Иван Жидков Все статьи автора
27 ноября 2020, 19:31 207

Марадоны нет. Каким запомнился легендарный футболист

Марадона мог умереть прямо здесь, в Петербурге. На стадионе на Крестовском. Когда выпил и съел всё, что подавали в ложе VIP, и так переживал за свою Аргентину в матче с Нигерией, что потерял сознание. Но тогда решил подзадержаться. Говорят, ему нравилась Россия.

Дзюба нечистой силы: дьявольский флешмоб после Хэллоуина

Дзюба нечистой силы: дьявольский флешмоб после Хэллоуина

490
Иван Жидков

Диего всегда переживал за свою Аргентину. Пусть, однако, и по–своему. И пусть в последние годы своей жизни он скорее напоминал смесь Оле Лукойе и Урфина Джюса, новость о его смерти — грустное событие. Кроме Марадоны у футбольной Аргентины мало что было. Да, участие в финале первого чемпионата мира. Да, победа в домашнем мундиале при диктаторе Виделе. Но порхающих бабочек в животе те сборные не будили ни у кого, кроме разве что аргентинцев.

Марадона играл в футбол так, будто больше ничего не умел делать. Собственно, это правда — ничего и не умел. Не умел себя вести. Не умел не попадаться на допинге (как же это сломало чемпионат мира — 1994!). Не умел держать язык за зубами. Не умел тренировать, когда взялся за сборную в 2010–м. Я был тогда под Йоханнесбургом на тренировке аргентинцев. Там было весело: футболисты били пенальти на щелбаны и удары мячом по попе. Через три дня Аргентина "сгорела" Германии 0:4.

Но за то, что Марадона играл любой частью тела, ему прощалось всё. Пожалуй, он был единственным, кого не победил на этой планете Лионель Месси. Потому что Диего остался выдающимся дриблёром, даже когда футбол стал застёгнутым на все пуговицы в конце 1980–х и в середине 1990–х. Он шёл в обводку и давал передачи, которые невозможно дать, даже в проигранном Германии финале Италии–90, хотя все сказали, что он — "не тот". Про Мексику–86 и говорить нечего — этот чемпионат мира выиграл Марадона, пусть и ценой ненависти всех Британских островов за "божью руку".

Гении в меняющемся мире могут выжить, только когда они становятся богатыми и им на всё наплевать. Их образ обычно далёк от примерного, и Марадона заполнил этот шаблон всей своей склонной к полноте фигурой. Он сорил деньгами, его богатство доставалось всем — хорошим, плохим, злым. Благодаря своему сумасшествию после футбольной карьеры он продержался удивительно долго, хотя и близко не был похож на красивую открытку. Миллионы детей по всему миру хотели быть как Диего Армандо — к чёрту обвинения в пафосе, первая футбольная фамилия, которую я услышал, была его. И бил резиновым мячом в дверь комнаты так, что вываливался советский замутнённый витраж.

Став взрослым, понял, что футбол — никакое не искусство. Это 90% физического труда, упорства, замкнутости. В нём ничего не происходит просто так, без чьей–либо ошибки. Но не существовало более жирного исключения из правил, чем Марадона. С ним можно было что–то сделать за полем, но на нём — практически никогда.

Пока был жив Диего, Месси выигрывал лишь среди тех, кто родился в девяностых и позже. При этом у Аргентины больше не было побед на чемпионатах мира.

Может, теперь, когда Диего избавил Лионеля от своего присутствия?..

Иван Жидков, главный редактор sportsdaily.ru, специально для "ДП"

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама