Маргарита Фещенко Все статьи автора
6 декабря 2020, 08:17 824

В аптеку с резюме: как пандемия изменила рынок труда в фармацевтике

Фото: vostock-photo

После пандемии часть опытных провизоров, которые до сих пор были в дефиците, могут оказаться на рынке труда.

Во время пандемии о разнородных трансформациях в работе медиков говорится много и повсеместно. И всё же на фоне информационной повестки и вне контекста разработки вакцины от коронавируса на задний план уходит околоврачебная отрасль — фармацевтическая. Какие изменения уже коснулись или пока лишь ждут её участников: от производителей лекарств до их распространителей — аптечных работников?

Закупали гречку, а исчезли лекарства: почему многие препараты пропали из аптек

Закупали гречку, а исчезли лекарства: почему многие препараты пропали из аптек

1330
Татьяна Елекоева

Первым (надо признать, немногочисленным) уже сейчас составляют конкуренцию приглашённые специалисты из Чехии и Польши.

Вторые же никакой конкуренции не испытывают — наоборот, находятся в дефиците. Но и он вскоре может кончиться из–за сокращения количества аптек и естественного притока на рынок труда уже опытных провизоров.

Линейный дефицит

Возросшая с конца зимы нагрузка на провизоров — вполне ожидаемый итог пандемии, который, впрочем, сказался на рынке труда не вполне логично: на "длинной дистанции" востребованнее линейные сотрудники аптек так и не стали. По данным агрегатора hh.ru, по направлению "Фармацевтика" в Петербурге за неполный 2020 год было открыто на 11% меньше вакансий, чем в допандемийном 2019 году.

Большинство вакансий размещены для фармацевтов–провизоров и медицинских представителей, упаковщиков, заведующих и заместителей заведующих аптеками. Более чем в половине вакансий требуется опыт работы от 1 до 3 лет, но почти каждое третье предложение ориентировано на специалистов без опыта вовсе. Несмотря на сокращение предложения, спрос тоже был невелик.

Сейчас в Петербурге наблюдается явный дефицит кадров в фармацевтической области: на одну вакансию приходится меньше двух резюме, что недотягивает до нормы в 2–2,5 раза. При этом ожидаемая заработная плата в резюме у соискателей в ноябре 2020 года выше, чем указанные предложения: она находится на уровне 50 тыс. рублей. Медицинские представители хотели бы получать около 70 тыс. рублей. В целом же в сегменте средней считается зарплата 48 тыс. рублей — на 3 тыс. рублей больше, чем годом ранее.

Зарплатные ожидания провизоров–соискателей зависят ещё и от того, на позицию внутри какой компании они надеются — крупной и сетевой или камерной и одиночной.

Аптеки Петербурга прогнозируют окончание дефицита лекарств в феврале–марте

Аптеки Петербурга прогнозируют окончание дефицита лекарств в феврале–марте

141

"В сетевых аптеках текучка кадров всегда выше. Там жёсткие параметры KPI: провизоры должны продавать на определённую сумму, предлагать товар дня или товар месяца. Они загнаны в рамки — психологически некомфортные. В сетях поменьше и в одиночных аптеках ситуация более домашняя, ориентированная на удержание персонала. Именно благодаря этому у аптеки появляется имидж. Особенно в регионах и спальных районах, где пациенты скорее пойдут в аптеку, где им дадут консультацию и где чувствуется лояльное отношение к клиенту. Многие небольшие аптеки именно за счёт этого и выживают: у них есть костяк работников, готовых помогать потребителю. И потребителю это нравится", — уверены в DSM Group.

Здесь объясняют: в "дискомфортные" сетевые аптеки провизоры обычно идут за более высокими зарплатами. И тут же предупреждают: выше они будут лишь на 5–10 тыс. рублей.

От оттока до притока

При этом в кадровых агентствах обращают внимание, что топ–менеджеров фармкомпании и аптечные сети практически не ищут. В рекрутинговом агентстве "Арес" признаются: за профильным для них подбором персонала среднего и высшего звена в этом году от фармы никто не обращался.

"При этом провизоров всё же не хватает. Во время пандемии мы столкнулись с ситуацией, когда провизоры остались буквально один на один с покупателем, и тогда чувствовался больший отток сотрудников. Кто–то из иногородних работников уезжал домой, кто–то заражался и уходил на больничный, а кто–то попадал под категорию 65+ и вынужден был временно перестать работать", — говорят в Ассоциации независимых аптек.

При этом именно пандемия парадоксально может стать причиной преодоления этого дефицита и свободного выхода на рынок труда опытных, квалифицированных кадров.

"Очевидно, что сейчас в стране непростая экономическая ситуация. Доходы у населения снижаются, а лекарства из–за девальвации рубля дорожают. В итоге спрос на аптечную продукцию будет снижаться, проблемы с пандемией улягутся, ажиотаж пройдёт и на фармрынке наступит затишье — по крайней мере в отношении розничного сегмента. Аптеки начнут закрываться. Да, с весны и так перестало работать около 1800 аптек — в масштабах страны не так много, но до пандемии количество аптек долгое время только росло. И, разумеется, когда в скором будущем продолжат закрываться точки, освободится и персонал", — объясняет Николай Беспалов, директор по развитию аналитической компании "АРЭНСИ Фарма".

По его словам, если до недавнего времени на рынке труда было сложно найти квалифицированных сотрудников (тех же провизоров), то теперь проблема будет не такой заметной. Кто–то из "освободившихся" работников уйдёт на пенсию, кто–то — в другие сферы, но всё же в результате пандемии рынок кадров может выиграть, а возможность выбора у работодателей — расшириться.

Особенно востребованными могут стать те сотрудники, которые помимо детального изучения ассортимента аптеки могут также проявить себя непосредственно в продажах.

"Ещё 8–10 лет назад аптеки начали получать бэк–маржу, хотя до этого жили только за счёт розничной наценки. Но как раз в то время аптечные сети научились оказывать услуги компаниям–производителям — прежде всего по продвижению их продукции. С тех пор от работников аптеки требуется много дополнительных знаний и умений: это могут быть и правила выкладки товаров на витрины, и способы дать рекомендацию, и условия допродаж. Это целая наука. Экономическая реальность отражается и на требованиях к работникам", — рассказывает Николай Беспалов.

На дистанции от маркировки

Сейчас пандемия влияет на аптечный сегмент и его работников если не напрямую, то по крайней мере косвенно. Причём сразу по нескольким фронтам: эмоциональному, законотворческому и прогностическому.

"Провизоры и сейчас, и в более спокойные времена на передовой. Кого считают виноватым в том, что цены на лекарства растут? Кто виноват, если нужных таблеток нет в наличии? Конечно, именно тот, кто стоит за прилавком. Весь негатив рушится на головы аптечных работников, и они незаслуженно получают ежедневную порцию эмоциональных раздражителей. Не фармкомпании, которые повышают цены. Не государство, которое вводит маркировки. А простые провизоры", — приводят пример в DSM Group.

Неудивительно, что молодые специалисты работать в аптеки не идут, — это мнение поддерживают все опрошенные эксперты. Так, в Ассоциации независимых аптек со ссылкой на статистику Санкт–Петербургского государственного химико–фармацевтического университета сообщают: из 1200 студентов фармацевтических вузов из девяти регионов страны работой в аптеках заинтересованы лишь 49,4% учащихся.

Ещё одна проблема, которая выпала на пандемийный год, связана уже не с эмоциональностью, а с рациональностью. Проблема эта — маркировка лекарств, которая призвана проследить каждую упаковку: от дня производства или импорта до продажи. С 2017 года система работала в экспериментальном режиме, но с 1 июля 2020 года стала обязательной.

"К пандемии присоединилась такая напасть, как маркировка. “Зависание” этой системы повлияло не только на наличие лекарств в аптеках, но и на трудозатраты и без того уставших работников", — говорят в DSM Group.

"Все участники рынка находятся в одинаковых условиях — их кинули в эту историю абсолютно неподготовленными. Разъяснительной работы и обучения со стороны идеологов создания системы маркировки не было. По сути, все оказались в сложной ситуации и по крохам разбирались, как себя вести в новых условиях. Процесс шёл и продолжает идти очень сложно. Однозначно выросла нагрузка на работников. Причём не только на линейный персонал, но и на тех, кто отвечает за закупки", — дополняет Николай Беспалов.

Ещё одно нововведение этого года — установленные в марте правила удалённой торговли лекарствами одновременно и усложнили жизнь аптечным работникам, и открыли для них новые возможности для развития внутри профессии.

"Если аптекам разрешат дистанционно доставлять рецептурные препараты, тогда для этого потребуются люди со специализированным образованием", — говорят в Ассоциации независимых аптек.

Взаимообмен кадрами

Кто ещё из работников востребован в фармацевтической отрасли кроме непосредственно "дефицитного" линейного персонала? По словам представителей Ассоциации независимых аптек, сейчас внутри сферы часто обсуждается вопрос о возобновлении работы рецептурно–производственных отделов аптек, где лекарства изготавливаются непосредственно "под пациента".

"И всё же, чтобы закрыть эту нишу, нужно задуматься, с какими специалистами мы будем возрождать такие отделы. Особенно во времена, когда персонализированный подход к лечению человека становится всё востребованнее", — рассуждают в Ассоциации независимых аптек.

И всё же куда сильнее от отсутствия профильного образования (и, как следствие, кадров) в Петербурге страдают производители и локализаторы лекарственных препаратов.

"Фармацевты нужны в аптеках. А современное производство фармсубстанций — совсем другая история. Здесь никто ничего пестиком в ступе не смешивает. На фармацевтических производствах востребованы специалисты физических и технических специальностей, инженеры с пониманием процессов гидродинамики и аэродинамики, люди со знанием алгоритмов. Ещё необходимы те, кто понимает, как проходят процессы в биологических реакторах, как ферментируются колонии микробов. Нужны теория вероятностей и математическое моделирование", — приводит список Сергей Свешков, технический эксперт по локализации производства биологически активных фармсубстанций. И дополняет: самыми востребованными в сфере молодыми специалистами становятся выпускники Санкт–Петербургского политехнического университета Петра Великого и Университета ИТМО.

"Многих из перечисленных специалистов в России катастрофически мало, поэтому сотрудников приходится везти из Чехии, Польши, Сербии, Болгарии. Здесь они получают по 6–10 тыс. евро, потому что у нас аналогичных местных профессионалов нет. В стране образовательная система заточена под другое", — говорит Сергей Свешков.

И добавляет, что сами заводы и производства готовы воспитывать себе кадры, но пока лишь на уровне софинансирования учебных программ: нет гарантий того, что вчерашний студент с сильным профильным образованием не решит уехать на заработки в условную Швейцарию.

Иначе поступили в BIOCAD: здесь финансируется обучение студентов только на собственных образовательных программах, которые создаются на базе вузов. На текущий момент совместно с партнёрами открыты уже три магистерские программы, а в 2020 году был запущен бакалавриат в СПбГУ.

"Такой подход принципиально отличается от целевого обучения: мы понимаем, какие кадры нам нужны, в чём различия с профилем стандартного выпускника, и на основании этого дополняем образовательные программы собственными курсами и практиками, чтобы максимально приблизить портрет выпускника к желаемому уровню", — говорят в BIOCAD.

Очевидно, фарма расслаивается на глазах: с одной стороны — нежелание молодых специалистов работать в аптеках, с другой — лишь открывающаяся возможность получить образование в сфере биотехнологий и конкурировать с иностранными специалистами (правда, лишь через несколько лет). И всё же и разработку, и производство, и реализацию лекарств в Петербурге роднит одно — дефицит кадров, который лишь сильнее проявился во время пандемии.

В последнее время имидж профессии фармацевтического работника ухудшается. Даже непосредственно у сотрудников теряется самоуважение. В пандемию много хвалебных слов и благодарностей получило врачебное сообщество, что, разумеется, абсолютно верно и оправданно. Но почти никто никогда не задумывается о том, что люди, которые оказывают фармацевтическую помощь в аптеках ежедневно и иногда работают круглосуточно, тоже хотят быть замеченными. У нас одна из немногих стран, где даже нет Дня фармацевтического работника. Все эти факторы говорят не в пользу развития профессии провизора. Сейчас мы сильно озабочены тем, чтобы вернуть этим высококвалифицированным специалистам былую статусность.
Виктория Преснякова
Виктория Преснякова
Исполнительный директор ассоциации независимых аптек
В период пандемии на рынке труда в фармацевтической отрасли всё весьма сумбурно. Многие компании отказываются от части функционала, вынужденно увольняют сотрудников. К тому же контакты между представителями фармкомпаний и аптечного сообщества сократились до минимального уровня. Если раньше можно было говорить о том, что фармкомпании открыто идут на рынок через медицинских представителей, то сейчас этот образ меняется. Волей–неволей из–за ограничений такие работники стали меньше общаться с врачами и провизорами. Изменилась стратегия продвижения, поскольку офлайн–мероприятия ушли в прошлое на ближайшее время. Активно развиваются онлайн–события, но они гораздо менее эффективны: офлайн–встречи всегда более эмоциональны и продуктивны. Фарма всё больше уходит в онлайн, и поэтому некоторые специалисты оказываются невостребованными.
Сергей Шуляк
Сергей Шуляк
Генеральный директор Dsm Group, член координационного совета Российской ассоциации фармацевтического маркетинга
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама