Кристина Важенина Все статьи автора
21 сентября 2020, 11:29 1318

Зампрокурора Петербурга: "Бизнес сейчас в сложной жизненной ситуации"

О нелёгкой судьбе бизнеса в условиях пандемии не устают говорить экономисты, юристы, политологи. Заместитель прокурора города Виктор Мельник, в чьи обязанности входит надзор за соблюдением прав предпринимателей, отвечает на вопросы "ДП".

Какие жалобы приходится рассматривать чаще всего?

Двойной удар и проверка на прочность: петербургский бизнес в кризис

Двойной удар и проверка на прочность: петербургский бизнес в кризис

15301

— Больше всего бизнесмены жалуются на работу органов власти, на процессуальную деятельность правоохранительных органов. Взаимодействие государственных институтов и представителей бизнеса бывает непростым.

Из каких сфер чаще всего обращаются предприниматели?

— Можно сказать, что лидируют представители строительного бизнеса. Проверяющие органы часто нарушают права застройщиков. Это и истребование лишних документов, и отказы в выдаче разрешительных документов на строительство. Встречаются и незаконные отказы в регистрации адреса нахождения предприятия. Такие нарушения встречаются у налоговых органов. После нашего вмешательства процесс, как правило, налаживается.

Много в этом году было таких обращений? Пандемия сказалась?

— Безусловно. Количество жалоб увеличилось. В 2019 у нас было 46 обращений от представителей бизнеса, а за полгода нынешнего 2020–го уже 68. А год ещё не закончился. Но это закономерно. Бизнес сейчас в сложной жизненной ситуации. Многим приходится перестраивать свое дело "с колес". Наша задача — помочь.

В 2000–х годах процветало рейдерство, правоохранительные органы были завалены уголовными делами, связанными с захватами активов. Есть ли случаи обращений бизнесменов по этому поводу?

— То время безвозвратно закончилось. Я лично на это искренне надеюсь. Сейчас нельзя сказать, что есть факты прямого захвата чьего–либо бизнеса. Но можно отметить, что всё ушло в серые зоны. Для того чтобы доказать факт рейдерства, нужны серьёзные оперативные наработки. По факту сейчас все вопросы о незаконном завладении активами перешли в область корпоративных споров. Бизнесмены теперь решают подобные вопросы в правовом поле. На них трудится множество очень хорошо подготовленных юристов. Поэтому разобраться в проблеме стало гораздо труднее. Например, есть решение суда. Суд выразил своё мнение. Проигравшая сторона утверждает, что это рейдерство. Если нет оперативных материалов, которые бы показали прикладной механизм завладения активами, доказать что–либо очень трудно.

В обход Невского: недвижимость в центре пустеет из-за ухода бизнеса в онлайн

В обход Невского: недвижимость в центре пустеет из-за ухода бизнеса в онлайн

7430
Дарья Зайцева

Один из самых волнующих вопросов — есть ли жалобы на необоснованные уголовные преследования или нарушения, допущенные представителями следствия или других правоохранительных структур?

— В настоящее время одним из способов оказания давления на бизнес является производство незаконных обысков у субъектов предпринимательской деятельности. Так, в текущем году выявлено четыре таких факта. Это были обыски по месту нахождения компаний. Оснований для этого не было. В связи с чем протоколы данных следственных действий признаны прокуратурой города незаконными и, как следствие, недопустимыми доказательствами. Также мы внесли требования начальнику ГСУ МВД, обратив внимание на действия его сотрудников. По одному из подобных фактов материалы, скорее всего, будут направлены в Следственный комитет. Оперативные сотрудники под видом осмотра места происшествия осуществили незаконный обыск. Тут уже речь идёт даже о возможном возбуждении уголовного дела.

На какие нарушения представителями силового блока бизнесмены пытаются обратить ваше внимание?

— В большинстве обращений оспариваются действия следователей, есть жалобы на оперативных сотрудников и на их действия при проведении проверок и расследовании преступлений, связанных с изъятием имущества, с направлением субъектам предпринимательской деятельности запросов о предоставлении финансово–хозяйственной документации, а также оспариваются принятые процессуальные решения.

Сегодня государственная политика направлена на смягчение ряда уголовных статей, мер пресечения для предпринимателей. Какие шаги предпринимает прокуратура в этом направлении?

— В целях обеспечения прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности прокуратурой принимается комплекс мер. Так, прокурором города еще в сентябре 2019 года издан приказ № 128 "О дополнительных мерах по обеспечению прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности при возбуждении и расследовании уголовных дел", предписывающий всем прокурорам районов лично проверять законность и обоснованность решений по уголовным делам указанной категории, мерами прокурорского реагирования обеспечивать соблюдение закона при производстве расследования.

Были ли жалобы в период пандемии на порядок предоставления госуслуг, на излишнее рвение чиновников?

— Разумеется, были. Мы по–прежнему фиксируем излишнее рвение некоторых государственных служащих. В 2020 году мы вносили представления налоговому управлению. Имелись у нас претензии и к Государственной инспекции труда. Так, была пресечена незаконная проверка крупного кондитерского производства. Вопреки введенному государством "мораторию" на подобные действия в период пандемии, инспекция труда издала распоряжение о проверке и, собственно, занялась её проведением. По нашему протесту проверка была прекращена. Всего за 8 месяцев 2020 года прокуратура города внесла 60 представлений по фактам нарушения законодательства о государственном контроле (надзоре), принесла 94 протеста на противоречащие законодательству правовые акты, объявила 57 предостережений, возбудила 47 административных дел.

Поступали ли жалобы на невыполнение государственных контрактов в последнее время?

— Выполнение госконтрактов — это очень важная задача для прокуратуры. Сегодня эта проблема обострилась. Государственные учреждения не выплачивают средства за уже выполненные работы. Недавно мы помогли получить бизнесмену 800 тыс. рублей за работу, которую он выполнил год назад (!). На данный момент основная проблема — это учреждения здравоохранения. Часть средств, которыми они оперируют, — это финансы из Фонда страхования. Они поступают позже окончания заказанных работ или не поступают вообще.

Но иногда виноваты конкретные лица и их нерадивость. На слуху история вокруг больницы им. Семашко. Руководитель этого учреждения, прямо скажем, злоупотребил своим служебным положением. Вопрос о выплатах по госконтрактам сегодня первый на повестке дня. Недавно органы прокуратуры обсуждали его с губернатором. Сейчас рассматривается вопрос о погашении задолженности перед бизнесом за счет целевых субсидий из госбюджета.

Прокуратура вмешивалась в ситуацию с банковской сферой?

— Да. Время пандемии диктует свои правила. Не секрет, что более всех пострадали предприятия малого и среднего бизнеса. Они все сильно закредитованы. Мы проводили мероприятия, встречи с банками по нулевым кредитам. Банки, надо сказать, не сопротивлялись. Но, по нашим данным, не всё совсем гладко. Позиция прокуратуры в этом вопросе такова — банки должны внимательно и тщательно рассматривать каждую заявку, без формализма. Не скрою, иногда приходилось твердо требовать, чтобы финансовый сектор соблюдал уровень поддержки бизнеса, заявленный государством.

На что бы вы хотели обратить внимание представителей бизнес–сообщества Петербурга?

— Как представитель прокуратуры я бы хотел призвать бизнесменов: не надо вариться в собственном соку! Обращайтесь. Экономическая ситуация сейчас непростая, если есть сложные вопросы, мы всегда дадим чёткую правовую оценку любой ситуации и, если нужно, принципиально отреагируем. Главное в нашей деятельности — результат: реальная защита прав предпринимателей.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама