Сергей Шелин Все статьи автора
17 февраля 2020, 06:15 2138

Премьер–то ненастоящий! Общественное мнение опоздало вынести вотум недоверия правительству Медведева

Без малого 8 лет Медведева - самый продолжительный премьерский срок со времен Алексея Косыгина. Теперь массы хотят, чтобы Мишустин не просто руководил лучше, но во всем вел себя по-другому
Без малого 8 лет Медведева - самый продолжительный премьерский срок со времен Алексея Косыгина. Теперь массы хотят, чтобы Мишустин не просто руководил лучше, но во всем вел себя по-другому
Фото: ТАСС

Потеряв кресло, Дмитрий Медведев вроде бы должен был понемногу уйти из памяти рядовых людей. Вместо этого его образ зажил новой жизнью.

Силуанов — Мишустину. Деньги накоплены — надо быстро их раздать

Силуанов — Мишустину. Деньги накоплены — надо быстро их раздать

4496
Сергей Шелин

По сведениям ВЦИОМ, накануне медведевской отставки доля не доверявших ему (56,1%) в 1,7 раза превосходила долю доверявших (38,3%). Пропорция была плохой, но не ужасной. Прошел месяц, и эта пропорция стала политически ужасной, подскочив до 2,3 (64,0%:28,3%).

Недоверие к Медведеву, если верить замерам, растет от недели к неделе, хотя он уволен и как бы бездействует (о его функциях в Совбезе публика не имеет понятия, даже если они есть). Только после отставки народное к нему отношение определилось как полностью отрицательное. И, судя по всему, бесповоротно.

На памяти нынешнего поколения вторую должность в государстве дольше Дмитрия Медведева не занимал никто. Его восемь без малого лет — самый продолжительный премьерский срок со времен Алексея Косыгина. Его несменяемость воспринималась как одна из наших общественных констант. Отсюда и та уклончивость, с которой конформистское большинство сограждан о нем отзывалось.

И только после отставки вдруг выяснилось, что массы видят в нем абсолютно неудачного, "ненастоящего" премьера, возглавлявшего столь же неудачное правительство. И явно хотят, чтобы его преемник и обновленный кабинет не просто руководили лучше, а во всем вели себя по–другому. Этот всплеск чувств, видимо, стал сюрпризом для наших верхов. Но таким сюрпризом, с которым теперь придется считаться.

Просматриваются три группы незапланированных последствий такого финала премьерства Медведева.

Во–первых, новое наделение экс–премьера каким–то большим публичным статусом, даже если оно первоначально и планировалось, стало отныне очень сложным. И даже почти невозможным. Ясно ведь, что народ не поймет.

Во–вторых, под вопросом теперь сохранение экс–премьера в качестве номинального главы единороссов. После увольнения он слишком слабо смотрится даже на фоне Зюганова, Жириновского и Миронова. Накануне отставки вычисляемый ВЦИОМ медведевский "индекс доверия" (разница между положительными и отрицательными оценками) был равен –18 и не уступал тогдашнему индексу любого из упомянутых думских корифеев. А сейчас он съехал до –36 и выглядит совершенно плачевно рядом с показателями вождей ЛДПР (–16) и КПРФ (–20). В предстоящей думской кампании показывать Медведева публике будет делом очень невыгодным.

Год подъема нервозности. Экономический блок перешел от минора к мажору

Год подъема нервозности. Экономический блок перешел от минора к мажору

4696
Сергей Шелин

И, в–третьих, правительству Мишустина, хочет оно или нет, приходится каждодневно доказывать, что оно ни в одном пункте не похоже на кабинет Медведева.

Уволенный премьер кидался обещаниями и при этом выглядел (и был) человеком, ни за что не отвечающим. Его кабинет в качестве единого коллектива никто не воспринимал. Новый премьер старается убедить, что держит рычаги в руках, и если что–то обещает, то для того, чтобы выполнить. А правительство после январской перезагрузки пытается, пусть и не совсем умело, вжиться в образ единой команды.

Но ответить на главный запрос снизу куда труднее. Люди ждут только популярных мер — денежных раздач и льгот. "При Медведеве" уровень жизни снижался. А финансовая устойчивость, достигнутая отчаянными действиями Минфина и ЦБ, к которым номинальный глава кабинета касательства не имел, была скомпрометирована несистемностью и примитивностью мероприятий, а равно и лицемерием пропагандистской их подачи.

Сейчас эта дорого давшаяся устойчивость оказалась частью медведевского наследства и поэтому тоже под вопросом. Даже и сойдя со сцены, "ненастоящий" премьер продолжает создавать проблемы.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама