрыты навсегда, более 400 точек живут в состоянии "паузы". В это же время в Петербурге открылось порядка 160 новых заведений — 99% появились в помещениях, которые освободили разорившиеся коллеги.

Однако, даже если коронавирус начнёт отступать в ближайшее время, малый бизнес восстановится не скоро. "Бизнесу нужны открытые границы, полное снятие ограничений, рост покупательной способности. Когда мы это увидим — никто не знает. Государство сегодня не планирует оказывать прямую поддержку малому бизнесу в виде денежных дотаций или адекватных налоговых льгот. Ответ для МСП один — бюджет не позволяет. Бизнесу тем временем до сих пор нужно платить арендную плату и за электричество. Я считаю, что предпринимателям сейчас как никогда нужна новая программа поддержки", — заключает Александр Абросимов.

В контексте

Применив жёсткие меры и под занавес года уложив посетителей бунтующих баров мордой в пол, полицейское государство само создало себе проблемы. Вой петербургского "малого бизнеса" поднялся на федеральный уровень, а кадры жестокого обращения на годы вперёд отпечатались в инвестклимате. Теперь эти видео станут частью зловещего образа российского левиафана — лернейской гидры, головы которой регуляторная гильотина только приумножает.

Однако если взглянуть на объективные цифры, то малый бизнес в Петербурге не выглядит таким уж "вымирающим". Мы привыкли считать "малышей" по количеств­у зарегистрированных юрлиц, но, по идее, хорошо работающий бизнес должен не дробиться и плодить фирмы-однодневки, а расти в объёмах, поглощая конкурентов. В этом смысле более показательна средняя численность работников, занятых в МСП, а она за первое полугодие 2020 года выросла с 321 тысячи до 372 тысяч человек (+15,5%; в 2015 году было 313 тысяч человек).

Рестораны и отели — сектор пусть и самый "громкий" в политических требованиях и заметный на улицах, не является крупным. Даже до кризиса он обеспечивал работой лишь 6,3 тысячи человек. Для сравнения: в сфере здравоохранения и соцуслуг работает в 2 раза больше людей. А настоящие столпы МСП в городе — это вообще-то производство, торговля и строительство.

Выручка МСП за полгода действительно сократилась — с 946 млрд до 880 млрд рублей (–7%). Но в деньгах больше всего потеряли крупны­е сектора — например, торговля и строители. Их работе государство специально не препятствовало, так что и политических требований от них слышно меньше. При этом в производстве, в IT-сфере да и, в конце концов, в здравоохранении наблюдался значительный рост выручки. Это важно помнить: малый бизнес в городе разный, а не только рестораны и ларёчники.

Что касается сферы общественного питания и гостиниц, то в процентном соотношении они действительно пережили катастрофическое падение и потеряли больше половины выручки. Но в реальных деньгах — это 4 млрд рублей потерь за полугодие. Для экономики цифра не такая большая. Поэтому, когда власти заявляют, что на всех денег бюджета не хватит, они лукавят. Не такие большие средства нужны, чтобы всех спасти. Тем более доходы бюджета в 2020 году оказались на 36,2 млрд рублей выше весенних пессимистических ожиданий — одной только этой суммы хватило бы, чтобы субсидировать ресторанный бизнес года четыре.

Если, конечно, это не дело принципа. Есть показательные цифры МВФ, иллюстрирующие объёмы господдержки в России в сравнении с остальным миром. Из них следуе­т, что страна потратила на помощь своим предпринимателям (всех размеров) около 5% ВВП. Для сравнения: в Германии, Японии и Италии объём поддержки — свыше 40% ВВП. В США, Южной Корее и Бразилии — около 15%. А наша помощь — где-то на уровне Индонезии, Мексики, Саудовской Аравии и "дефолтной" Аргентины.

Понятно, что в других странах и доля малого бизнеса в разы выше (у нас чуть выше 20%, а в ЕС, Японии и США — стабильно выше 50%). Но если мы хотим наращивать этот показатель, бизнесу нужно помогать. Как показывает статистика, не такие уж большие деньги на это требуются.

Георгий Вермишев

Материал подготовлен для проекта Итоги — 2020

Анна Серпер Все статьи автора
11 января 2021, 10:13 4648
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама