Дмитрий Маракулин Все статьи автора
6 декабря 2020, 13:37 239

Выпавшие доходы: коронакризис вскрыл проблемы юридического рынка Петербурга

Фото: Сергей Коньков

В этом году одни юридические компании покинули рынок, другие же, наоборот, приоб­рели ценных специалистов. На пер­вый план вышли IT-практики и тру­довое право. В целом же рынок юри­дических услуг, по оценкам экспер­тов, оказался отброшен по своим по­казателям на 2–3 года назад.

ТОП-100 — 2020

ТОП-100 — 2020

17240

Не готовы к онлайну

Главным событием 2020 года для рос­сийской юриспруденции, как, впро­чем, и для всей страны, оказалась пандемия и меры по борьбе с ней, принимаемые правительством РФ и администрациями регионов. "Са­мое удивительное и одновременно полезное, что сделала пандемия, — она исключительно выпукло и на­глядно показала каждому участни­ку юридического рынка его слабо­сти", — резюмирует Константин До­брынин, старший партнёр коллегии адвокатов Pen & Paper.

Юркомпании и адвокатские бю­ро были вынуждены оптимизиро­вать свою деятельность. Расходы ре­зались, что называется, "по живому". Персонал, непосредственно незаня­тый в оказании юридических услуг, отправлялся в отпуска или частично, а иногда и практически полностью сокращался. Всеобщая изоляция за­ставила юристов и адвокатов перевес­ти свою работу в онлайн. И многие специалисты оказались не готовы к этому режиму, что, соответствен­но, сказалось и на их работе.

Участники рынка для поддержки своих клиентов оказывали бесплат­ные консультации: COVID–19 соз­дал серьёзную неразбериху в пра­вом поле, породив множество вопро­сов, требующих оперативного раз­решения. Многие компании начали развивать в интернете собственные проекты, в рамках которых проис­ходили целые юридические баталии по самым актуальным для бизнеса вопросам. Такие проекты преследо­вали две цели: поиск потенциальных клиентов и продвижение ком­пании на рынке.

Впрочем, не все смогли справиться с новыми условиями. По некоторым оценкам, падение выручки юркомпаний только за апрель–май колеба­лось в пределах 30–60% к аналогич­ному периоду 2019 года. Такой спад подкосил многие небольшие ком­пании, особенно в регионах. Часть игроков рынка оказались не гото­вы опустить планку стоимости сво­их услуг, а бизнес в новых услови­ях не смог платить по доковидным расценкам. В некоторых случа­ях (к примеру, в Москве) сотрудни­ки компаний вставали перед выбо­ром: либо сидеть в ожидании рабо­ты за высокий гонорар, либо прини­мать сложные решения об уходе. Из­менения на рынке юруслуг в итоге привели к "брожениям": специали­сты практически уровня партнёров переходили в другие компании или отправлялись в свободное плавание, создавая свои собственные бизнесы, пусть и небольшие. Таким образом, немало игроков рынка воспользо­валось этим "окном возможностей", заполучив высококвалифицирован­ных специалистов.

Заморозка судов

"Не хватит — намоем": победитель проекта ТОП-100 — 2020

"Не хватит — намоем": победитель проекта ТОП-100 — 2020

1274
Владимир Герасимов

Казалось бы, как мог коронавирус что–то изменить в расстановке сил в юридических практиках? Однако и здесь влияние эпидемии оказалось весьма серьёзным. Так, банкротная практика традиционно была в по­следние несколько лет очень востре­бованной: те компании, где было со­ответствующее направление, разви­вали его, а те, что не имели, — соз­давали специальные отделы либо принимали в штат специалиста. Мо­раторий на банкротства, введённый правительством РФ весной этого го­да, естественно, сказался на актив­ности этой практики: многие ком­пании, объективно обязанные объя­вить о собственной несостоятельно­сти, формально оставались на плаву. Таким образом, специалисты этой отрасли права частично были лише­ны возможности заниматься основ­ным видом деятельности.

Необходимость соблюдать соци­альную дистанцию перевела нема­лую часть деятельности адвокатов и юристов в онлайн-режим и под­держала формирующийся тренд на тотальную цифровизацию. Специ­алисты IT-практик из-за COVID-19 получили серьёзное конкурентное преимущество: они начали рань­ше работать в таких направлени­ях, как электронный документо­оборот, защита информации, смарт-контракты и т. д. Однако, по оценкам экспертов, "золотой век" опытных юристов с IT-специализацией будет кратким: их нагонят коллеги, кото­рых ситуация заставит разобраться и в защите информации, и в элек­тронном документообороте.

Главным трендом в трудовых от­ношениях стала всеобщая удалёнка, куда правительство массово отправило людей. Она вскрыла одну из острых проблем — забюрократизированность законодательства: большое количество документов не­обходимо вручить (или ознакомить) работнику под роспись. Кроме того, компании столкнулись с тем, что со­временное трудовое право никак не регулирует множество моментов — к примеру, как правильно оформить отправку специалиста на удалённую работу или же как оформить сме­шанный вариант? Таким образом, ситуация создала новые поводы для судебных споров между наёмным работником и работодателем.

Фактически на несколько месяцев оказалась заморожена работа всех судов. Так, суды общей юрисдик­ции слушали только неотложные дела — как правило, это были хода­тайства о мерах пресечения в виде ареста. Арбитражные суды перено­сили рассмотрение своих дел на более поздний период (в особенно­сти это касалось сложных дел). Ещё одной причиной отложений судеб­ных процессов стали ограничения на перемещения: юристы из Петер­бурга не всегда могли выехать в дру­гой регион — как правило, после пе­реезда необходимо было соблюсти 2-недельный карантин.

Под давлением обстоятельств су­дебная система, консервативная по своей сути, была вынуждена осваивать новые технологии: рас­смотрение споров в онлайн-режиме. Однако даже переход к этому форма­ту судебных процессов не спасал си­туацию: к накопившимся делам до­бавлялись новые — электронный до­кументооборот никто не отменял, заявления, иски и жалобы активно подавались. Судебное представи­тельство — это немалый пласт рабо­ты, которую ежедневно выполняют множество юристов и адвокатов. Со­ответственно, заморозка судебных процессов — это выпавшие доходы как частнопрактикующих специа­листов, так и юридических компа­ний и адвокатских бюро.

Переход в Dentons открывает для меня перспективы работы с её европейскими и глобальными командами для успешной реализации амбициозных планов.
Рихард Сингер
Рихард Сингер
"Дентонс Юроп", генеральный директор
Важно обеспечивать клиентов профессиональной поддержкой высочайшего качества в области права, в том числе в отношении вопросов интеллектуальной собственности.
Виктория Голдман
Виктория Голдман
"Эвершедс Сатерленд", генеральный директор

Материал подготовлен в рамках проекта ТОП-100 — 2020 .

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама