dp.ru Все статьи автора
30 мая 2020, 09:02 17467

Украина и экономическая самоизоляция: поменяет ли COVID-19 отношения России и ЕС

Фото: Коллаж Алены Марченко, фото: vostock-photo

Коронавирус обвалил экономику, заставил пересмотреть отношение к свободе и технологиям. Такие перемены дают повод думать, что после окончания пандемии мир будет не таким, как прежде. Произойдёт ли аналогичное обнуление в международной политике и стоит ли надеяться на перезагрузку в отношениях между Европейским союзом и Россией — эти вопросы обсудили российские и европейские политологи в рамках круглого стола "Россия и ЕС: в поиске баланса в посткоронавирусном мире".

Наличие общей угрозы терроризма в начале 2000-х годов выступило основой для налаживания взаимоотношений между Россией и Западом. Пандемия COVID-19, несмотря на всеохватность и экономические последствия, подтолкнуть к пониманию и объединению не смогла и вряд ли сможет позднее, уверены эксперты.

Нерешённые вопросы

Опыт прошлых эпидемий — испанки, SARS, MERS — показал, что болезни изменили жизни миллионов людей, привели к кризису здравоохранения, но не поменяли соотношения сил и принципов ведения политики, заявил старший научный сотрудник Германского совета по международным отношениям Андраш Рац. По его словам, коронавирус также не повлияет на взаимоотношения между Россией и Западом, к тому же предпосылок для таких изменений на данный момент нет.

"Да, были отправки гуманитарной помощи со стороны России в Италию, в США, но они не смогли изменить настроения и наладить кооперацию, — отметил Андраш Рац. — К тому же мы видим прекращение работы договора по открытому небу и другого договора по контролю за вооружением".

Основной проблемой является то, что уровень недоверия между Россией и ЕС слишком высок, чтобы говорить о совместной работе над внешними вызовами. "Сегодня обе стороны пожинают плоды неспособности понимать друг друга, трезво оценивать потребности, возможности и риски. Обе стороны всё чаще воспринимают друг друга с позиции силы", — рассказал доцент, заместитель декана факультета социологии МГУ Павел Каневский.

По-прежнему главной причиной недоверия России со стороны ЕС является украинский вопрос. "Если не будет прорыва в отношениях между Россией и Евросоюзом по политическим вопросам, которые нас разделяют, — это ситуация в и вокруг Украины, — я не вижу реальной совместной повестки для стратегического сотрудничества", — подчеркнул директор Словацкой внешнеполитической ассоциации Александр Дулеба.

Автономия и выгоды

Глубину экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, пока предугадать сложно, но очевидно одно: беднеть будут все. Однако развивающимся странам в такой обстановке будет труднее, чем остальным: во-первых, это связано с более скудными запасами средств, во-вторых, с невозможностью скооперироваться с более сильными игроками.

"Страны ЕС будут искать себе таких партнёров, которые помогут решить им экономические проблемы. Какие это партнёры могут быть? В целом те же, что и сейчас", — заявил Александр Дулеба. Россия мало что сможет предложить Западу в экономическом плане.

"ЕС движется к построению европейской суверенности, и в рамках этой повестки есть два приоритета — цифровизация и зелёная энергетика. Ни в одном из них я не вижу России. Россия может стать рынком сбыта, но политических барьеров много. К тому же готовность России участвовать во всём этом — вопрос, ещё не решённый", — уверен заместитель генерального секретаря Австро-французского центра согласия в Европе Флоран Марчиак.

Эксперты полагают, что главным трендом станет деглобализация и самоизоляция экономик — снижение зависимости от других государств и усиление внутренних ресурсов.

"Россия окажется лишена своего основного тезиса во внешней политике, что экономическая взаимозависимость снижает вероятность конфликтов", — считает ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований МГИМО МИД России Юлия Никитина. — В целом национализм, протекционизм — эта тенденция появилась не после коронавируса, а ещё несколько лет назад. Коронавирус лишь проявил это".

Деньги делают политику

Основным выводом дискуссии стало то, что пандемия не принудит государства, которые имеют политические противоречия, объединиться для решения общих задач, а лишь проявит и ускорит существующие процессы.

"Главное последствие пандемии — что все мы станем беднее. А это скажется и на политике, потому что бедность — это всегда меньше взаимозависимости, меньше безопасности и меньше предохранителей от разного рода насильственных конфликтов, больше авантюризма во внешней политике и больше склонности к рискованным решениям. Это меньше демократии, которая требует денег на её поддержание, больше нестабильности и внутри государств, и в отношениях между ними", — заявил директор Центра международных исследований Института международных отношений Киевского национального университета им. Тараса Шевченко Николай Капитоненко.

Круглый стол "Россия и ЕС: в поиске баланса в посткоронавирусном мире" прошёл совместно с Центром международной и региональной политики, Фондом поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова и Фондом им. Фридриха Эберта. Запись эфира доступна здесь.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама