Евгений Петров Все статьи автора
22 июля 2020, 08:09 54031

В Петербурге фиксируют повальный отказ от регистрации ИП

Премьер-министр Михаил Мишустин
Премьер-министр Михаил Мишустин
Фото: ТАСС

В апреле — июне текущего года количество зарегистрированных индивидуальных предпринимателей (ИП) в реестре Федеральной налоговой службы (ФНС) после продолжительного многолетнего прироста впервые в Петербурге пошло на спад. Пока за 3 месяца численность предпринимателей сократилась на 1,2%, или на 2166, до 179,7 тысячи ИП. Если тенденция сохранится, то на спад пойдет и объем налогов от работы малого бизнеса.

На начало июля текущего года в реестрах ФНС отмечено и сокращение числа юридических лиц в форме общества с ограниченной ответственностью (ООО).

Заграница не поможет: зарубежный бизнес петербургских предпринимателей тоже терпит убытки

Заграница не поможет: зарубежный бизнес петербургских предпринимателей тоже терпит убытки

16504
Александр Лобановский

Во II квартале их число снизилось на 3%, до 225,7 тыс. Если брать период с января текущего года по июнь, то выбытие ООО из реестра выглядит более внушительным: на 10% против сокращения на 11% за весь 2019 год.

Буквально полгода назад чиновники отчитывались, что сокращение количества ООО не должно вызывать тревогу, так как бизнесмены якобы стали выбирать более простые формы ведения бизнеса, то есть ИП. И действительно, прирост зарегистрированных ИП на 9% по итогам 2019 года практически совпадал с динамикой сокращения ООО.

Однако первый сигнал, что с бизнесом не все гладко, прозвучал уже в апреле текущего года. Достигнув своего количественного пика за всю историю, ИП массово стали подавать заявления в ФНС на закрытие. Тенденция стартовала в период, когда коронавирусные ограничения в городе еще не приобрели массовый характер. Получив свидетельство и потеряв право легально вести бизнес, бывшие предприниматели начинают пополнять ряды безработных города и конкурировать за рабочие места. Повальный отказ от регистрации ИП может привести к сокращению поступлений в городской бюджет, а также в Пенсионный фонд и систему ОМС. Косвенно сокращение численности и ООО, и ИП затронет и другие сферы.

Год назад страна праздновала историческую победу — количество ИП впервые превысило число других форм ведения бизнеса, в том числе ООО. Петербургу достичь такого показателя не удалось, максимальное соотношение в апреле текущего года остановилось на значении 44% к 56%. Впрочем, численность ООО стала активно сокращаться еще с 2016 года. Эксперты отмечают, что происходит это исключительно благодаря действиям ФНС и изменениям в законодательстве. И связи с последствиями пандемии коронавируса не видят.

"Тенденция связана с массовыми исключениями юридических лиц из единого реестра юрлиц (ЕГРЮЛ) в связи с проверками регистрирующих органов, которые получили такое право как раз в январе 2016 года", — отмечает Антонина Кобулей, юрист практики консалтинга адвокатского бюро "Румянцев Лигал". По ее словам, ФНС получила право проводить проверки достоверности сведений, включенных и включаемых в ЕГРЮЛ. "ООО стали получать от налоговых органов уведомления о, возможно, недостоверных сведениях об адресе, руководителе, участниках юрлица, соответственно, и о необходимости представления достоверных сведений, — говорит эксперт. — Если компания не реагирует на запросы, то ФНС вносит в ЕГРЮЛ запись о недостоверности сведений, и если она существует более 6 месяцев, то регистрирующий орган может принять решение об исключении ее из ЕГРЮЛ как недействующей".

С момента уведомления о недостоверности сведений до исключения ООО из ЕГРЮЛ проходит примерно один календарный год. Столько же времени занимает и выбытие из реестра, если компания своевременно не сдала отчетность или у нее отсутствуют операции по расчетному счету в банке. Срок самостоятельного прекращения деятельности ООО также занимает до полугода.

"Следствием закрытия предприятий, формирующих статистику, которую мы сейчас видим, является не пандемия и кризис, а другие причины. Скорее всего, через полгода мы увидим реальную статистику по числу пострадавших от пандемии коронавируса, — говорит Наталья Ненашева, управляющий партнер компании “ТОП ЛАЙН". — Мер государственной поддержки оказалось недостаточно, отсрочка по уплате налогов предоставлена отраслям, признанным наиболее пострадавшими, а снижение страховых взносов, скорее всего, для большинства предпринимателей в перспективе обернется дополнительными штрафами и неустойками". По ее мнению, сокращение числа ИП спровоцировано последними событиями.

Шоковая терапия для малого бизнеса. Секреты выживания петербургских предпринимателей

Шоковая терапия для малого бизнеса. Секреты выживания петербургских предпринимателей

1391
Дарья Зайцева, Анна Серпер

Вертлявый ИП

По законодательству срок закрытия ИП максимально сокращен: ФНС обязана принять решение на шестой рабочий день с момента подачи заявления, если к предпринимателю нет претензий.

Как правило, требуется подтверждение полной уплаты налогов или закрытия банковского счета, что несложно для большинства предпринимателей, решившихся на прекращение бизнеса. Из–за скорости закрытия именно сокращение количества ИП и вызывает у экспертов тревогу.

Большинство ИП находятся на упрощенной системе налогообложения (УСН), по итогам 2018 года, если верить данным ФНС, на ней находилось чуть более 100 тыс. петербургских предпринимателей, или 60% общей численности, сумма начисленного налога превысила 15,7 млрд рублей (данные за 2019 год не опубликованы, в 2017 году сумма налога составляла 10,9 млрд рублей). На едином налоге на вмененный доход на конец прошлого года находилось 61 тыс. ИП, за 12 месяцев 2019 года начислено 2,8 млрд рублей против 2,4 млрд рублей годом ранее.

На других системах — патентных или сельскохозяйственном налоге — количество и суммы налогов ничтожны. Плюс обязательные для ИП налоги, которые пополняют Пенсионный фонд и фонд ОМС. Если предположить, что выбывшие из реестра за 3 месяца 2,2 тыс. ИП действительно вели хозяйственную деятельность и платили налоги, то сумма недополученных поступлений в бюджеты во втором полугодии из–за них уже может превысить 150 млн рублей. И это при условии, что дальнейший исход ИП из реестра остановился.

Аналог дохода

Ряд опрошенных "ДП" экспертов предполагает, что численность ИП пошла на спад математически, не по причине экономических последствий коронавируса, а из–за распространения эксперимента с самозанятыми на Петербург с 1 января 2020 года. Однако точное количество оформивших себе подобный статус для уплаты так называемого налога на профессиональный доход (НПД) неизвестно.

На 1 июня 2020 года, если верить данным в сводной отчетности налоговой службы, сумма начисленного самозанятым в Петербурге налога составила всего 53,6 млн рублей накопительным итогом за 5 месяцев. Налоговики не раскрывают информацию о количестве самозанятых в регионах, ограничиваясь общими фразами на брифингах. Так, из их выступлений известно, что на середину февраля текущего года, через полтора месяца после вступления в силу в городе новой формы налогообложения, количество зарегистрировавшихся самозанятых составило 7 тыс. против 300 тыс. по стране.

На тот момент по структуре самозанятых по РФ, как сообщал тогда еще глава ФНС Михаил Мишустин, 18% работали таксистами, 9% сдавали недвижимость в аренду, 6% занимались репетиторством. Более свежие цифры неизвестны. Поэтому делать вывод, что прекращающие деятельность ИП стремятся стать самозанятыми, нельзя. Хотя бы из–за несовпадения по видам деятельности.

Под ударом

Истиная причина закрытия ИП в том, что они приняли на себя основной удар от ограничительных мер из–за коронавируса. У них оказалось меньше резервов и возможностей для выживания по сравнению с более крупными компаниями, так как почти нет доступа к кредитам и госзаказам.

"Основные потери от сжатия спроса и продаж не могли быть компенсированы крайне ограниченными мерами господдержки, которые не предусматривали субсидирования, а касались в основном отсрочек арендных и налоговых платежей, льготного кредитования, приостановки плановых проверок, — говорит Марк Гойхман, главный аналитик TeleTrade. — Снижение на 2–3% численности ИП за несколько месяцев — небольшое, но это лишь начало.

Опыт предыдущих кризисов, например 2008 или 2014 годов, показывает, что первый, острый и шоковый, удар знаменовал только первую фазу давления на экономику и бизнес, основные негативные последствия наступят в течение последующих месяцев с разной степенью продолжительности и силы воздействия". По словам эксперта, у многих предприятий вне зависимости от формы собственности есть производственные и финансовые запасы, которые задействуются в критический период. Кто–то использует кредиты, по которым пока не подошел срок погашения, какие–то бизнесы пытаются бороться с падением продаж, терпя потери и убытки, которые до поры до времени не летальны и могут накапливаться.

"По мере времени процессы, негативно нарастая, перейдут из количества в качество — критическое для многих участников рынка, — оценивает Гойхман. — Более явственным процесс станет осенью–зимой, до конца года можно ожидать сокращения числа бизнес–единиц как минимум еще на 5–6%".

Избирательный подход к поддержке субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП), ориентированный в основном на наиболее пострадавшие отрасли, не оправдывает себя, поскольку позволял поддерживать лишь небольшую часть компаний и ИП, работающих в сегменте потребительских услуг. Однако для многих малых и средних предприятий, работающих в промышленности, строительстве и других секторах экономики, серьезной проблемой остается снижение спроса со стороны крупных компаний. Для сохранения бизнеса МСП в этом сегменте требуются целенаправленные усилия по восстановлению спроса со стороны их основных заказчиков. Поддержка МСП приобретает все более узконаправленный характер. Срок действия ряда мер (мораторий на налоговые проверки и взыскание налогов, продление сроков предоставления отчетности и пр.) уже завершен. Появляются и еще более точечные меры, например предоставление субсидий на закупку масок и термометров для малых гостиниц, кафе и детских садов. Такой подход означает, что большинство малых и средних компаний практически не имеют доступа к государственной поддержке. Соответственно, проводимая антикризисная политика пока не может оказать масштабную поддержку малому и среднему бизнесу, который продолжает испытывать значительные проблемы. В бизнесе продолжает сокращаться и число самих компаний, и занятость в них.
Вера Кононова
Вера Кононова
замначальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ)
Сокращение юрлиц наблюдается с 2016 года, но одновременно росло количество ИП. Год назад ИП даже впервые превысили юридических лиц по количеству. Экономический кризис и ковидные ограничения привели к уходу многих предпринимателей, поэтому тренд роста сменился на сокращение количества ИП. Распространение режима самозанятых не стимулирует регистрацию ИП, ведь в новом режиме меньше налогов и проще отчетность. Скорее всего, тенденция сохранится до конца года, бизнес будет стремиться к оптимизации убыточных структур.
Роман Ромашевский
Роман Ромашевский
финансовый директор VR_Bank
Мы даже близко не представляем экономических последствий ограничений, наложенных на бизнес. Численность ООО не отражает реальную картину, этот показатель вторичен. Хотя сокращение ИП — уже очень нехороший звоночек. Нужно дождаться двух других показателей: количество занятых и объем налоговых поступлений. По ним и можно сделать вывод о последствиях. Сейчас выводы делать рано, объективную картину увидим не ранее чем через полгода после снятия всех ограничений. Реальные цифры потерь и сотрудников, и оборотов, и налоговых отчислений.
Владимир Меньшиков
Владимир Меньшиков
председатель совета Союза малых предприятий Петербурга

В контексте

От перемены мест слагаемых сумма не меняется. Но она страдает, когда уменьшаются оба слагаемых. Раньше считалось, что предприниматели переходят на облегченные налоговые формы, вот и падает число ООО. Сегодня очевидно: бизнес закрывается во всех разновидностях.

Маловероятно, что истинной причиной закрытия юридического лица, будь то ООО или ИП, является высокая налоговая нагрузка. Причина тут скорее в отсутствии спроса на услуги данного юрлица и абсолютном убеждении его владельца, что ситуация не изменится и завтра. Ведь от обязанности платить аренду, зарплату и те же налоги никто не освобождал. Отсюда и рост числа заявлений на ликвидацию: дешевле уничтожить сейчас и потом создать заново, чем пытаться сохранить уже умирающее.

Затраты на открытие бизнеса в РФ, как бы ни спорили скептики, одни из самых низких — и отсюда самых доступных в мире. Заплатить пошлину, предоставить договор аренды офиса, открыть расчетный счет в банке. И дальше работать спокойно, создавая конкурентоспособный продукт, не забывая раз в квартал платить налоги.

Но у большинства предпринимателей отчего–то не получается ведение бизнеса: то государство заставит раскошелиться на новое кассовое оборудование, то банк из–за подозрений в страшных грехах заблокирует тот самый бесплатный расчетный счет, то покупатель забудет рассчитаться и с игривой ухмылкой посоветует обращаться в суд. Любой должник знает, что скорость отечественной Фемиды только в помощь: пока суд да дело, можно или изыскать ресурсы для погашения задолженности, или успеть ликвидировать юрлицо.

Тот, кто верил в будущее и не хотел работать на дядю, — боролся с системой, искал способы выживания. Потому и казалось, что по количеству бизнесменов страна давно вышла на плато: общее число стабильно, меняются лишь организационные формы. Но в текущем году что–то сломалось, бизнес массово стал закрываться. По теории сообщающихся сосудов это суждение может подтвердить статистика по безработице: тот, кто раньше был хозяином, сегодня встает в очередь на биржу труда. Пока там можно обеспечить какой–никакой, но стабильный доход на пару месяцев.

Или, может быть, причина в массовой неспособности российских бизнесменов создавать свой собственный, уникальный продукт? Зачем что–то изобретать, когда в одном месте можно подешевле купить, чтобы потом в другом подороже перепродать? Разницу можно положить себе в карман, зачастую забыв при этом заплатить налоги. Современная реальность такова, что никто не ожидал столь затяжного сокращения спроса — ни бизнес, ни потребитель, ни власть.

От перемены мест слагаемых сумма не меняется. Но она страдает, когда уменьшаются оба слагаемых. Раньше считалось, что предприниматели переходят на облегченные налоговые формы, вот и падает число ООО. Сегодня очевидно: бизнес закрывается во всех разновидностях.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама