dp.ru Все статьи автора
21 мая 2020, 14:59 14085

Восстание элит, стратегия в Арктике и роль Петербурга: независимый взгляд

Фото: vostock-photo

В рамках специального проекта "Экономика. Перезагрузка и контуры будущего" dp.ru проводит экспертный опрос отраслевых телеграм-каналов. На этой неделе, 18–24 мая, мы решили поговорить о региональной политике. Сегодня, 21 мая, в День полярника ответы на наши вопросы давал канал "Капитан Арктика" @Сaparctic. Ответы опубликованы в телеграм-канале "Делового Петербурга" @dprunews. Для читателей сайта мы сделали сводный материал с ответами на наши вопросы.

До кризиса Арктика была в федеральном топе. Кризис это поменяет?

Партия регионов, контроль губернаторов и слияние субъектов: независимый взгляд

Партия регионов, контроль губернаторов и слияние субъектов: независимый взгляд

17267

— На больших арктических проектах нет случайных игроков, случай с Босовым ("ВостокУголь". — Ред.) тому свежее подтверждение. Все они так или иначе связаны с государством и бюджетом — пользуются значительными преференциями и/или находятся в госсобственности. Под сурдинку развития Арктики, "войны за рынки" и т. д. деньги и льготы на эти проекты всегда найдутся, независимо от экономической конъюнктуры. Поэтому запускаться они будут, пусть, возможно, и с некоторой коррекцией по срокам.

Что даёт слияние Архангельской области и НАО? Не будет восстания национальных элит?

— Сложный вопрос. В теории, если подходить к делу максимально добросовестно, если инвестировать (не только и не столько деньги, сколько мозги и усилия) в это объединение, то может получиться интересно. Может возникнуть эдакий большой арктический регион с развитой сырьевой (нефтегазовой), транспортной и промышленной составляющей. Но это в теории — то есть, например, в случае целенаправленного выхода на транспортную связанность внутри будущего Большого Поморья. А пока-то у НАО и дороги на будущую столицу нет. Ну и добросовестность с мозгами не гарантированы.

История с НАО и АО интересна тем, что вот прямо однозначного желания объединяться нет. В НАО сильно низовое недовольство: местные просто не видят экономического смысла в этом союзе, боятся проседания уровня жизни. Ненцы теряют один из двух своих субъектов, и это на фоне того, что будущее ЯНАО также туманно. Поэтому некоторые "зёрна гнева" имеются. На протестной поляне будет пастись системная оппозиция (КПРФ) и ряд других формальных и неформальных игроков, подсуетится и заграница. Но "восстания" не будет: системные элиты демонстрируют одобрение.

Можно ли считать ТОР "Столица Арктики" политическим и экономическим усилением Мурманской области?

— Бесспорно. Даже в условиях, когда бюджетные платежи заведомо срезаны, любая крупная (а именно такая и ожидается) экономическая активность в регионе даёт какие-то позитивные эффекты: вокруг больших проектов плодятся бизнесы поменьше, от них, так или иначе, кормится некая часть населения. Наличие в портфолио региона такого актива, как несколько значительных проектов, вплетённых в экономическую систему страны, повышает его статус в терминах и АЗ РФ, и России в целом.

Другое дело, что присутствие крупных игроков может быть и токсичным. Например, за нашими мейджорами водится привычка не искать местные трудовые ресурсы, а импортировать их. Причины — "привозным" не надо платить "полярки" (денежные компенсации за работу на Крайнем Севере. — Ред.), у них нет местных связей, а значит, они не смогут создать политических проблем на местах. А это — огромные деньги мимо региона, отсутствие перспектив для местных и продолжение тенденции оттока населения.

Специальный проект "Экономика. Перезагрузка и контуры будущего"

Специальный проект "Экономика. Перезагрузка и контуры будущего"

3835

Судьба Стратегии развития Арктики до 2035 года?

— Судьба — обычная, как и у прочих документов такого плана. Это прежде всего бюрократическая бумага, в основном фиксирующая тот набор трендов, который уже есть, по принципу "расширить и углубить". Она чётко привязана к основной установке — заполучить в Арктике эдакие "ледяные Эмираты", работающие по принципу "качай и вези". При этом в ней катастрофически не хватает того, ради чего такие документы и должны писаться, — собственно стратегии. Она в текущем виде больше похожа на госпрограмму (которую скоро тоже будут писать), чем на стратегию. Поэтому принять её примут, а в жизни, как всегда, будут действовать по обстоятельствам.

Перспективы развития Севморпути в период кризиса?

— Как ни смешно, самая визионерская часть стратегии одновременно является и наименее реалистичной. Тов. Крутиков (замминистра Министерства по делам развития Дальнего Востока и Арктики. — Ред.) ввёл в документ понятие СМТК — Северного морского транспортного коридора. Это такой "СМП плюс", расширенный до Мурманска на Западе и Сахалина на Востоке, заточенный не только под внутренние, но и под транзитные нужды (ради чего в Стратегии предусмотрено создание контейнерного оператора). Ну то есть тот самый пресловутый второй Суэц. Но мы считаем, что эта тема не взлетит: нет для неё ни внутренних, ни внешних условий, по крайней мере пока.

СМП у нас должен играть другую роль. Это такой транспортно-логистический стержень, позволяющий функционировать АЗ РФ и объединяющий её регионы в условное целое. Это снабжение Северов и экспорт добытого за пределы Заполярья. СМП — это наша внутренняя история, и исходя именно из такого понимания его и надо развивать.

Перспективы крупных транспортных проектов во время кризиса: Белкомур, Индига, порт в Архангельске, Северный широтный ход, Северный транспортный коридор?

— Есть логика развития проектов, и она мало зависит от кризисов. Уже до начала всех экономических проблем было понятно, что Белкомур мёртв, нет понимания грузовой базы, да и РЖД он был неинтересен с самого начала. Индига — малореализуемый проект в силу отсутствия грузопотока, дорог и обслуживающей инфраструктуры. Порт в Архангельске — нет грузов, нет заинтересованности у крупных грузоотправителей. Северный широтный ход будет реализован, потому что там есть и экономический, и политический интерес крупных игроков ТЭК. Проект Северного транспортного коридора как транзитной артерии не имеет перспектив, но как рабочий инструмент для достижения 80 млн тонн к 2024 году (указ президента. — Ред.) — да, у него есть все перспективы.

Роль и место Санкт-Петербурга в арктической повестке, учитывая кризис?

— Мы одни из последовательных критиков арктических потуг питерской власти. Но критика эта обусловлена бестолковостью её усилий на этом направлении, а не их целесообразностью вообще. Петербург традиционно связан с Арктикой и её освоением: именно здесь находится крупный научный, образовательный и промышленный (судостроительный в первую очередь) центр, обслуживающий наше присутствие в Заполярье. Надо сохранять и развивать эту роль. И ещё один аспект. По арктической теме России остро не хватает стратегического видения. Его нет ни на местах, ни в столице, во всех смыслах далёкой от АЗ РФ и её проблем. Может, Петербург способен предложить такое видение?

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама