Виктория Сафронова Все статьи автора
16 июля 2020, 12:07 619

Губительный переезд: почему частная скорая в Петербурге оказалась на грани закрытия

Фото: yandex.ru

Одна из старейших частных медицинских организаций Санкт–Петербурга — скорая помощь "Корис ассистанс" — может прекратить работу из–за требования АО "ЛОМО" покинуть здание на Чугунной ул. до конца августа. Владелец намерен продать помещение городу, чтобы располагающаяся рядом Клиническая больница Святителя Луки могла расшириться в многофункциональный медицинский комплекс.

Спасти бизнес. Рынок частной скорой помощи стагнирует, а рентабельность бизнеса падает

Спасти бизнес. Рынок частной скорой помощи стагнирует, а рентабельность бизнеса падает

13275
Дмитрий Бардачев

Комитет по здравоохранению предложил "Корис" несколько вариантов локаций для переезда, но ни одна из них не оказалась удобна для компании. Опрошенные "ДП" эксперты считают, что организовать переезд без ущерба для бизнеса частной скорой помощи в течение 2 месяцев — крайне затруднительно.

Что произошло

В конце июня генеральный директор "Корис ассистанс" Лев Авербах получил уведомление о расторжении договора аренды с ЛОМО. "Корис" снимает помещение на Чугунной ул. с момента основания в 1999 году. Сейчас компания занимает два этажа, на которых располагаются станция скорой помощи, травматологический пункт и приемное отделение.

По словам Льва Авербаха, разговоры о возможном переезде "Корис" ведутся около 5 лет. "Здание хотели присоединить к больнице Святителя Луки — им и передают, они конечный бенефициар. Как к этому можно подготовиться? Купить помещение или арендовать и ждать, чтобы туда съехать в один момент? Морально готовились, но, пока не было извещения, никто не обращал на это внимания", — говорит Лев Авербах.

В последний раз договор аренды между ЛОМО и "Корис ассистанс" был перезаключен в июле 2016 года. Согласно условиям владелец помещения должен предупредить арендатора о расторжении за несколько месяцев. Авербах говорит, что "Корис ассистанс" не имеет претензий к собственнику. Однако обращает внимание на то, что в уведомлении говорится о планах расторгнуть договор "в связи с производственной необходимостью — размещением госпиталя больных с новой коронавирусной инфекцией COVID–19".

"Есть некоторые тонкости: является ли производственной необходимостью переоборудование помещения. Но они (ЛОМО) захотели городу продать — это их право. Мы только выступаем за то, чтобы нам дали еще немного времени на переезд", — говорит Авербах.

Расширение больницы во время пандемии

Частная скорая: остаться в живых. Рынок частной медицины становится убыточным

Частная скорая: остаться в живых. Рынок частной медицины становится убыточным

20100
Татьяна Елекоева

Вопрос о выкупе помещения на Чугунной для больницы Святителя Луки впервые подняли в 2009 году, говорит пресс–секретарь комитета по здравоохранению Ольга Рябинина.

К теме возвращались в мае 2019 года, когда из федерального бюджета были выделены деньги на покупку офисов для врачей общей практики, в том числе у частных организаций, говорит первый заместитель председателя комитета по здравоохранению Андрей Сарана. По его словам, тогда на покупку здания у ЛОМО не хватило средств, поскольку в первую очередь были приобретены небольшие офисы.

Дополнительные помещения нужны для расширения возможностей городской больницы Святителя Луки, которая также находится на Чугунной ул. Больницу намерены переоборудовать, а именно разместить на первом этаже амбулаторно–консультативное отделение, а также амбулаторное и стационарное отделения химиотерапии, говорит Сарана. По его словам, администрация больницы также намерена перенести в новое здание отделение медицинской реабилитации, чтобы в основном корпусе развернуть хирургическое, урологическое и терапевтическое направления.

По данным комитета по здравоохранению, сейчас в больнице находится 335 коек, при присоединении это число увеличится примерно до 500. Председатель Санкт–Петербургской профессиональной ассоциации медицинских работников Александр Редько говорит, что за последние 4 года в Петербурге общее число коек сократилось с 37 тыс. до 33,5 тыс.

"Вопрос пандемии подстегнул проблему некоторой нехватки коечного фонда, — говорит Ольга Рябинина. — Речь идет о том, чтобы выкупить это здание: оно будет принадлежать больнице и использоваться для лечения общесоматических болезней — всех патологий, которыми занимается больница, но в случае чего будет перепрофилировано под коронавирусную инфекцию". Капитальный ремонт позволит полностью подготовить здание к возможности работы в условиях пандемии, говорит Рябинина. При необходимости перепрофилирование займет несколько дней.

Стоимость переезда

Заместитель председателя комитета имущественных отношений (КИО) Александр Якушев сообщил, что согласно договоренности с "Корис" город ищет помещения для этой компании.

"Мы подобрали четыре хорошие локации, это топовые помещения, которые мы хотели реализовать с открытых торгов, но предложили их “Корис”, — сказал он. — Мы готовы предложить помещения целевым образом с возможностью последующего выкупа". Впрочем, по словам зампреда комитета, "Корис" отказался от предложенных вариантов, объяснив это тем, что потребуются значительные средства для проведения ремонта. При этом город готов учесть затраты компании на капремонт в счет арендной платы.

Помещения предлагались по следующим адресам: Ленинский пр., 127; Народная ул., 16, лит. А; Гражданский пр., 20, и Гражданский пр., 93.

Лев Авербах говорит, что оба помещения на Гражданском пр. находятся в жилых домах — неприемлемых для работы скорой помощи зонах. "И хотя в этих жилых домах находятся нежилые помещения, по многолетнему опыту знаю, что через месяц жители засыплют жалобами всю администрацию. У нас круглосуточный режим работы, условно 10 машин постоянно подъезжает, люди хлопают дверьми… Очень много нюансов. Большое помещение на Ленинском пр., 127, даже по оценке КИО, требует 50 млн рублей на ремонт. К тому же ехать с Финляндского вокзала на Ленинский морально тяжело. Как бы ни говорили, что зачтут, — мы такими деньгами не оперируем. На Народную, 16, не ездили, но это совсем далеко — у Володарского моста".

Авербах отмечает, что компенсация ремонта в счет арендной платы не означает отсутствие платежей на определенный срок. "Далеко не все компенсируется в счет аренды: например, оконные проемы — да, а покраска, электрика — за все подобное нам придется платить", — говорит он. Глава компании исключил возможность использовать заемные деньги из–за неопределенности ситуации. По его оценкам, переезд может стоить компании от 5 млн до 20 млн рублей в зависимости от состояния нового помещения.

Фактор доверия

Александр Редько, который возглавлял городской Комздрав в 1996–1997 годах, считает, что корни проблемы нужно искать в сегодняшних отношениях между медицинским бизнесом и контролирующими органами власти.

"Мое глубокое убеждение — медицина должна быть бесплатной, а делать бизнес на болезнях — это аморально. Но государство сняло с себя субсидиарную ответственность за здоровье граждан. Оно добровольно приняло самую негармоничную и нерациональную систему в финансировании здравоохранения, переведя госмедицину на страховую и создав внутри элемент бизнеса. Если это сделано, значит, к частным компаниям нужно относиться как к помощникам, а не как к противникам. Сегодня мы видим, что бизнес притесняют тем, что он находится в неравных условиях и вынужден выживать", — говорит Александр Редько.

Руководитель Ассоциации частных клиник Санкт–ПетербургаАлександр Солонин считает, что "Корис" нужно по крайней мере полгода для переезда, чтобы не прекращать при этом работу. Срок связан в том числе с действующими нормами лицензирования.

По мнению Солонина, "Корис" имеет определенную степень доверия клиентов и весомый бренд.

"Кроме того, у “Корис” большое количество заключенных договоров в рамках ДМС. Если с пациентом случается что–то экстренное, в страховку входит приезд скорой помощи “Корис”, — добавил эксперт. — Не хотелось бы, чтобы в этой ситуации пострадали жители Петербурга, которые доверяют “Корис” и могут лишиться возможности получить медицинскую помощь этой клиники".

Решением проблемы может стать переезд "Корис" в удобные сроки, чтобы у компании было время получить лицензию на новом месте.

"Если есть возможность продлить договор, не стоит жестко ставить вопрос, — говорит Солонин. — Лучше продлить сроки и дать компании возможность переехать, чтобы в том числе избежать потерь для частных и государственных медорганизаций, с которыми “Корис” работает уже много лет".

Лев Авербах допускает приостановку работы, если к 1 сентября компания не сможет переехать. "Может быть, через какое–то время воспрянем, но в такой ситуации нужно будет где–то хранить все оборудование и имущество, у нас десяток машин, весь персонал растеряется. Если переедем в плановом порядке, почти ничего не потеряем, но деньги все равно потребуются, поскольку организация работы в привычной локации потеряется".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама