Дарья Онохова Все статьи автора
11 апреля 2020, 13:57 14542

Апокалипсис в отдельной отрасли: доходы самой красивой сферы упали на 100%

Фото: Коллаж: Алена Марченко, фото: vostock-photo

Московское правительство разрешило до мая работать салонам красоты, имеющим медицинскую лицензию. Власти Северной столицы такую меру пока не поддержали. 7 апреля петербургские члены оперативно сформированной во время кризиса-2020 Ассоциации предпринимателей индустрии красоты (АПИК) обратились к губернатору с просьбой о помощи: более 200 тыс. человек, занятых в отрасли, лишились дохода из-за введения карантинных мер, а обороты, согласно тексту официального письма АПИК, снизились на 100%.

Как живут феи

Поддержка врачей, безработных и малого бизнеса: Путин озвучил новые антикризисные меры

Поддержка врачей, безработных и малого бизнеса: Путин озвучил новые антикризисные меры

22933

Превращение из Золушек в принцесс придётся отложить: все официальные точки, оказывающие услуги в сфере красоты и ухода, вынуждены были закрыться. Для тех, кто умеет делать людей красивыми, это было не только любимой творческой работой, но и единственным источником дохода. Значительную часть профессионалов индустрии составляют женщины, среди которых много матерей-одиночек — им необходимо обеспечивать не только себя, но и ребёнка. Люди пытаются понять и принять сложившуюся ситуацию и определить, что делать дальше.

"Салон — маленькая модель общества, и все люди в нём разные: кто-то паникует, кто-то относится ко всему более спокойно, — комментирует Лялья Садыкова, омбудсмен индустрии красоты Санкт-Петербурга, руководитель экономсети "Модная парикмахерская Бигуди" и клубов красоты "ЛАКИ ЛАЙК". — Я постоянно в контакте со своими сотрудниками, знаю их финансовое положение. Молодёжи немного проще, кто живёт с родителями. Но есть и те, для кого главная задача — выжить, кормить детей, не остаться без крыши над головой".

Тем не менее скучать без работы не приходится. "Сейчас партнёры запустили множество бесплатных курсов, вебинаров, и некоторые из наших сотрудников учатся удалённо, — говорит Лялья. — Кто-то решает вопросы с банками — отсрочки по кредитам, ипотекам. Также я пишу арендодателям квартир гарантийные письма от своего имени с просьбой не выселять людей за просроченные платежи — кандидаты на выселение уже были".

"Большинство из нас работает на процент. Фиксированной ставки, как правило, нет, нам неоткуда брать деньги, — говорит Мария Князева, мастер салона Birdie. — Некоторые мои коллеги подрабатывают, оказывая услуги на дому — у себя или у клиента. Это на страх и риск каждого. Во-первых, все понимают, что такая деятельность противоречит налоговому законодательству, а теперь ещё и грозит штрафом за нарушение карантина. Во-вторых, в нынешних реалиях контактировать с незнакомыми людьми просто опасно".

Война миров

Мастера-надомники — отдельная проблема частного бизнеса, особенно обострившаяся в кризис.

Пока телефоны, мессенджеры и сервисы записи закрывшихся салонов молчат, социальные сети пестрят "свободными окошками". Только очень преданный клиент будет ждать окончания карантина и возобновления работы своего специалиста и не соблазнится сделать "ноготочки" или "реснички" на стороне, чтобы не выглядеть целый месяц как выхухоль — такими сравнениями некоторые мастера мотивируют онлайн-аудиторию записаться к ним. Пользуясь услугами надомников, считают члены АПИК, клиенты вынужденно поддерживают нелегальный бизнес.

"Если нам не помочь, то мы умрём": бизнес Северо-Запада ждёт реакции местных властей

"Если нам не помочь, то мы умрём": бизнес Северо-Запада ждёт реакции местных властей

27307
Ольга Ларина

При этом домашние профи всё же соблюдают меры предосторожности, о чём сообщают на своих страничках. "Я продолжаю работать, но не в таком интенсивном режиме, как раньше. Поток людей значительно меньше, многие действительно находятся на самоизоляции дома, а не просто гуляют и ездят на шашлыки вместо офиса, — сообщает источник, по понятным причинам пожелавший остаться неизвестным. — Я не принимаю клиентов с признаками ОРВИ, обязательно прошу приходить в маске — даже даю контакты, где их можно купить. Чтобы не привлекать внимание к своему бизнесу сейчас, прошу соблюдать время приёма — не опаздывать, но и не приходить раньше, не создавать толпу".

Также, вопреки всем официальным распоряжениям и мерам безопасности, в Петербурге есть салоны, которые перешли на "подпольную" деятельность. "Предприниматели, которые продолжают работать в карантин, создают неравные условия конкуренции, — говорит Лялья Садыкова. — Но я не могу их осуждать: каждый выживает как может. Также с пониманием отнесусь, если сейчас кто-то из моих сотрудников начнёт работать в качестве частного мастера из дома".

Деньги на ветер

Следует признать, что не только салоны терпят убытки, некоторых клиентов также ждут финансовые потери, причём немаленькие. В косметологии есть ряд процедур, имеющих накопительный эффект, — это различные аппаратные методы борьбы с возрастными изменениями кожи и целлюлитом, массажи, лазерная эпиляция и другие. Это работает так: чтобы достичь желаемого результата, необходимо пройти курс из нескольких манипуляций с определённой периодичностью. Если пропустить сеанс, все предыдущие придётся начинать сначала.

Положение осложняется тем, что косметолог, как врач, ведёт "историю болезни" клиента: знает нюансы его организма, возможные реакции на какие-либо препараты и операции. Поэтому в случае закрытия привычного салона на карантин менять специалиста, методику или оборудование нежелательно: результат может быть непредсказуем, вплоть до нанесения серьёзного вреда здоровью.

Понятно, что никто не виноват в сложившейся ситуации и клиентам некому предъявлять претензии за напрасно потраченные деньги и "недоделанные" лица, ноги и животы. Но факт остаётся фактом — в той или иной мере страдают все.

Улыбаемся и пашем!

Пока одни из-за всеобщих "каникул" приостанавливают деятельность или закрывают бизнес совсем, другие используют это время, чтобы развить свои компетенции, обновить инструментарий, расширить перечень предоставляемых услуг. Некоторые салоны стараются наладить онлайн-продажи профессиональной косметики. Также, не имея возможности взаимодействовать с клиентами офлайн, жрецы красоты пытаются углубиться в общение с аудиторией, активно работая над контентом в социальных сетях и других интернет-ресурсах.

Но и здесь есть нюансы. "Женским мастерам проще: мы можем показывать разные варианты укладок, интересные окрашивания, уходовые процедуры, — рассказывает Мария Князева. — А что делать барбершопам? Разве мужчина будет смотреть видео, где расчёсывают другого мужчину? Да, гендерные различия — один из подводных камней: удерживать и вовлекать в диалог женскую и мужскую аудиторию нужно по-разному".

Клиенты тоже проигрывают

Желание хорошо выглядеть, даже находясь на самоизоляции, совершенно нормально. Причём если члены семьи, как правило, любят и принимают друг друга в любом виде, то на работе следует придерживаться более строгих правил. Особенно это касается тех, для кого внешность — визитная карточка и важная часть образа, например топ-менеджеров.

"Многим занятым людям сейчас тяжело. Женщина-директор не может себе позволить появиться на видеосовещании с отросшим, неопрятным окрашиванием, а мужчина — с запущенной стрижкой и лохматой бородой, — считает ещё один частный мастер, предпочитающий не афишировать свою деятельность. — Я понимаю их, но в приёме незнакомцам отказываю — здоровье дороже денег. Если за клиента поручится кто-либо из моих друзей, мне спокойнее, хотя, может, логики в этом и нет, переносчиком вируса ведь может быть кто угодно. Некоторые из моих коллег-надомников повышают стоимость своих услуг. С одной стороны, доля рациональности в этом есть, ведь мастер рискует здоровьем, принимая у себя незнакомого человека. С другой — это нечестно. У клиента нет выбора, возможно, в его районе никто сейчас не работает с волосами, ногтями или бровями, и он вынужден переплачивать".

А где прихорашиваются чиновники?

Практически вся сфера красоты — это ручной труд. Невозможно покрасить волосы и сделать педикюр онлайн. Каждый из мастеров обеспечен набором из двух своих рук и одной головы, и увеличить производственные мощности в отрасли не представляется возможным. Да и человек, который не стригся в апреле, не будет стричься в мае дважды.

"То, что происходит сейчас с нами и нашими коллегами, — геноцид со стороны власти, — делится Лялья Садыкова. — Сами чиновники наверняка пользуются услугами домашних мастеров: в прямых эфирах нет никого заросшего и с облезшим маникюром. Считаю, что закрытие салонов не способствует улучшению эпидемиологической обстановки, а, наоборот, ухудшает её. Невозможность посетить нужного специалиста в салоне толкает людей на обращение к частным парикмахерам, мастерам маникюра, эпиляции и прочим. Контроля за надомниками нет, а они не всегда подходят ответственно к безопасности своих клиентов, что может спровоцировать заражение".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама