Иван Воронцов Все статьи автора
16 декабря 2019, 07:50 197

Академическое опоздание. Петербургская наука — 2018 в цифрах

Фото: Vostock-Photo

Петростат опубликовал бюллетень "Наука и инновации Петербурга в 2018 году"

Официальная статистика традиционно нетороплива, так что в декабре 2019–го мы вынуждены обсуждать цифры годичной давности. Однако основные тенденции прослеживаются и развиваются годами, так что вряд ли в следующем бюллетене мы увидим нечто категорически иное.

Читайте дальше заголовка. Так ли плох новый метабренд?

Читайте дальше заголовка. Так ли плох новый метабренд?

3150
Иван Воронцов

Людей меньше, денег больше

Сравнивая данные за 2016–2018 годы, можно прийти к выводу, что петербургская наука находится на своеобразном плато с легким наклоном вниз. Количество "организаций, выполнявших научные исследования и разработки", за 3 года слегка сократилось: с 302 до 294. Меньше стало и работников, занятых научной деятельностью. В 2017 году гордым словом "ученый" себя могли официально назвать 40 385 человек, а в 2018–м — уже только 38 813. При этом численность обслуживающего персонала (техников и т. д.) осталась практически неизменной.

Еще один заметный показатель — общий объем денег, вращающихся в научно–исследовательской сфере. Он с 2016–го по 2018–й увеличился со 125 млрд до 140 млрд рублей. Получается, что производительность труда в пересчете на человеко–рубли выросла. Что насчет качества проектов и разработок — неизвестно.

Тенденция, заметная невооруженным взглядом, — увеличение роли в науке некоммерческого сектора. Если в 2016 году Петростат был готов признать всерьез занимающимися наукой только четыре некоммерческие организации в Петербурге, а в 2017–м — пять, то в 2018–м их стало уже 11. Интересно, конечно, сколько из них уже имеет статус иностранного агента, а сколько получит его в связи со свежими инициативами депутатов Госдумы. Кстати, в графе "организации с иностранной или совместной собственностью" тоже наблюдается небольшой рост: с семи до 10.

Коммерческие организации, создающие и внедряющие инновации, бурного роста не демонстрируют. Скорее наоборот: в 2016 году их было 169, в 2017–м — 162, а год назад — 164. Оборот средств в коммерческом секторе при этом показывает практически противоположную динамику: 2016 год — 97,8 млрд, 2017–й — 109,1 млрд, 2018–й — 109 млрд. Одним словом, роста нет, скажите спасибо, что нет и падения.

Аспиранты выбирают управление

Главный недостаток любых статистических справочников — в их безликости. Например, подсчитано, что за 2018 год в Петербурге разработаны 104 "передовые производственные технологии". А по всему СЗФО таких технологий 184. А по всей России — 1565. То есть из всех российских "передовых производственных технологий" 6,6% — наши. И что? Можно насладиться сведениями о том, что 36 этих самых разработанных технологий относятся к сфере "проектирование и инжиниринг", 35 — "производство, обработка и сборка", а 22 — "связь и управление". Но понять, как именно они сделали нашу жизнь лучше или производство эффективнее, — не получится. Зато, может быть, получится через призму статистики взглянуть на людей, которые исследованиями занимаются? Физики, вопреки предубеждениям, бьют лириков по всем статьям: на 27,4 тысячи технарей и 6,9 тысячи естественников в Петербурге приходится 2768 представителей гуманитарных и общественных наук. Еще 1549 человек занимаются медициной, а 265 — сельским хозяйством. Если говорить про конкретные области, то самой популярной являются "биологические науки и психофизиология" — 1975 человек. А меньше всего в культурной столице занимаются культурологией — 18 человек.

Сотрудничество под колпаком. Кому понадобились новые правила общения с иностранными учеными

Сотрудничество под колпаком. Кому понадобились новые правила общения с иностранными учеными

18002
Иван Воронцов

Также можно попытаться заглянуть в будущее петербургской науки. Самые "многонаселенные" направления среди аспирантов–2018 — это "экономика и управление" (274 человека), "информатика и вычислительная техника" (268) и "клиническая медицина" (199). Меньше всего желают получать кандидатские степени по ядерной энергетике (два человека), нанотехнологиям (два), авиационной и ракетно–космической технике (девять) и архитектуре (девять).

Также стоит отметить, что самые многочисленные возрастные группы в петербургской науке — это "до 29 лет включительно" (7316 человек), 60–69 (6430 человек) и 30–34 (5836 человек). Пожалуй, это внушает некоторую надежду.

Государственная интрига

Изучая статистические таблицы, отчетливо понимаешь актуальность проблемы, о которой последние годы как–то перестали говорить. С 2014 года Петербургский научный центр потерял статус структурного подразделения РАН, так как в новом уставе академии места для таких центров не нашлось. Так что теперь структура продолжает деятельность просто как научное учреждение, без полномочий, нормального финансирования и понимания своего места в мире.

Многолетняя борьба за то, чтобы у нас появилось полноценное региональное отделение РАН, успехом не увенчалась. После смерти нобелевского лауреата Жореса Алферова лидеров, готовых вступить в конфронтацию с центральным аппаратом академии и поставить вопрос ребром, пока что не находится. Впрочем, как стало известно "ДП", в начале 2020 года вопрос о создании СПб отделения РАН будет обсуждаться в Смольном. Что ж, возможно, продраться через бюрократические джунгли удастся при помощи политических инструментов. А там, глядишь, и числа в статистических отчетах станут понятнее.

Одним из возможных обоснований увеличения количества НКО, занимающихся наукой, может являться рост грантовой поддержки. И Фонд президентских грантов, и Российский фонд фундаментальных исследований, и гуманитарный научный фонд стали в последние годы распределять значительные объемы средств. На городском уровне активизировался комитет по науке и высшей школе, особенно в том, что касается молодежных проектов. Не стоит забывать, что НКО разрешено вести предпринимательскую деятельность, только прибыль должна обязательно распределяться на уставные цели. Поэтому НКО в том числе могут пользоваться различными способами поддержки стартапов, появившимися в рамках национальной технологической инициативы например. Все больше и больше НКО пытаются найти модель финансовой устойчивости за счет сочетания грантов и самостоятельного зарабатывания средств.
Анна Орлова
Анна Орлова
председатель правления Центра развития некоммерческих организаций
Объем НИОКР в Петербурге в последние годы напрямую зависит от того, кто в каком объеме получает государственную поддержку, а также от того, какие программы реализуются в конкретных отраслях. Много проблем из–за отсутствия структуры, которая могла бы организовать внутреннюю кооперацию, разработать единую программу развития, подготовить предложения для города. По идее, как раз этим и должен заниматься научный центр, а правильнее — петербургское отделение РАН. Разрабатывать надо не отдельное колесо, а весь автомобиль. Не турбинную лопатку с уникальными характеристиками, а двигатель целиком. Не хватает единой политики развития науки и исследовательской деятельности. Каждый находится в собственном поле поиска партнеров или использует давние налаженные связи. Есть компетенции, нет организующего начала. Все зависит от инициативы. А это не дает достаточного КПД.
Андрей Рудской
Андрей Рудской
ректор политехнического университета им. Петра Великого, член президиума Петербургского научного центра
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама