Иван Хлебов Все статьи автора
3 августа 2020, 21:29 388

Предприятие швейцарского книжника: дом Девриена на Васильевском острове

Фото: Сергей Ермохин

Помните горьковскую цитату? "Любите книгу — источник знаний, только знание может сделать вас сильным, честным, разумным человеком". И весьма зажиточным — мог бы дополнить эту горьковскую цитату Альфред Федорович Девриен, владелец дома №13 по 4–й линии Васильевского острова. Всем, что он имел, немалым состоянием и известностью он был обязан тому, что с детства любил книги. И, добавим, именно книги привели его в свое время в Петербург.

Дом Шопена, не композитора: особняк французского литейщика на Васильевском острове

Дом Шопена, не композитора: особняк французского литейщика на Васильевском острове

379
Иван Хлебов

Начитанный крестьянский сын

В самом деле, Альфред Девриен с детства любил книги. Для сына крестьянина из швейцарской деревни Уши недалеко от Лозанны любовь эта была несколько странной, но поскольку семья была не бедной, а Альфред — не единственным сыном в семье, родители его на эту странность смотрели без осуждения. Так что, когда он устроился мальчиком на побегушках в книжную лавку, все только пожали плечами, и не более. Тем паче что эта работа приносила в семейный бюджет лишних несколько франков в год. Но для Альфреда это был первый шаг на его долгом пути книжника. Мальчиком при лавке он был недолго и вскоре стал младшим продавцом. Тут уже семья посмотрела на него с уважением и вниманием — это был определенный статус. И, когда он заявил о желании изучать книжное дело всерьез, за родительским благословением дело не стало.

В следующие несколько лет его носило по Европе как осенний листок. Он изучал книгопечатание в немецком Мангейме, работал в знаменитом парижском издательстве Луи Ашета, в типографиях и переплетных мастерских, крупных книжных магазинах и издательских фирмах Берлина и Вены, служил у легендарного лондонского книготорговца Николаса Трюбнера. В общем, к 25 годам Альфред Девриен ухитрился не просто получить прекрасный опыт в профессии — он стал заметным человеком в отрасли и даже, несмотря на юный возраст, считался своего рода экспертом, знающим, кто и какие книги выпускал за последнюю сотню лет практически на любом языке. Именно в таком качестве его и переманил из компании Трюбнера петербургский издатель Маврикий Осипович Вольф, искавший опытного управляющего в отдел иностранной литературы своего книжного магазина в Петербурге. Русский рынок печатной литературы был для Девриена в новинку, так что, приехав в 1869 году в столицу Российской империи, он с головой погрузился в его изучение. И, что характерно, нашел для себя в нем нишу.

Популярная литература

Россия в ту пору была страной аграрной, так что интерес к новым знаниям в этой сфере был, без преувеличения, велик. А значит, издательский дом, специализирующийся на выпуске литературы, посвященной сельскому хозяйству, просто не мог быть убыточным. Так что в 1872 году Альфред Девриен, заплатив гильдейский сбор, стал петербургским купцом и основал собственную фирму, издававшую новейшие европейские труды по сельскому хозяйству и агротехнике в переводе на русский и специализированный журнал "Вестник садоводства, плодоводства и огородничества".

Популярнейшее, кстати говоря, издание среди российских помещиков. И дело пошло. "Книгоиздательство А. Ф. Девриена" стало серьезной фирмой, выпускавшей помимо профильной литературы книги по естествознанию и географии, справочники и энциклопедии. Своеобразной вершиной этой деятельности стала одиннадцатитомная "Полная энциклопедия русского сельского хозяйства".

Разумеется, для всей этой деятельности нужны были производственные и складские площади, а еще — фирменный магазин и контора. Для магазина Девриен снял первый этаж дома №8 на 3–й линии, но оказалось, что это слишком тихое и незаметное место для успешного ведения дел. Тогда, убив одним выстрелом двух зайцев, он приобрел дом золотопромышленника Соловьева на Румянцевской площади, как раз выставленный на торги после смерти владельца.

Обитель архитекторов: соседство семейного гнезда и доходного дома на Васильевском острове

Обитель архитекторов: соседство семейного гнезда и доходного дома на Васильевском острове

445
Иван Хлебов

Там разместились и торговый зал, и квартира хозяина. А для производственной части дом пришлось строить с нуля. Но зато и получился он ровно таким, каким хотел его видеть Альфред Федорович. Четырехэтажное здание в стиле северного модерна было одновременно элегантным и функциональным.

Основную его часть, выходящую на 4–ю линию и украшенную вывеской с названием фирмы и барельефами сов, занимала контора, а в находившихся во дворе флигелях располагались типография, переплетная и склады, причем логистика производства была налажена образцово, практически конвейерным способом, разве что без конвейера, потому что эпоха Генри Форда еще не наступила. И прибыль это предприятие приносило не меньшую, чем средней руки золотой прииск.

Иными словами, устроился Альфред Девриен в российской столице даже лучше, чем мог бы устроиться в родной Швейцарии, стране на ту пору откровенно небогатой. Здесь он женился, породнившись со знаменитой петербургской немецкой семьей Юнкеров, здесь родились его сыновья, разговаривавшие по–русски лучше, чем многие русские.

В общем, все было хорошо и спокойно. Но в 1914 году Девриенам пришлось пережить немало беспокойства, когда Мировая война нарушила множество важных связей с европейскими партнерами, а дальше ситуация становилась только сложнее — неприязнь к иностранцам росла, а интерес к книгам неуклонно падал.

И в начале 1917–го Альфред Федорович собрал чемоданы и, оставив фирму на попечение управляющих, вместе со всей семьей отбыл в Европу. Сперва — в Париж, а когда война закончилась — в Берлин, где располагался немецкий филиал его компании. В 1920 году он скончался, но его сыновья еще добрый десяток лет выпускали книги на немецком и русском под брендом "Изд–во А. Ф. Девриена".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама