Сергей Балуев Все статьи автора
5 марта 2020, 06:47 3635

Вот кто толчется. В Петербурге нашлось еще 2 миллиона жителей

Фото: Кузнецова Анастасия

Что с этим делать?

Оказалось, что в Петербурге живет не 5 миллионов человек, как считал Росстат, а 7 миллионов. А в рабочие дни вообще 7,5 миллиона. Как с этим знанием жить и что теперь делать?

Штрафной удар. Как водители, родители и татуированные граждане помогут наполнению бюджета

Штрафной удар. Как водители, родители и татуированные граждане помогут наполнению бюджета

1199
Сергей Балуев

О том, что в Петербурге население сильно больше, чем думает Росстат, сообщил на Форуме труда Дмитрий Чернейко, председатель комитета по труду и занятости СПб. А выяснилось это благодаря исследованию ВШЭ — ученые изучали данные сотовых операторов: сколько обладателей телефонных номеров выходит на связь в Петербурге в течение 3 недель (вторые телефоны и сим–карты не учитывали). В итоге у них получилось 7 миллионов 90 тысяч постоянно проживающего населения. Плюс 440 тысяч приезжают в будние дни в Петербург на работу из области.

В Росстате цифры другие: постоянное население Петербурга — 5 миллионов 384 тысячи человек. Из них несовершеннолетних (до 18 лет) — 1 миллион 49 тысяч. Старше 60 — 1 миллион 248 тысяч. На трудоспособный возраст приходится 3,086 миллиона. Из этих трудоспособных, по данным государственной статистики, работают 1 миллион 437 тысяч человек плюс 32 тысячи совместителей и 40 тысяч по гражданско–правовым договорам. То есть полтора миллиона трудятся. Еще полтора миллиона учатся и непонятно что делают.

О чем говорит сравнение новых и старых цифр?

Во–первых, что официальная статистика — смешная. По мигрантам это особенно наглядно видно.

Росстат считает, что всего за год в Петербург прибыло 224 тысячи мигрантов, а 210 тысяч из СПб убыло. Из этих двухсот с небольшим тысяч основная масса — приезжие из других регионов России. А из всех бывших республик СССР (Азербайджан, Средняя Азия, Украина и т. д.) в Петербург приехала всего 21 тысяча человек, а убыло еще больше — 28 тысяч. Например, есть данные, что в Петербург из Узбекистана в 2019 году приехал только 1191 человек, но 961 уехал обратно. В общем, забавные данные.

Во–вторых, из новых цифр про 7,5 миллиона следует, что куча народу в Петербурге неизвестно где работает. Официально ведь всего полтора миллиона трудится. А что делают остальные? Вероятно, чем–то занимаются не очень легально, получая деньги в конвертах. Может, конечно, квартиры сдают и проценты с депозитов получают, но сколько таких — статистика не в курсе.

В–третьих, как к этому относиться?

Валентина дозволили. Как святой Валентин проиграл Петру и Февронии

Валентина дозволили. Как святой Валентин проиграл Петру и Февронии

647
Сергей Балуев

Двести с чем–то лет назад Томас Мальтус (он окончил богословский факультет Кембриджского университета, но умел считать — занял девятое место на математической олимпиаде Кембриджа) вычислил, что население Земли растет в геометрической прогрессии, а средства существования — в арифметической. То есть ресурсов мало, а народу много. Итог — голодная смерть. Надо что–то с перенаселением делать.

Теперь теория Мальтуса в части средств существования легко опровергаема — еды точно хватит, были бы деньги, чтобы ее купить. Хотя перенаселения все равно опасаются: некомфортно жить, когда кругом сплошные люди.

Поэтому понятно, что первое желание, услышав по 7 миллионов, живущих в Петербурге, — призвать к немедленному ограничению притока жителей. Сказать: хватит, не будем больше жилье строить. И подкрепить это ужесточением Правил землепользования и застройки, а все жилые зоны в Генплане перекрасить в рекреационный цвет. Примерно то же самое пытался сделать Георгий Полтавченко, хотя и не слишком афишировал это, — была у его первой команды идея, что населения Петербургу уже достаточно, тех, кто есть, надо всем хорошим обеспечить, а новых горожан не заводить. И перестали девелоперам выдавать разрешительную документацию на жилую застройку. Но реально ничего из этого не получилось — потому что федеральное законодательство мешало. Но не только это.

Не получилось потому, что это борьба с естественным ходом вещей. Почему люди переезжают в Петербург? Потому что это лучшее место для жизни в России. Ну, может, после Москвы (мы ее, конечно, не любим, но туда стремятся переехать еще больше). Если б хорошо было в Пскове или Мурманске, не ехали бы.

Прирост населения — это признание того факта, что мы лучше всех прочих городов в России. И единственный способ остановить миграцию в Петербург — стать хуже Пскова и хуже Челябинска.

Понятно, что если поставить перед собой великую цель, то чего–нибудь точно добьешься. Но добиваться такого не очень радостно. И потом — надо же думать и о тех горожанах, что накупили квартир и на притоке новых граждан пытаются нажиться.

То есть, услышав, что нас так много, надо немедленно расплываться в счастливой улыбке и бросать в воздух чепчики.

Конечно, психологически трудно это переварить. Но кое–что может помочь. Раньше, когда мы не знали, что нас 7 миллионов, мы думали, что это 5 миллионов так толкаются в метро и устраивают такие пробки на дорогах. А теперь будем знать, что это 7,5 миллиона толкаются и устраивают. Меня это как–то успокаивает.

Сергей Балуев, главный редактор журнала "Город 812", специально для "ДП"

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама