Алексей Ульянов Все статьи автора
5 декабря 2019, 10:43 145

223–й с умом. Власти продолжают курс на сокращение способов закупок

Несмотря на возражения участников и независимых экспертов, российские власти продолжают курс на сокращение способов закупок — в ноябре Минфин внес проект закона на рассмотрение в Минюст. Россия продолжает идти своей дорогой в полном противоречии с мировым опытом. В развитых странах — членах ОЭСР, например, 24 способа. И только по критерию цены никто не работает в реальном мире.

Госзаказ не терпит пустоты. Главные тендеры ноября

Госзаказ не терпит пустоты. Главные тендеры ноября

817
Марина Елецкая, Светлана Зобова

Любимая схема на аукционах — ее в последнее время используют все больше, — благодаря которой лекарства (да и не только они) закупаются в несколько раз дороже рыночных цен и худшего качества. Допустим, один препарат стоит 1000 рублей, второй — 800, а дженерик — 300. Среднеарифметическая цена по результатам запроса коммерческих предложений — 700 рублей. Именно по этой цене объявляется и аукцион. В результате первые два лекарства — эффективные — вообще не выходят на торги. А производители дженериков участвуют и снижают цену с 700 до 600 рублей. Сразу начинается "ах, посмотрите, какая экономия". Но на самом деле заказчик переплачивает в 2 раза за некачественный препарат. И это сплошь и рядом, и по мелочи и по–крупному.

К слову, о роли личности в госзаказе. 223–й закон (который многие ругают), если не для личного обогащения им пользоваться, дает возможности эффективного расходования средств. Вспоминаю скандал с 62–й больницей в Москве. Она имела статус АНО — могла закупаться по 223–му и проводить ценовые переговоры. Больница, во–первых, ориентировалась на рыночную цену, но, во–вторых, в ходе переговоров добивалась скидки. В итоге получала лекарства дешевле, экономия составляла 13–500%. "Безобразие!" Статус привели к общему знаменателю, директора уволили.

Абсурд аукционов не заканчивается тем, что чиновник описывает все–все неценовые характеристики товара, он еще и должен установить начальную цену, хотя в реальном мире цена пляшет от продавца. По сути, заказчика ставят в положение деревенского дурачка, у которого на лбу написано "куплю огурцы за 100 рублей", хотя они на самом деле стоят 20. К слову, ценовые конкурентные переговоры — единственный способ закупки, позволяющий определить рыночную цену для сложных товаров и услуг, — запрещен по инициативе Минфина и ФАС в рамках 44–ФЗ.

В этом году все больше сигналов из регионов о том, что по 44–ФЗ вообще ничего нельзя сделать. Все, что реализуется, это либо гособоронзаказ, либо личное решение президента, либо концессии и ГЧП (которые, к слову, ФАС хочет подмять под 44–ФЗ), либо регионы выкручиваются и создают ГУПы, МУПы и АНО, и тогда хоть что–то закупается и работает.

Алексей Ульянов, директор АНО "Институт повышения конкурентоспособности"

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама