Георгий Вермишев Все статьи автора
31 октября 2020, 15:01 2127

С—скромность: почему богачи Петербурга переписывают активы на родственников

Рейтинг миллиардеров. Самые богатые люди Петербурга".
Рейтинг миллиардеров. Самые богатые люди Петербурга".
Фото: Сергей Коньков

Петербургские богачи ощутимо чаще стали переписывать активы на родственников и отрицать свой статус миллиардеров. Новый рейтинг миллиардеров Санкт-Петербурга за 2020 год будет доступен на сайте dp.ru во вторник, 3 ноября.

Всего пару недель назад в публичное поле вылились детали конфликта между двумя миллиардерами — исполнительным директором банка «Траст» Михаилом Хабаровым и его бывшим партнёром, владельцем компании «Деловые линии» Александром Богатиковым. Кто из этих двоих прав, разберётся самый справедливый суд в мире. Но при любом исходе, общая картинка выглядит нелицеприятно.

Тёмные потуги: как миллиардеры из-за мелочного просчёта раскрывают активы

Тёмные потуги: как миллиардеры из-за мелочного просчёта раскрывают активы

3824
Евгений Петров

Если поверить одной версии, то выходит, что господин Хабаров хотел получить деньги от господина Богатикова за то, чтобы прекратить незаконные налоговые проверки (это следует из материалов дела, опубликованных в Forbes). А если поверить версии со стороны господина Хабарова, который с 9 октября находится под арестом, то получается, что в России можно взять и организовать «посадку» своего бизнес-партнёра по весьма мутному составу преступления.

В принципе, существование и той и другой практики в России — секрет Полишинеля, но передача кейсов гласности неизменно вызывает ахи и вздохи. Таков уж суровый бизнес-климат, в котором приходится работать петербургским миллиардерам. Не просто так Россия находится на 86-м месте по уровню защиты прав собственности, а в рейтинге Doing business — на 28-м. Делать бизнес легко, сохранить — сложно.

Вовремя выйти из игры

Кому-то лучшим выходом из этой бизнес-среды показалась фиксация всех достижений через сделку купли-продажи. Так в 2019 году поступила семья Андрея Голубева, удачно продавшая свою сеть заправок ПТК «Роснефти». По оценкам аналитиков, это могло принести им до 40 млрд рублей, однако в новых «живых» активах эти деньги пока что проследить не удалось. Возможно, какой-то необычный инвестиционный проект всё-таки появится в будущем, но верится почему-то с трудом.

Как показывает опыт семьи бывшего владельца казино «Конти» Михаила Мирилашвили, от настоящей бизнес-империи в России может остаться венчурный фонд в дальнем зарубежье и парочка российских юрлиц с незначительной выручкой. Значит ли это, что столь уважаемые и успешные в прошлом люди в один прекрасный день обеднели? Вряд ли. Просто на родине их больше ничто не держит. Некоторые отдалились настолько сильно, что просят «ДП» больше не считать их петербургскими миллиардерами. «С таким же успехом город Тосно мог бы открыть рейтинг миллиардеров, хоть раз проезжающих через него в своей жизни», — написал в редакцию один из влиятельных в прошлом петербургских ретейлеров, переехавший жить во Францию.

Наверное, по той же причине (суровость бизнес-климата) на первых страницах журнала так редко появляются новые лица. Это в мировых рейтингах условных Ротшильдов и Рокфеллеров давно потеснили Уоррен Баффетт и Билл Гейтс, чтобы затем уступить места Джеффу Безосу и Марку Цукербергу. А из петербургских бизнесменов нувориши-миллиардеры получаются с трудом.

Единственным героем молодёжи может считаться Павел Дуров, но и его история продажи «Вконтакте» только добавляет аргументов в пользу суровости российского бизнес-климата. Хотя справедливости ради стоит отметить, что и с бизнес-климатом США Дурову совладать не удалось. Его амбициозный проект криптовалюты GRAM в начале года жёстко завернул американский регулятор, из-за чего господин Дуров, сильно потратившийся на свою блокчейн-инициативу, резко «обеднел» (в конце июня он сообщил, что вернул инвесторам проекта свыше $1,2 млрд напрямую или в форме займов).

Время сдавать дела

Получается, что главные герои петербургского бизнеса — всё те же люди с предысторией из 1990-х. Возраст большинства миллиардеров уже близок к пенсионному, участникам топ-30 рейтинга в среднем около 62. И всё чаще мы видим попытки передать их активы в управление детям.

Обычно приучать к ответственности начинают с долей или неосновных активов. Например, сыновья Алексея Мордашова (с этого года включён в Рейтинг «ДП») в 2019 году стали владельцами 65% акций золотодобывающей компании Nordgold, оставшиеся 35% остались у отца. Но это уровень федеральный. В Петербурге, вероятно, удачным может считаться процесс перевода активов основателя Ginza ProjectВадима Лапина. Его наследника Марка, получившего часть бизнеса, в прессе именуют не иначе как «кронпринц Ginza». Значительно большую роль в бизнесе (по крайней мере юридически) играет и наследница основателя проектно-строительной компании «Возрождение» Игоря Букато.

Но не всегда передача дел проходит гладко. Пока «Метрострой» принадлежал кавалеру орденов и наград Вадиму Александрову, компания работала стабильно. Но, когда в 2017 году тот отошёл от дел и передал управление сыну Николаю, начались проблемы. Каких-то 2 лет хватило, чтобы в конце 2019 года наследник отправился под стражу из-за обвинений в растрате, а семейный бизнес (который, правда, приходится делить с городом) оказался под угрозой потерять лидерство на рынке.

Наконец, есть и просто трагические случаи передачи наследства. В этом году в Рейтинге «ДП» упрочились позиции Ефима Когана — сына погибшего банкира Владимира Когана. За жизнь в Лондоне после пересадки костного мозга борется Олег Тиньков, всё его состояние (40,4% TCS Group) в апреле было передано в семейный траст.

Правда, судя по Instagram, господин Тиньков всё-таки идёт на поправку. Сначала он анонсировал громкую сделку с «Яндексом», потом намекнул, что купить его банк «Тинькофф» может ФК «Открытие», а в конце объявил, что ни с кем объединяться не будет, потому что ему не дали возможностей участвовать в управлении объединённой компанией.

«Мы, а не они купим этот гавно-Яндекс!» — написал он в письме сотрудникам. То есть сил и амбиций хватает, слава богу.

Бизнес на передержку

Чаще всего переписывание активов на наследников (а иногда и вовсе на третьих лиц, такие случаи тоже известны) вызывает у журналистов инстинктивные подозрения — опять-таки виной тому бизнес-климат. Слишком много известно случаев, когда это делалось не из-за желания отойти от дел, а ради оптимизации кредитной нагрузки либо чтобы скрыть бизнес в тени менее публичных родственников.

Судя по всему, по этой логике свои активы спешно переписывал на дочь бывший вице-губернатор Ленобласти Николай Пасяда, чьи строительные компании сейчас проходят процедуру банкротства. Юридическая процедура заняла пару дней, но напрасно бизнесмен торопился — теперь по закону его наследница может быть, наоборот, привлечена к субсидиарной ответственности.

Другой пример — кейс уже упомянутого миллиардера Александра Богатикова, на фоне судебных тяжб передавшего руль управления группой компаний «Деловые линии» своим родственникам. Господин Богатиков регулярно убеждает «ДП», что миллиардером не является. Может быть, он исходит из того, что всё богатство «получил» его бывший компаньон Хабаров. Из материалов следствия следует, что за «покровительство» Богатиков якобы перевёл ему почти 842 млн рублей, которые теперь считает похищенными.

Нежелание считаться миллиардерами вообще в этом году встречается минимум в 2 раза чаще, что, вероятно, можно объяснить углубившимся кризисом. «Информация о моих финансовых доходах предоставляется в налоговые органы в строгом соответствии с действующим законодательством и в настоящее время стоимость моих финансовых активов не соответствует заявленным Вами цифрам. Данная публикация без моего согласия нарушат мои конституционные права граждана на честь, достоинство и деловую репутацию», — видимо, в спешке (орфография и пунктуация сохранены) написал в редакцию один из продавцов мобильной техники.

Объяснить такую скорую реакцию можно тем, что уважаемые предприниматели на полном серьёзе полагают, что Рейтинг «ДП» лежит на всех столах под портретами Дзержинского, включая дом на Литейном.

Другие, напротив, убеждены, что журнал специально выписывает западная разведка. «Мы полагаем, что информация по оценке стоимости нашего бизнеса нежелательна к публикации, так как мы относимся к предприятиям ОПК и в настоящее время выполняем работы по важным гособоронзаказам. Публикация этой информации может привлечь избыточное внимание к предприятию и способствовать появлению санкций со стороны европейских и американских поставщиков», — прислала ответ одна из судостроительных компаний.

Это, конечно, лестно. Но всё-таки Рейтинг «ДП» — не каталог для силовых структур разных стран. Это моментальный снимок петербургской эпохи, причём в данном случае — эпохи докризисной (Рейтинг считался по итогам 2019 года).

Суета вокруг переписывания активов на родственников — лишь часть общей картины. Но, судя по тому, что кризис ещё не достиг своего дна, чехарда эта в следующем году только продолжится.

Рейтинг миллиардеров за 2019 год читайте здесь.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама