Сергей Балуев Все статьи автора
29 июня 2020, 07:36 7458

Памятники на сносях: кого низвергнут вслед за Колумбом и Черчиллем?

Фото: коллаж "ДП"

Кого бы нам снять?

По всему миру снимают памятники. Или заносят их в черные списки, чтобы снести потом. Решил — надо же найти рациональное зерно в этих бредовых сносах. Нашел, применил к Петербургу.

По привычке. Смольный разрешил оставить граффити на здании–памятнике в Гаванском городке

По привычке. Смольный разрешил оставить граффити на здании–памятнике в Гаванском городке

230
Юрий Игнатьев

Нам, интеллигентным людям в РФ, эта западная возня с памятниками кажется совершенным варварством. Тем не менее этим занимаются не только хулиганствующие маргиналы, но и вполне себе приличные люди.

В США уже давно сносят памятники генералам–южанам. Теперь вот перешли к неприкосновенным личностям. Вашингтон — хоть и первый президент, но рабовладелец, поэтому — в утиль его.

Колумб — открыл Америку, после чего индейцев вывели почти на корню, — туда же.

Вольтер — был дольщиком работорговой компании и вообще плохо отзывался об аборигенах ("Как хороши берега Южного моря, и как мерзостны его обитатели! Когда глядишь на них, так и напрашивается вопрос: кто от кого произошел — они от обезьяны или обезьяны от них?").

Черчилль — империалист с расистскими взглядами. Изничтожал арабов, и даже химическим оружием.

Сервантес — на его памятнике написали "подонок", наверное, за то, что, когда он был солдатом, зарезал некоторое количество османов…

Так вот, если отбросить хулиганство и бандитизм, то рациональное зерно в этих покушениях на монументы давно покинувшим этот мир людям есть. Оно не в историческом, а в идеалистическом подходе к этим персонажам. Исторический подход — это когда мы оцениваем людей по законам их времени. А идеалистический — когда мы оцениваем всех с наших нынешних позиций. И безо всяких компромиссов.

Уют замшелой буржуазности. Обязательно  ли ставить памятники талантам

Уют замшелой буржуазности. Обязательно  ли ставить памятники талантам

205
Алексей Лепорк

Идеальный мир — это мир без злодеев. И в этом мире прежним злодеям места тоже нет. В идеальном мире ни для кого нет оправданий: ни про то, что "времена были такие", ни про то, что "гению можно". То есть к Сервантесу подходим как к Вайнштейну — плевать, что ты дал денег на "Криминальное чтиво", главное — что с девками плохо обращался.

Мы тут, в России, конечно, считаем такие неисторические и однобокие подходы полной глупостью. Но, может, только потому, что отстаем в развитии.

Мы же вот, например, с трудом воспринимаем абьюз (про то, что насилие — это не только когда мордой об стол). И совсем не понимаем историю с транс–активизмом: не дается нам мысль, что женщиной может считаться любой человек, считающий себя женщиной. И мужчиной тоже: если объявил себя мужиком — значит, мужик, а что у тебя там между ног — не имеет значения.

Но с гендерным равноправием есть подвижки — раньше, например, казалось совершенно логичным деление везде на мужчин и женщин. А сейчас хождение на параде по Красной площади отдельных женских коробок в белых юбках воспринимается как атавизм (но, может, это только я так продвинулся).

То есть двигаемся мы вслед за Западом, но трудно и с задержкой.

И вот западные товарищи дошли до того, что устройству идеального мира мешают старые подходы к историческим персонажам. Гений и злодейство, говорят они, несовместимы — никак и никогда. Может, Черчилль и великий борец с Гитлером и неплохой литератор, но в 1920 году отдал приказ использовать горчичный газ для подавления арабского восстания. Значит — всё, вычеркиваем из великих людей.

Мы (и то не все) пока такой поход готовы разве что к Сталину применить. И то только потому, что памятники ему убрали еще при Хрущеве.

Решился на виртуальный эксперимент: применил идеалистический подход к монументальным объектам в Петербурге.

Медный всадник — убираем однозначно (Петр I — крепостник, сыноубийца, пьяница). Александровскую колонну придется снести (грех оставлять памятник убийце отца). Екатерине II (убийца мужа) нельзя стоять на площади Островского. Суворова от Троицкого моста — убрать (извел кучу поляков, и Пугачев на его совести). Пушкин — крепостник, фут–фетишист, развратник. Триумфальные ворота — на свалку, негоже прославлять войну. Лениных всех ликвидировать. Маркса тоже (ввел кучу людей в заблуждение).

Композитор Мусоргский — алкоголик, Есенин — пьяница и суицидник, нельзя их оставлять. Иван Андреевич Крылов под подозрением: пироман, антигигиенист (ходил в баню два раза в год), плюс чихнул на вдовствующую императрицу Марию Федоровну (плохой пример в условиях борьбы с ковидом).

В общем, мало чего остается из памятников — в основном зверюшки. Тут одна проблема: идеальный мир получается ужасно скучным. Без злодеев, развратников и алкоголиков совсем неинтересно ходить по городу: нечего юному поколению рассказать, если вдруг спросит. То есть отстаю пока в развитии. Не хочется никакие памятники сносить. Даже Ленину, хотя ему стоило бы.

Сергей Балуев, главный редактор журнала "Город 812", специально для "ДП".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама