Елена Васильева Все статьи автора
26 июня 2020, 14:31 399

Хозяин природы или идеальный раб: от интернета вещей к интернету тел

Фото: Донат Сорокин/ТАСС

Гаджеты уже сейчас помогают сделать наше тело совершеннее. Но до чего дойдет прогресс и что получится в итоге: хозяева природы или идеальные рабы?

Пока сторонники теории заговора обвиняют Билла Гейтса в том, что он хочет захватить мир с помощью чипов, замаскированных под вакцину от коронавируса, наука и бизнес работают над тем, чтобы по–настоящему влезть к нам в головы. Например, чтобы вернуть слепому зрение, а парализованному — возможность двигаться. Или чтобы расширить человеческий потенциал. Звучит как утопия, но, по прогнозам экспертов, она вполне может стать реальностью.

Умный город в эпоху карантина

Умный город в эпоху карантина

17822

Ускорить эволюцию

Помимо умного дома, производства и транспорта у интернета вещей есть еще одно направление — интернет тел. Это когда по одной сети взаимодействуют не гаджеты, а человек и машина. За счет этого носимые или имплантируемые устройства могут мониторить работу организма и вмешиваться в случае необходимости. Как, например, умные часы, которые следят за физической активностью пользователя и периодически напоминают ему о том, что пора размяться.

В Ухане и Шанхае технологии на основе интернета тел использовались для борьбы с коронавирусом. В больницах к пациентам прикрепляли беспроводные датчики, которые непрерывно измеряли их температуру, и, если она начинала расти, прибор оповещал об этом врачей.

Другой пример — умный кардиостимулятор, который предупреждает об опасных аномалиях и имеет функцию дистанционного управления. Если человеку станет плохо, он может отправить сигнал врачу, который, в свою очередь, может изменить частоту электрических импульсов или их амплитуду.

"Сейчас много говорят о телемедицине. А представьте, что телемедицина соединена с датчиками, имплантированными в организм, — говорит Михаил Лебедев, научный руководитель Центра биоэлектрических интерфейсов НИУ ВШЭ и старший научный сотрудник Центра нейроинженерии Университета Дьюка. — Человек — это продукт долгой эволюции. Но человек создает технологии, которые могут ускорить его собственную эволюцию. И в этом нет ничего плохого. Например, было бы полезно, если бы в кишечнике находились датчики, проверяющие, не образуются ли там раковые клетки".

По прогнозам аналитиков Всемирного экономического форума, массовое внедрение интернета тел может также помочь в борьбе с будущими эпидемиями. Например, если датчики смогут отслеживать появление симптомов той или иной болезни, новые случаи заражения удастся определить быстрее.

Мозговой штурм

Top 3D Group запускает в Петербурге производство коллаборативных роботов

Top 3D Group запускает в Петербурге производство коллаборативных роботов

381
Анна Серпер

Еще одна потенциальная сфера применения интернета тел — это взаимодействие в паре "мозг — машина". Оно возможно уже сейчас, но подключение к сети может вывести его на новый уровень.

В качестве посредника выступают нейроинтерфейсы — это система для обмена информацией между мозгом человека и электронным устройством. Они расшифровывают электрические сигналы и формируют на их основе определенные команды. Это и есть та самая сила мысли, которая позволяет человеку печатать текст на экране или управлять протезом, только подумав об этом.

Нейроинтерфейсы могут применяться не только в медицине. С их помощью можно тренировать внимание, учиться медитировать, анализировать реакцию аудитории на тот или иной контент и не только. По словам Николая Свиридова, основателя "НейроИТ", нейроинтерфейсы могут сделать образование на треть эффективнее. "За счет мониторинга мы знаем, когда и как человек лучше усваивает информацию, и предоставляем ее в том виде, который лучше всего подходит ему", — говорит он.

И хотя мировой рынок нейроинтерфейсов сравнительно небольшой (по оценке Allied Market Research, его объем в 2019 году составил $1,36 млрд), потенциал может быть в разы выше. Особенно в том, что касается повышения производительности труда.

Например, в 2014 году в китайской энергетической компании State Grid Zhejiang Electric Power датчики надели на головы всем 40 тысячам ее сотрудников. Устройства следили за тем, насколько внимательно работают люди, и предупреждали менеджеров, если кто–то сильно устал. Тогда сотруднику давали перерыв или дополнительный выходной. В итоге за 4 года действия эксперимента доходы компании выросли на $315 млн.

"С появлением еще более совершенных интерфейсов производительность труда будет серьезно повышена. Компании будут заинтересованы в том, чтобы использовать дешевые чипы в своем производстве, чтобы получить максимальную прибыль", — считает Андрей Хапсасов, сооснователь Nrboom.

Не голова, а компьютер

Чем дальше, тем фантастичнее становятся области применения. Например, совмещенные с интернетом вещей нейроинтерфейсы могут превратить умный дом в "царство мысли". "Техника будет знать наверняка, чего вы хотите", — говорит Николай Свиридов. Например, стоит вам подумать о том, что хорошо бы сейчас выпить капучино, как кофеварка начнет его готовить.

Не говоря уже о том, чтобы научиться общаться на телепатическом уровне. "Сигнал из одного мозга считывается и передается в другой с помощью электрической стимуляции. Такая перспектива сейчас воспринимается как фантастика, но мы видели, как за последние десятилетия многие научно–фантастические темы, те же нейроинтерфейсы, перекочевали в реальность", — говорит Михаил Лебедев.

Рожденный сказку сделать былью Илон Маск всерьез взялся за идею объединить человеческий мозг с компьютером. Принадлежащая ему компания Neuralink уже 4 года работает над созданием ультратонких электродов, вживляемых непосредственно в голову для стимуляции нейронов. Как заявляется, такой чип сможет восстановить зрение, память или утраченную функциональность конечностей. По словам самого Маска, тестирование технологии на людях может начаться уже в этом году.

Однако эксперты сомневаются в том, что инвазивные устройства будут применяться массово, в первую очередь из–за биосовместимости. "Илон Маск может имплантировать человеку тысячи микроэлектродов, но из–за защитной реакции организма эти электроды через некоторое время будут окутаны барьером. В результате, даже если такие имплантаты будут безопасны, толку от них будет мало, поскольку они не смогут считывать достаточно информации из мозга", — уверен Михаил Лебедев.

Пока что опыт других технологий с возможностью инвазивного применения тоже нельзя назвать успешным. "Есть чипы, которые вживляются в руку, например NFC, они существуют уже, по сути, десятилетия. И несмотря на то, что это дешевая технология и, условно, в руку можно вшить тот же проездной, таких энтузиастов достаточно мало", — говорит Андрей Хапсасов, сооснователь Nrboom.

По его мнению, более успешным может стать неинвазивный интерфейс, улучшающий работу мозга, от американской компании Kernel, который просто надевается на голову. Основатель проекта Брайан Джонсон вложил в разработку $100 млн. Планируется, что устройства стоимостью до $5 тыс. появятся в продаже в конце следующего года.

Время первых

Хотя сам чип еще нуждается в доработке, потребители, по мнению Кирилла Николаева, соавтора книги "Интеллектуальный инсульт", морально готовы к появлению таких технологий. "У нас есть промежуточный этап в виде того, что мы носим на теле, те же фитнес–трекеры. Как только это технически готово, все это переезжает внутрь. Пять лет назад, когда я писал книгу, я был шокирован, что люди не просто готовы, они ждут этого. Они говорили, что, как только это произойдет, они будут первыми, кто это сделает", — говорит он.

Выпустить джинна из бутылки сможет появление работающего прототипа. "Стоит одному крупному производителю выпустить устройство или просто даже объявить о том, что они хотят это сделать, все внезапно поймут, что им нужно это купить, даже если до этого они считали по–другому. И это будет самым большим шагом для того, чтобы технология стала массовой", — считает Андрей Хапсасов.

Правда, вряд ли это произойдет в ближайшие годы. По словам сооснователя Nrboom, горизонт планирования IT–гигантов в сфере нейроисследований составляет минимум 5–10 лет.

Скорость внедрения "улучшающих технологий" во многом будет зависеть от регулирования. Чем строже закон в отношении работы с персональными данными, тем сложнее получить доступ к мозгу, и наоборот. "Я думаю, если эти технологии будут где–то быстро развиваться, то в первую очередь это будет Китай, США и, возможно, Россия", — говорит Андрей Хапсасов.

Развитие инвазивных технологий дополнительно осложняется двумя факторами — размером устройства и источником питания. "В идеале оно будет заряжаться от тела, как, например, часы, которые заводятся автоматически, если вы двигаетесь каждый день. Второй вариант — устройство интегрировано неглубоко под кожу, и вы можете поднести руку или ногу к беспроводной зарядке, она может быть вшита в матрас. Самый жуткий вариант — это когда у вас есть разъем в руке и вы втыкаете туда провод", — говорит Кирилл Николаев.

Побочный эффект

Безусловно, развитие подобных технологий несет с собой множество рисков. И они связаны не только с контролем людских умов. В первую очередь человек может навредить сам себе, подсев на легкий источник дофамина и серотонина. "Ощущение удовольствия можно вызывать электрической стимуляцией определенных структур мозга, что может привести к "электронной наркомании", — говорит Михаил Лебедев.

Кроме того, может сформироваться ментальная зависимость. "Когда вы делегируете часть функций гаджетам, выполнять их самостоятельно становится сложнее. Возьмем, например, навигатор. Если вы полгода ездили по навигатору, вам будет трудно проложить маршрут без него. И чем выше у человека зависимость от сервиса, который вы ему предоставляете, тем успешнее этот сервис экономически", — говорит Кирилл Николаев.

Ключевая же опасность таится в сегрегации людей по принципу наличия умного устройства в организме. "Будет очень печально оказаться перед выбором: чипироваться и жить прежней жизнью или не чипироваться и быть лишенным части возможностей, — говорит Андрей Хапсасов. — Но сознательная публика, как мне кажется, такого допустить не должна".

Я вижу большой потенциал для науки, которая будет работать в этой области, но никаких коммерческих историй в этой части я пока не вижу. Но это не значит, что наукой не надо заниматься. Когда–нибудь, наверное, это будущее настанет. В ближайшее время можно ожидать какие–то простые вещи, в том числе для реабилитации человека после травм и инсультов, когда вживленные электроды могут помочь ему восстановиться. А также инструменты для зрения — эта область активно развивается. Не искусственный глаз, конечно, но по крайней мере человек сможет ориентироваться в пространстве, видеть крупные объекты. То же самое со слухом. В области спортивно–рекреационного оборудования — это умные майки, браслеты, обручи на голову. Это те гаджеты, которые подключаются к облаку и выполняют роль помощников: дают советы, чем лучше заниматься, какие упражнения делать, говорят, каких результатов вы достигли. Эти технологии уже работают. Но между "помощниками" и медицинскими устройствами — большая пропасть. Все, что связано с медициной, требует сертификации, многолетних подтверждений работающей практики и так далее. Кардиограмму Apple Watch никто не примет для постановки диагноза. Не говоря уже про вживление гаджетов. Это очень серьезная медицинская процедура, пускай даже выполняемая роботами, но самостоятельно вы не сможете ее сделать ни за что.
Андрей Колесников
Андрей Колесников
Директор Ассоциации интернета вещей
Дополняющие человека технологии явно не тупиковая ветка, но на текущей стадии развития пока непонятно — это останется баловством или получит широкое распространение. Есть же биохакеры, сколько их, 1–2%? Почему их не больше? Потому что остальной народ, в общем–то, не сильно заботится о своем здоровье, нет базовой потребности. Так и здесь: сколько процентов людей захотят быть дополненными, зачем им это нужно? Но если конкуренция будет приводить к тому, что обычных, "недополненных" мозгов будет уже не хватать, то это будет совершенно реальная история. С точки зрения медицинского применения нейроассистивные технологии имеют самые хорошие перспективы. На самом деле базовой потребностью человека, наверное, является не поддержание своего здоровья, а возвращение утраченных функций. Например, протезы — это очень перспективная сфера. Причем, наверное, их нужно делать не повторяющими руку, это пока еще сложно, но добавляющими новые способности. Например, можно сделать вращение кистей на 360 градусов. Это работа с общественными нормами. Когда это будет модно, когда это будет круто, конечно, это пойдет.
Андрей Алмазов
Андрей Алмазов
Директор проектной деятельности ассоциации "Национальная база медицинских знаний"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама