dp.ru Все статьи автора
23 декабря 2020, 11:58 261

Бизнес, власть и общество должны играть на одной стороне

Президент группы RBI Эдуард Тиктинский.
Президент группы RBI Эдуард Тиктинский.
Фото: Сергей Ермохин

Бизнес может и готов стать полноправным участником сохранения исторического центра Петербурга. Масштабы этой проблемы — обветшания и постепенная утрата отдельных зданий, — многие недооценивают, и в одиночку её никому не решить. Чтобы девелоперы в большей степени включились в процессы сохранения и реконструкции города, нужно создать для них определённые условия. Своим видением ситуации, оценкой взаимоотношений Петербурга и петербуржцев с современной архитектурой поделился президент группы RBI Эдуард Тиктинский.

Петербург называют культурной столицей нашей страны. И на всё, что происходит в городе принято смотреть через эту призму. В том числе и на появление новых зданий, исчезновение или изменение старых. Как вы считаете, такой подход, скорее, мешает или идёт на пользу городу?

— Петербург, точнее его исторический центр, уникален тем, что он был первым городом, который включили в список всемирного наследия ЮНЕСКО как единый ансамбль, как огромный культурный ландшафт. То есть весь центр целиком — не отдельные памятники, будь то Зимний дворец, Исаакиевский собор или что-то ещё. "Мешает" или "идёт на пользу" — неправильно рассуждать в этих категориях. Работа с историческими объектами, памятниками — очень сложная. И что, нам было бы легче работать в пространстве, не «отягощённом» историческими ценностями? Но это был бы совсем не тот город, не наш. Я бы говорил в категориях той большой ответственности, которую накладывает работа в Петербурге. Вот правильное слово. А "мешает" скорее такой неконструктивный подход: не дать девелоперу ничего трогать в историческом центре, пускай лучше всё ветшает естественным путём и в конечном итоге разрушается. Вот что реально вредит городской среде.

Современный Петербург относится к тем городам, которые нравятся или в которых люди предпочитают жить? К чему идём?

— Не вижу здесь развилки. У меня нет вообще никаких сомнений в том, что это совместимые истории. Город, которым можно только любоваться, приезжая как турист, но в котором неудобно постоянно жить, — это какая-то бутафория, витрина. И я никогда не чувствовал, что Петербург такой. Всё-таки столичный город, западный — и в прямом, и в переносном смысле, и по уровню организации жизни мы всегда уж точно не отставали от других регионов. А в последние годы положительные изменения происходят уже на наших глазах. Взять, например, транспорт: новые станции метро, Западный скоростной диаметр открылся. Я работаю на Васильевском острове и сам чувствую, насколько проще стало добираться. Или общественные пространства: "Новая Голландия", "Севкабель", Карповка. Появляются одно за другим.

На ваш взгляд, изменилось ли за последние годы в Санкт-Петербурге представление о городском пространстве? Каким образом? Почему?

— Помните историю с судебным кварталом? То, что в итоге были услышаны голоса горожан, которые говорили о необходимости парка, — хорошая иллюстрация цивилизованного, европейского подхода к формированию городской среды. И я сам, как горожанин и житель центра подтверждаю — зелёных зон на Петроградке и Васильевском не хватает. Есть Острова, есть Ботанический сад — но всё это уже немного в другой стороне. Есть небольшие скверы внутри жилых кварталов, вот и мы к 2022 году создадим новый общедоступный сквер в районе Левашовского хлебозавода на Большой Зелениной. Но многие хотели, ещё до того, как "Зарядье" в Москве появилось, чтобы был в центре города большой и современный ландшафтный парк. И можно только порадоваться, что горожан, похоже, услышали, что многие понимают, в том числе в государственных структурах: город — для жизни. Беспокоит, правда, то, что никак не решается проблема аварийных домов в центре, тысячи людей продолжают жить в условиях, которые не соответствуют стандартам, предъявляемым к современному жилью. И здесь городу тоже нужно двигаться вперёд, иначе через 20–30 лет этот снежный ком будет уже не остановить. Жилой фонд изнашивается.

Есть ли у Петербурга архитектурные символы XXI века? Если есть, то какие? Какие анонсированные проекты могут ими стать?

— Петербургу повезло в том, что у нас работает много действительно талантливых архитекторов. Кстати, и контроль архитектурной составляющей проектов "сверху" достаточно жёсткий, "градостроительные ошибки" двадцатилетней давности уже невозможны. Посмотрите на лучшие проекты последних лет — те, которые награждались престижными премиями в сфере недвижимости: Urban Awards, "Золотой Трезини". Посмотрите на проекты, включённые в "Белую книгу" Всемирного клуба петербуржцев, такие как объекты RBI — дом "Четыре горизонта" или дом "Таврический" — все они говорят сами за себя. Это в определённой степени произведения искусства — то, как они одновременно и представляют сегодняшнюю эпоху, и связаны с культурно-историческим контекстом. Через 50 или 100 лет их истинная ценность станет понятна. Среди сегодняшних проектов точно есть будущие памятники, которые в XXII веке будут так же охранять, как мы сегодня охраняем образцы модерна или конструктивизма.

Как бы вы определили отношения Петербурга с современной архитектурой. Сможет ли город принять современность? При каких условиях?

— Это, опять же, вопрос культурно-исторического контекста, вопрос конкретного места. "Четыре горизонта" были бы неуместны на Невском проспекте, но очень уместны на другом берегу Невы, на Охте — бывшей окраине заводов и мануфактур. Наш суперсовременный Ultra City, "город-сад" внутри Приморского района, создан на Комендантском проспекте, а не где-нибудь ещё, не на Петроградке, не в Коломне. "Лахта Центр" находится на своём месте. Место для современной архитектуры в городе есть. В историческом центре контекст другой, там экспериментировать сложнее. Но лучшие проекты могут объединить современность и наследие, нужен только талант архитектора, проектировщика, девелопера. Futurist, "Созидатели" и другие наши проекты в исторической части города выполняют именно эту задачу.

Петербург растёт, прирастает новыми территориями, меняется. Можно ли сделать так, чтобы этот процесс находил положительный отклик в людях? Чтобы новые здания вызывали положительные эмоции и желание сохранять их? Что для этого нужно сделать, на ваш взгляд?

— Возможно, банально, но нужно, чтобы новые здания и кварталы были красивыми, удобными, современными. Талантливо сделанными. Тогда я не представляю, что может настроить людей против. Конечно, всегда есть разные мнения: общеизвестно, что не все современники сразу оценили Дом компании "Зингер", шедевр модерна, а про Спас-на-Крови Александр Бенуа писал, что он будет только "за", если его взорвут. Но это отдельные голоса. А если широкая общественность, сообщество архитекторов и экспертов "хором" критикует проект — наверное, с ним действительно что-то не так. Талантливый проект такой реакции не вызовет, он найдёт отклик у широкой публики, у экспертного сообщества. А если один или два "защитника" протестуют ради протеста, это ещё не повод считать, что проект плох.

На ваш взгляд, какой вклад девелоперы могут вносить в сохранение исторического и культурного наследия города? В развитие его новых территорий и спальных районов?

— За сохранение памятников и их приспособление для современного использования сегодня готовы браться единицы девелоперов. Мало того, что это требует особых компетенций, так это ещё в большинстве случаев катастрофически невыгодно, по крайней мере, без составляющей нового строительства. Очень сложный процесс согласований, множество рисков, длительные сроки работ, — всё это делает экономическую эффективность проектов низкой. А если реконструкция связана с расселением — то тут ещё дополнительно целый ворох проблем, которые достаются девелоперу. Нельзя предсказать, удастся ли вообще договориться с жильцами. Поэтому понятно, что расселение аварийных зданий у нас идёт крайне низкими темпами — единицы в год. Девелоперы должны играть заметно большую роль в сохранении и реконструкции города, но для этого нужно создавать условия, при которых им выгодно работать. Налоговые льготы, прямое субсидирование по завершении проекта, государственно-частное партнёрство... Необходимо исключить возможность произвола, когда согласованные по законной процедуре проекты, на подготовку которых девелопер потратил время и средства, попадают под запрет задним числом. Проблему расселения город и государство могли бы целиком взять на свой борт. Этим всем надо серьёзно заниматься, чтобы бизнес стал полноправным участником в деле сохранения города. Масштабы этой проблемы, я имею в виду состояние исторического центра, многие недооценивают, и в одиночку её никому не решить.

На чём должна базироваться градостроительная стратегия развития Петербурга?

— Комплексная реконструкция центра. Вывод предприятий на периферию и развитие "серого пояса" как зоны для жизни людей. В периферийных районах — развитие транспортной инфраструктуры, создание рабочих мест и мест отдыха людей, чтобы снизить "маятниковые миграции". И к решению всех этих задач необходимо активно привлекать бизнес, создавая для него приемлемые условия работы.

Петербург претендует на звание умного города, города, в жизнедеятельности которого важную роль играют технологии и медиа. На ваш взгляд, меняет ли повсеместное распространение интернета, социальных сетей и мобильных приложений взгляд людей на городскую архитектуру и пространства? Какие новые требования технологии (или люди ими пользующиеся) предъявляют городу?

— Технологии — как минимум эффективный инструмент обратной связи от горожан. Когда ты можешь подать сигнал о проблеме на портал жалоб, просто достав из кармана смартфон и сделав фото, это очень удобно. Но можно подойти и более масштабно: использовать технологии обратной связи как способ получить репрезентативную картину общественного мнения. Например, при выборе одного из нескольких проектов будущего здания, при выборе территорий и зон, наиболее остро нуждающихся в реконструкции и т. д. Требование времени — использовать эти возможности, раз они есть. Тогда, кстати, уже не получится у кого-то одного "присвоить" себе право высказывать своё мнение от лица всех горожан. Но, кстати, технологии — не панацея, ведь в итоге важно, чтобы в власть на местах давала адекватную реакцию на запросы горожан.

Есть ли, на ваш взгляд, какие-то истинно петербургские ценности в градостроительстве и архитектуре, которые сохраняются на протяжении времени? Есть ли что-то, что уже отжило и должно остаться в прошлом? Что требуется сохранять и дальше? Как эти ценности могут вписаться в условия новой реальности — с цифровизацией и технологическим прогрессом, меняющимся отношением к комфорту?

— В Петербурге всегда работали лучшие зодчие, европейские и отечественные. И они не просто приносили сюда мировые тенденции, а создавали нечто совершенно уникальное "на месте". Если барокко – то "петровское" или "елизаветинское", если северный модерн — то уникальный, не похожий на европейский "ар-нуво". А уж про конструктивизм советской эпохи и говорить нечего — нет подобного в мире. Вот и современная нам архитектура должна быть такой же: сочетать уникальность, соответствие передовым трендам сегодняшнего дня, понимание контекста конкретного места и города в целом. Лучшие современные проекты этой высоты достигают. Изменение технологий и стандартов не мешает, а помогает развитию. Мы же не называем петербургской традицией печное отопление или отсутствие лифтов, потому что так было в XVIII-XIX веках, — понимаем, что не в этом ценность.

Изменит ли пандемия взгляд девелоперов на архитектуру и формирование городских пространств?

— В пандемию многие потребители новыми глазами посмотрели на такой продукт, как загородное малоэтажное жильё. И мы почувствовали это на своих проектах. Тем более люди привыкают многие вещи делать дистанционно, "распробовали" удалённую работу. По этой же причине, кстати, вырастет востребованность формата коворкинга. Но глобально потребность в живом общении — базовая для человека, от неё никуда не деться. И эпоха пандемии это только подчеркнула. Человеку полезно иногда "взять паузу", но вечно в одиночестве и в четырёх стенах он находиться не может. Так что пандемия только подчёркивает востребованность городских пространств общественной жизни, мест совместного времяпрепровождения. Помимо дома и работы человеку ведь нужно ещё и "третье место" — для общения, досуга и т. д. Создание таких общественных пространств во дворе отдельно взятого жилого комплекса — это то, чем мы занимаемся уже сегодня. Посмотрите на вторую очередь Ultra City, на другие наши проекты, даже самые камерные в историческом центре — там всегда найдётся место для такого "оазиса" во дворе дома.

Каким вы видите архитектурное будущее Петербурга? Реалистичный и позитивный сценарии. Какие условия должны быть созданы для позитивного сценария?

— В городе есть люди, способные создавать красивые, качественные, современные проекты. Есть понимание того, как должна развиваться городская среда, чтобы город оставался уникальным, влюблял в себя приезжих и горожан, но при этом был комфортным для жизни людей. Наиболее позитивный сценарий — чтобы бизнес, власть и общество играли на одной стороне, не мешали, а помогали друг другу. Не ставили палки в колёса бизнесу, а давали возможность стать полноправным участником процесса развития города, особенно городского центра. Надо снижать административные барьеры, улучшать инвестиционный климат, учиться вести цивилизованный диалог. Ведь мы работаем не только для самих себя, а несём ответственность за сохранение и развитие города перед теми, кто будет после нас.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама