Любовь Лучко Все статьи автора
25 марта 2020, 12:33 771

Пик придет в апреле. Смольный оценил готовность Петербурга к борьбе с COVID-19

Готов ли Петербург к многократному росту количества инфицированных, закончится ли дефицит масок и антисептиков и когда внезапный вирус наконец затихнет — об этом в редакции "ДП" рассказали представители обеих ветвей городской власти.

Дмитрий Лисовец,

Койками обеспечат. В Смольном обсудили распространение коронавируса в Петербурге

Койками обеспечат. В Смольном обсудили распространение коронавируса в Петербурге

346
Святослав Афонькин

Председатель комитета по здравоохранению Санкт–Петербурга:

Сейчас в Клинической инфекционной больнице им. C. П. Боткина с подтвержденной коронавирусной инфекцией находится 21 человек, в том числе два жителя Ленинградской области (данные на 18:00 24 марта).

Что касается общего количества пациентов в больнице им. C. П. Боткина и детской больнице им. Н. Ф. Филатова — по данным на утро 23 марта, это 380 человек, среди них 67 детей. У всех есть симптомы ОРВИ и эпидемиологический анамнез — они прибыли из–за рубежа в последние 2 недели или находились в тесном контакте с инфицированными.

Ситуация развивается крайне динамично. Ежедневно поступает около 40 человек, выписывается примерно такое же количество пациентов. Для того чтобы дать возможность Клинической инфекционной больнице им. С. П. Боткина и Детской городской клинической больнице № 5 им. Н. Ф. Филатова работать только с тем контингентом пациентов, которые либо инфицированы новым коронавирусом, либо в отношении которых мы подозреваем такую вероятность, у нас стала осуществляться госпитализация пациентов с ОРВИ во Введенскую больницу — это 210 коек, и больница заполнена. Уже неделя, как мы используем мощности больницы Святого Георгия — это более 500 коек. Туда госпитализируют пациентов с ОРВИ. Кроме того, больница стала центром, в который мы стали осуществлять госпитализацию всех пациентов в городе с внебольничной пневмонией. До этого госпитализация пациентов с этим диагнозом шла в пять стационаров, но было принято решение, что целесообразно сосредоточить лечение этих пациентов в одном учреждении.

Если говорить в целом о ситуации с внебольничными пневмониями, то летальность от данного заболевания в текущем году в сравнении с прошлым меньше. Поэтому нам остается лишь опровергать фейки, которые циркулируют по интернет–сети, о том, что в Санкт–Петербурге регистрируется большое количество внебольничных пневмоний и, вероятно, они вызваны коронавирусом. Еще раз повторю, летальность от пневмоний в этом году существенно сократилась.

Любой пациент с ОРВИ сейчас попадает в больницу?

Великое закрытие. Смольный отправляет потребительский рынок на карантин

Великое закрытие. Смольный отправляет потребительский рынок на карантин

2668
Анна Серпер

Д. Л.: Как вы помните, новая коронавирусная инфекция диагностируется в том случае, если пациент имеет положительный эпиданамнез, то есть он в период до 14 дней прибыл из–за границы. Сейчас Европа — основной очаг инфекции. Поэтому важно, чтобы все, кто прибыл оттуда, сообщали о своем прибытии немедленно после того, как они пересекли границу. Если у прибывшего в течение 14 дней возникли симптомы ОРЗ, он должен сообщить об этом в поликлинику по месту жительства либо в скорую помощь, и его в обязательном порядке госпитализируют. Также госпитализации подлежат люди, непосредственно контактировавшие с такими больными.

То есть если я чихаю и кашляю, но не был за границей и не контактировал с иностранцами, то меня не госпитализируют?

Д. Л.: Риск в общей популяции жителей Санкт–Петербурга встретиться с новой коронавирусной инфекцией на улице крайне мал. Были зафиксированы случаи передачи инфекции от людей, прибывших из–за границы, гражданам, которые находились с ними в тесном контакте. Но между людьми, не выезжавшими за границу в течение 14–дневного срока, случаев передачи не было. Передача заболевания врачам от пациентов тоже пока не зафиксирована.

Насколько в Петербурге нормативная база готова к обострению обстановки?

Александр Егоров,

Заместитель председателя постоянной комиссии по социальной политике и здравоохранению Законодательного собрания Санкт–Петербурга:

Есть некоторое непонимание отдельных вопросов. Например, постановление правительства города по противодействию распространению коронавирусной инфекции от 13 марта 2020 года. За основу введения ограничительных мер берется федеральный закон "О защите населения от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера", а не закон "О санитарно–эпидемиологическом благополучии населения". В законе "О бюджете Санкт–Петербурга на 2020 год и 2021 и 2022 годы" в расходах комитета по здравоохранению на преодоление чрезвычайных ситуаций в Санкт–Петербурге заложены четыре с небольшим миллиона рублей. Согласно федеральному закону санитарно–эпидемиологическое благополучие и преодоление последствий эпидемиологической ситуации является расходным обязательством субъекта, поэтому и возникает вопрос, достаточны ли средства, заложенные в бюджете Петербурга. Безусловно, в создавшейся эпидемиологической ситуации этих денег недостаточно. Поэтому у нас нет четкого понимания по источнику финансирования проводимых мероприятий. Возможно, это резервный фонд. Законодательное собрание готово в экстренном порядке рассмотреть и принять закон о внесении изменений в бюджет Санкт–Петербурга. Но нет понимания всей картины. Мне представляется важным информирование населения о происходящем в городе ежедневно в прайм–тайм на городских ТВ–каналах в течение 15 минут. Должны выступать представители Роспотребнадзора, комитета по здравоохранению, правительства — и рассказывать о том, что произошло за сутки, какие новые меры приняты, сколько человек заболело. Это позволит избежать паники — а люди часто ведут себя панически, потому что не могут самостоятельно оценить достоверность ситуации. То, что Александр Беглов выступил перед горожанами, — это положительный момент, но это должно носить регулярный характер, тогда жители смогут доверять власти и понимать развитие событий.

В Петербурге достаточно аппаратов ИВЛ?

Д. Л.: Мы просчитываем ситуацию на будущее и готовимся к тому, что количество пациентов будет возрастать. У пациентов, инфицированных коронавирусной инфекцией, одним из наиболее тяжелых проявлений болезни является пневмония, в некоторых случаях требующая перевода на искусственную вентиляцию легких.

В настоящее время в учреждениях здравоохранения города более 1800 аппаратов ИВЛ. Понятно, что они все не стоят свободными — большая часть из них задействована. Чтобы предотвратить нехватку аппаратов, учреждениями здравоохранения составлена заявка на покупку дополнительных аппаратов. Отвечая на вопрос о недостаточности денег, скажу о том, что из средств нормированного страхового запаса территориального фонда ОМС предусмотрено направление на цели оснащения учреждений здравоохранения города (прежде всего — аппаратами ИВЛ и другой техникой) 600 млн рублей. За счет этих средств мы планируем приобрести порядка 170–180 аппаратов ИВЛ. Цифра ориентировочная, потому что стоимость по мониторингу, за какую цену мы сможем их купить, пока неизвестна. Но рассчитываем, что за счет покупки большой партии нам удастся сэкономить на приборах.

В рамках бюджета комитета по здравоохранению сейчас осуществляется переброс средств с тех статей, которые в этом году не являются первостепенными. Как ни печально, но с капитальных ремонтов мы средства передвинем. В минувшую субботу в комитете прошло совещание, на котором было решено выделить более 90 млн рублей на обеспечение деятельности больницы Святого Георгия, Введенской больницы, Филатовской больницы и Боткинской больницы. Более 60 млн рублей будет направлено больнице Боткина. Без малого получается 700 млн рублей.

Недавно я общался с председателем ЗакСа Вячеславом Серафимовичем Макаровым, и деньги, которые депутаты выделяли на проведение в этом году капитального ремонта, он также разрешил использовать для приобретения средств индивидуальной защиты и аппаратов ИВЛ. Поэтому денег в текущий момент, я считаю, у нас достаточно. Использовать средства резервного фонда комитета по здравоохранению пока необходимости нет.

Можно прогнозировать, как будет развиваться ситуация дальше, но если использовать существующие модели, они пока малоприменимы к Санкт–Петербургу, потому что число заболевших у нас невелико. Это всего три пациента, инфицированных на территории Петербурга, и отсутствие летальных исходов. Поэтому все расчеты, которые можно сделать на этих моделях, очень приблизительны. Как станет развиваться ситуация, будет ясно через 2–3 недели.

А негативный прогноз существует?

Д. Л.: Негативный прогноз — это опыт Италии. Не хочется думать, что так у нас будет. Мы несколько раньше озаботились тем, что происходило в Китае, и начали принимать все необходимые меры. Я думаю, что мы такого избежим. Мы понимаем, от чего страдает медицина Италии: это недостаточность коек, аппаратов ИВЛ. Поэтому у нас предпринимаются шаги, чтобы этого избежать.

Есть ли меры по приобретению неинфицированными средств индивидуальной защиты — масок, антибактериальных средств и так далее?

Д. Л.: Эта проблема не только Санкт–Петербурга, но и всей Российской Федерации. Да, есть трудности с приобретением масок и средств индивидуальной защиты. Но для нас ситуация благоприятна тем, что закончилась вспышка в Китае. Ежедневно количество выявляемых там пациентов — от 20 до 40 человек. Это не те тысячи, о которых мы слышали 3 недели назад. Поэтому производство средств защиты, которое налажено в КНР, уже существенно превышает потребности рынка. Поэтому начали появляться каналы поставок из Китая. Компания "Дельрус", которая определена Минпромторгом как единственный поставщик средств защиты в Россию, уже доставила в Москву 25,5 млн масок.

В ближайшее время будет разрешена поставка костюмов биозащиты. У наших больниц, которые работают с пациентами, инфицированными коронавирусом, костюмов достаточно, каналы поставки есть. Но мы понимаем, что лучше иметь несколько поставщиков, чтобы предотвратить внезапное прекращение поставок.

ДП: Так сложно наладить производство?

Д. Л.: Это вопрос не совсем в мой адрес. Могу сказать, что в больницах средств, которые используются для дезинфекции больших площадей, в избытке. Отсутствие необходимых средств, с которым сталкиваются люди в аптеках, — это вопрос к производителям, насколько они успеют наладить производство.

А эти машинки, которые моют тротуары, — они чем заправлены?

Д. Л.: Это не в моем ведении, но средств, которые могут использоваться для дезинфекции, достаточно. Могу сказать, что обычное жидкое мыло, которое продается в супермаркетах, хорошо подходит для того, чтобы уничтожить вирус. ПАВы, жидкое антибактериальное мыло — этого достаточно, чтобы обработать руки.

При каком числе зараженных в Петербурге было бы целесообразно вводить карантин?

Д. Л.: Это зависит от многих факторов: количества летальных исходов, наличия активной передачи внутри популяции — и это вопрос если не каждодневного заседания штаба, то через день точно. Последний проводился в минувшую пятницу, в субботу этот вопрос активно обсуждался во время выезда губернатора. На текущий момент всех мероприятий по борьбе с распространением коронавирусной инфекции достаточно.

Известно, что из федерального бюджета выделят 7,5 млрд рублей на покупку аппаратов ИВЛ. Сколько от этого количества достанется Петербургу?

Д. Л.: Пока распределения мы не видели. Но Санкт–Петербургу уже выделено 38 млн рублей, за счет которых мы приобретем для Боткинской больницы 19 аппаратов. Могу сказать, что есть достаточно предложений от разных благотворителей, которые предлагают помочь городу с приобретением аппаратов ИВЛ, средств защиты, дезинфектантов. Поэтому я думаю, что вопрос об аппаратах ИВЛ в ближайшее время уйдет с повестки.

Цены на них совершенно разные. Есть производители, которые располагаются на территории Санкт–Петербурга, и у них есть на складах аппараты стоимостью порядка 400–500 тыс. рублей, есть приборы экспертного класса, которые стоят 5 млн рублей. Есть транспортные приборы, которые стоят около 800 тыс. рублей. Разброс очень высок.

Наши тест–системы отличаются от европейских?

Д. Л.: Тест–системы производятся учреждениями, подведомственными Роспотребнадзору. Их чувствительность, по мнению специалистов, не хуже, чем у европейских.

А. E.: Системы производятся только на одном предприятии, принадлежащем Роспотребнадзору, в Новосибирске, и первый центр, где проводились исследования, был организован там, где планировалось массовое поступление инфицированных из Китая. Но Китай закрыл свои границы, и инфекция в Россию пришла с Запада, а не с Востока. Этого никто не предвидел. Первый центр массовых исследований заработал в Новосибирске.

Затем были открыты две лаборатории в Москве и только потом в Санкт–Петербурге. Исследования на коронавирус проводятся на основе готовых тест–систем. По словам вице–премьера Татьяны Голиковой, в день производится порядка 100 тыс. тест–систем.

Сегодня тест–системы поставляются государственным научным центром вирусологии и биотехнологий "Вектор" в Новосибирске. Петербург — это единственный город, где в каждом районе предоставлена возможность сдачи анализов на коронавирус по собственному желанию.

В первые дни эту систему отлаживали из–за возникающих сложностей. Председатель комитета по здравоохранению Дмитрий Геннадьевич Лисовец выезжал в поликлиники для устранения недостатков, а на следующий день — вице–губернатор Олег Эргашев для урегулирования проблем забора анализов биоматериала на местах.

По вашему врачебному мнению, горожанину имеет смысл идти в эти центры, стоять в очереди и проверять себя на коронавирус?

Д. Л.: Если нет симптомов и он не возвращался из–за границы и не контактировал с иностранцами, то нет.

А. E.: Мы видим, что, когда начали приниматься ограничительные меры и говорилось, что ситуация в Европе настороженная, границы не были закрыты — люди продолжали ездить. И поэтому завоз вируса произошел оттуда. Благодаря введенным карантинным мероприятиям и достаточно жестким мерам в Петербурге количество заболевших минимальное. Вы знаете, что возникновение осложнений в виде тяжелой пневмонии в большинстве своем встречается у пожилых людей, организм которых отягощен сопутствующими заболеваниями и к тому же их подвижность ограничена. Однако это не значит, что всем пациентам потребуется искусственная вентиляция легких. Я вас уверяю, что аппараты, которые есть в больницах–тысячниках, используются не все. В крайнем случае можно приостановить плановые операции, где эти аппараты используются. На мой взгляд, это не катастрофично. В большинстве случаев болезнь протекает без серьезных осложнений, и благодаря тест–системам становится понятно, что пациент выздоровел и не является источником инфекции.

Я с удовлетворением отметил, что мой прогноз совпал с мнением профессора Владимира Никифорова из московского Института им. Пирогова, который был направлен в Китай в разгар эпидемии, что в России пик будет пройден в апреле, а дальше вспышка пойдет на убыль. Мы знаем, что инкубационный период у болезни 2 недели. Поэтому и требуется изолировать прибывших из–за границы на этот срок — если признаки ОРЗ появятся, то человек будет госпитализирован.

Специфического лечения нет, есть пути повышения иммунитета, лечение осложнений, снятие интоксикации и прочее. На приготовление вакцины нужно время.

Д. Л.: Удвоение количества инфицированных происходит на протяжении 6 дней. Соответственно, рассчитав, сколько периодов мы пройдем в ближайшее время, к апрелю получим, что будет пик.

В Петербурге большой потенциал частных клиник. Насколько вам нужна эта помощь или к ней вы прибегнете в случае чрезвычайного развития событий?

Д. Л.: С учетом того, что это воздушно–капельная инфекция, направлять пациентов в частные клиники мы не можем, эти больные должны быть изолированы. Условия для изоляции есть только в государственных учреждениях — неважно, подведомственны они комитету по здравоохранению либо федеральным органам исполнительной власти. Поэтому частные медицинские организации на текущий момент точно вовлекать не нужно, в том числе для оказания помощи пациентам с коронавирусом: это требует особой подготовки. Если ее нет, то это риск.

Есть ли статистика по выздоровевшим — то есть перенесшим инфекцию в легкой форме?

Д. Л.: Общее число заболевших в Санкт–Петербурге — 21 человек. Из них 20 россиян и один иностранец. Выписаны двое.

Решение о введении карантинных мер принимается на уровне городской власти или есть некая методичка, например Минздрава?

Д. Л.: Субъект действует самостоятельно, определяя мероприятия, которые вводятся на территории. В конце прошлой недели не во всех субъектах были введены ограничения, как у нас. Существует масса субъектов, в которых плотность населения крайне мала и риск передачи инфекции, такой же, каким он может быть в мегаполисах, практически исключен. В этом случае каждый субъект действует исходя из условий: наличия метро, количества случаев заболевания и летальных исходов.

А. E.: К нам привезены мощи Иоанна Крестителя в Казанский собор, к которым устремился поток верующих. Там даже есть волонтер, который после каждого поцелуя протирает место прикосновения, а рядом Казанская икона Божией Матери, к которой многие припадают, и ничего не протирается. Что касается религиозных организаций, на данный момент я не отметил никаких ограничительных мероприятий. Представители религиозных конфессий сами поднимают вопрос об их введении. Мусульманам разрешено ограничить число публичных богослужений и проводить их на дому, ограничения затронули даже пятничные намазы. Возможно, есть необходимость обращения главного государственного санитарного врача Российской Федерации Анны Юрьевны Поповой к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу и руководителям иных религиозных конфессий о применении повышенных мер безопасности при проведении богослужений. План ограничительных мероприятий должен быть понятен всем и корректироваться по мере развития событий. На данный момент мне ничего об этом не известно.

Д. Л.: Мое мнение как председателя комитета, врача и человека, владеющего информацией в области эпидемиологии, — любые массовые мероприятия должны быть ограничены любым возможным способом. Поэтому требования, которые есть в постановлении № 127 от 18 марта 2020–го, говорят об ограничении людей на мероприятиях до 50 человек, независимо от того, стадионы это или храмы. Количество людей должно быть сокращено до возможного минимума. Если есть возможность перенести мероприятие с количеством людей до 50 человек, то я выступаю исключительно за такие меры. Но этот вопрос уже не ко мне — к настоятелям храмов.

В случае неблагоприятного развития событий будут ли задействованы другие городские больницы?

Д. Л.: Другие больницы сегодня оказывают экстренную помощь. Те меры, которые мы избрали, перепрофилировав Введенскую больницу и больницу Святого Георгия, — этого достаточно. Я знаю, что мы будем делать, если эпидемия коронавируса станет разрастаться и достигнет больших объемов, чем есть на текущий момент. У нас есть обширный перечень больниц, которые будут перепрофилироваться при неблагоприятном сценарии. В совокупности это даст нам двукратный рост коек. Если количество инфицированных больных будет очень большим, то оказание этим пациентам помощи будет осуществляться как в больницах, так и на дому. При этом оказание помощи на дому может рассматриваться только для пациентов в удовлетворительном состоянии и при соблюдении необходимых противоэпидемических мер.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама