Андрей Жуков, Дарья Кильцова, Дмитрий Маракулин Все статьи автора
20 ноября 2019, 23:50 15724

Концы в воду. С чем связаны обыски в "Водоканале"

Алексей Малеев
Алексей Малеев

С раннего утра среды оперативники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД вместе со следователями Главного следственного управления начали проведение нескольких десятков обысков в квартирах подозреваемых по уголовному делу, возбужденному по контрактам ГУП "Водоканал Санкт–Петербурга". Новое руководство предприятия заявило о полной поддержке следствия.

Помимо прочего, обыски прошли в квартире скончавшегося в 2019 году экс–гендиректора "Водоканала"Феликса Кармазинова и в его доме в Сестрорецке. Оперативники также посетили сестрорецкую резиденцию его сменщика — Евгения Целикова. Он, долгие годы работавший заместителем Кармазинова в ГУПе, считался не только его правой рукой, но и человеком, близким к экс–вице–губернатору Игорю Албину. Александр Беглов отправил Целикова в отставку 18 марта. Вечером в среду экс–директора задержали.

В Петербурге после обысков задержали экс-главу "Водоканала" Евгения Целикова

В Петербурге после обысков задержали экс-главу "Водоканала" Евгения Целикова

751

Дело, по имеющейся информации, возбуждено по статье "Причинение имущественного вреда путем обмана или злоупотребления доверием". По предварительным данным, ущерб оценен в 1 млрд рублей, фигурантов подозревают в искусственном завышении тарифов. Одним из них, по утверждениям СМИ, является учредитель и гендиректор ООО "Развитие и инвестиции" Алексей Малеев (на фото). Свою версию событий он изложил в эксклюзивном интервью "ДП".

Нынешняя история для региональных водоканалов вовсе не новость. Еще в начале года события схожим образом развивались вокруг областных водоносных структур. Региональный КСП тогда начал углубленную проверку деятельности местного "Водоканала", его директор Саяд Алиев, возглавлявший организацию с момента ее основания, был вынужден уйти в отставку, а курировавший сферу в региональном правительстве Олег Коваль и вовсе оказался под арестом.

Тут так принято

Нынешняя история, по информации "ДП", может брать начало еще в нулевых годах. По закону, принятому еще в 2002–м, главы ГУПов не имеют право быть учредителями или руководителями других юрлиц. Однако тогдашнему руководству "Водоканала" это не мешало.

Например, в 2017 году городская прокуратура вынесла представление главе комитета по энергетике после того, как обнаружилось, что тогдашний гендиректор "Водоканала" и нынешний подследственный Евгений Целиков является учредителем ООО "Урожайное" и ЗАО "Бриз". Он оказался в компании директоров городского парка, одного из комбинатов социального питания, а также Городского центра социальной рекламы. Но ни один из глав других крупных городских ГУПов за этим замечен не был.

Возможно, дело в укорененности топ–менеджмента "Водоканала". Так, Феликс Кармазинов бессменно возглавлял его почти 30 лет — с 1987–го по 2016–й. Сменивший его (до 2019 года) Евгений Целиков трудился на предприятии с 1995 года. Тогда как в ГУП "ТЭК СПб" с 2002 года сменилось семь руководителей, в "Пассажиравтотрансе" и ГБУ "Ленсвет" (наследник ГУПа) — по три, а в "Горэлектротрансе" сегодня — уже седьмой глава.

В "Водоканале Петербурга" проходят обыски в рамках уголовного дела, где он является потерпевшей стороной

В "Водоканале Петербурга" проходят обыски в рамках уголовного дела, где он является потерпевшей стороной

855

Разветвленный бизнес

Непосредственно Феликс Кармазинов входил в состав учредителей нескольких коммерческих и общественных организаций. Сейчас они чувствуют себя по–разному.

В 2012 году он учредил ООО "Сельхозлизинг" (выручка в 2018–м — 3,9 млн рублей).

ООО "Урожайное" — сельскохозяйственный актив. Феликс Кармазинов учредил компанию в 2011–м вместе с Евгением Целиковым, ныне покойным главой "Водоканалстроя"Владимиром Агияном и Валентином Павловым. В декабре 2017–го в учредителях появилась Анна Кармазинова, а летом 2019–го компания перешла к Евгению Семыкину (согласно соцсети "ВКонтакте", пользователь "Анна Кармазинова" дружила с пользователем "Евгений Семыкин", но сейчас аккаунт удален). Убыток компании по итогам 2018–го составил 59 млн рублей.

Другая компания, в числе владельцев которой числился Феликс Кармазинов вместе с Евгением Целиковым и Владимиром Агияном, — то самое ООО "Бриз" (выручка в 2018–м — 28 млн рублей).

В бизнесе остается вдова Кармазинова — Анна. Она владеет 50% ООО "Фортуна Плюс" — юридическое лицо загородного клуба "Дача" в Приозерском районе. Выручка в 2018–м — 104 млн рублей. Еще одно принадлежащее Анне Кармазиновой юрлицо — ООО "Берег" (убыток — 111 тыс. рублей).

Надежный партнер

Независимая сбытовая компания "Развитие и инвестиции" была создана в 2011 году, тогда же она начала поставлять электроэнергию ГУП "Водоканал". Ее гендиректор Алексей Малеев, по данным СПАРК, является бенефициаром ООО "Сельхозлизинг", владельцем которого изначально был покойный глава "Водоканала" Феликс Кармазинов.

Договор поставки связывал стороны до мая 2019 года. В конце апреля по решению ГУПа он был расторгнут. В "Водоканале" посчитали, что поставщик определял стоимость энергии с нарушением положений договора. Смольный нашел и нарушения законодательства — по версии администрации, ООО "Развитие и инвестиции" неоправданно завышало тарифы. Ущерб за 3 года сотрудничества оценили в 1,7 млрд рублей.

Новым поставщиком электроэнергии для ГУПа с 1 июня 2019 года стала Петербургская сбытовая компания (ПСК), входящая в группу "Интер РАО". Как ранее комментировали "ДП" в пресс–службе "Водоканала", переход к ПСК произошел в рамках курса на оптимизацию затрат.

"За 2018 год потребление электроэнергии по предприятию составило 626,6 млн кВт • ч, что обошлось почти в 3,7 млрд рублей. Экономия ГУП "Водоканал Санкт–Петербурга" только за два летних месяца 2019 года (июнь–июль — месяцы, когда электропотребление минимальное) по сравнению с предыдущим годом при одинаковом объеме потребления составила 70 млн рублей", — сообщали ранее "ДП" в "Водоканале".

Примечательно, что переход к новому поставщику электроэнергии проходил параллельно со сменой руководства в "Водоканале" — топ–менеджмент пополнили кадры из структур "Интер РАО", где в прошлом работал вице–губернатор Шаскольский, ныне курирующий вопросы городской энергетики.

Как уже писал "ДП" (см. № 160 от 23.10.2019), "Водоканал" и ООО "Развитие и инвестиции" выясняют отношения в суде. ГУП подал иск на 2 млрд рублей (эта сумма накопилась с конца 2016 года), а бывший поставщик электроэнергии — на 7,7 млрд рублей: за поставленные ресурсы — 1,6 млрд рублей, еще 6,1 млрд — пени и судебные издержки.

По конкурсу и без

Законодательство позволяет госпредприятию закупать электроэнергию у любой сбытовой компании. Отбор поставщика проводится на конкурсе, где участники конкурируют за процент снижения стоимости 1 кВт•ч относительно цены гарантирующего поставщика (ГП).

Цена ГП складывается из стоимости электроэнергии на оптовом рынке и сбытовой надбавки, размер которой устанавливают региональные власти. То есть, заключая договор с крупным потребителем, сбытовая компания, не являющаяся гарантированным поставщиком, соглашается поставлять электроэнергию по более низкой цене, чем ГП.

Впрочем, если обе стороны уверены в своей безнаказанности, в договоре электроснабжения они могут вписать любую цену. Госпредприятие также может заключить договор с ГП, при этом проведение конкурса не требуется.

"ДП" не обнаружил в системе госзаказа ни одного конкурса на поставку электроэнергии петербургским ГУПам, в котором победителем было бы ООО "Развитие и инвестиции", в том числе с "Водоканалом".

Вместе с тем, по словам Алексея Малеева (см. его интервью на стр. 5), он работал еще и с "Горэлектротрансом", "ПетербургГазом" и Дирекцией по организации дорожного движения.

Дело в ущербе

Адвокат адвокатской консультации "ЮСТ Исаков, Афанасьев, Иванов" Екатерина Крайнева обращает внимание, что для квалификации уголовного дела по ст. 165 УК необходимым условием является наличие ущерба.

При этом, отмечает адвокат, скорее всего, следствие уже имеет какие–то материалы (возможно, заключение специалиста или исследование), которые свидетельствуют именно об этом.

Екатерина Крайнева оценивает как "непростые, обладающие собственной спецификой" уголовные дела, связанные с энергетикой и тарифами. Оценить судебные перспективы адвокат затруднилась, но отметила обвинительный уклон судебной системы в целом.

Теоретически в рамках такого рода дел возможно уголовное преследование виновных, даже в том случае, если они уже умерли. Но опрошенные "ДП" юристы усомнились, что в отношении Феликса Кармазинова такое возможно. Получить оперативный комментарий ГУ МВД не удалось.

Андрей Жуков, Дарья Кильцова, Дмитрий Маракулин

Сплошное электричество

Генеральный директор компании "Развитие и инвестиции" Алексей Малеев поведал "ДП" свою версию происходящих событий.

Про вашу компанию нигде не было слышно, но сейчас она "прославилась" в свете конфликта с "Водоканалом". В чем его суть?

— Если коротко, то у "Водоканала" образовались задержки по платежам. Были подписаны два соглашения об урегулировании задолженности. На совещаниях в администрации города чиновники обещали нам выплатить все. Задолженность то начинали гасить, то прекращали. Это тянулось около 2 лет. Затем в марте 2019 года в "Водоканал" пришел новый руководитель, и было решено, насколько я понимаю, не платить вовсе. Сегодня мы ведем судебный процесс с ГУП "Водоканал". Ну а нам был выставлен встречный иск.

И вы перестали поставлять "Водоканалу" электроэнергию?

— Это произошло в мае 2019 года: мы посчитали, что терпеть дальше такую задолженность нереально, хотя, конечно, нельзя сказать, что наличие не оплаченного клиентом долга приведет нашу компанию к каким–то стратегическим проблемам. Мы продолжаем развиваться, открываем новые направления, и для нас это хороший урок — не складывать большинство яиц в одну корзину.

Сейчас, если верить сообщениям СМИ, в "Водоканале" проходят обыски, причем не в офисе, а на квартирах руководства.

— Мне сложно комментировать то, что происходит сейчас на "Водоканале", потому что, как ни посмотри, все это касается исключительно внутренних дел этого предприятия. Если следственные органы сообщают, что речь идет о растрате крупной суммы, значит, так оно и есть.

Не верить этому заявлению у нас нет вообще никаких оснований. Вероятно, имело место нецелевое расходование средств. К нашему конфликту с "Водоканалом" это отношения, скорее всего, не имеет, так как нас с этим предприятием связывал официальный договор, а не какие–то серые схемы и задолженность ГУП перед нашей компанией копилась с 2015 года. С другой стороны, эти обыски можно рассматривать как попытку оказать административное давление на судебный процесс и скрыть при этом, что выгодоприобретателем при смене поставщика стала энергосбытовая компания "ПСК", которая зашла на новый для себя рынок водоснабжения без всяких конкурсов. Если это так, мы, конечно, понимаем, кому это может быть выгодно, но пока имен называть не будем.

Как вы вообще пришли в энергетику? Какой возраст вашей компании?

— Окончил факультет атомных силовых Ленинградского высшего инженерного морского училища им. адмирала Макарова, выбрав специализацию по электроэнергетике.

Долго учился и работал за границей, намереваясь жить и работать в России, потом окончил СПбГУ по специальности "юриспруденция". Сама компания "Развитие и инвестиции" появилась в 2011 году. Первые полгода мы изучали рынок. Затем предложили потребителям лучшие условия.

За счет чего?

— Высокие цены диктуют высокие издержки. У нас очень низкие издержки. Небольшим высококвалифицированным штатом специалистов мы обслуживали более 150 точек. Поставляли электроэнергию ГУП "Водоканал", ГУП "Горэлектротранс", ООО "ПетербургГаз", СПб ГКУ "Дирекция по организации дорожного движения СПб" и другим.

Наверняка, после работы в Европе трудно привыкать к нашим реалиям, разница в специфике условий большая?

— Скажу так: Италия в сфере организации энергетики похожа на Россию — крупные поставщики, политическое давление и, соответственно, все сопутствующие моменты.

А вот в Швейцарии уже будущее, то, к чему понемногу движется весь мир, — распределенная энергетика.

Что это значит?

— Распределенная генерация, маленькие ГЭС. Например, жители швейцарского поселка, если рядом протекает река, скидываются и устанавливают свою ГЭС. Это совсем не те деньги, на которые у нас строят огромные ГРЭС. Да и технологические требования сегодня сильно упростились.

Современным турбинам достаточно перепада высот в один метр. У нас же в стране еще с советских времен идет ориентация на централизацию. Например, в Ленобласти в тарифе до 60% составляет плата за транспортировку энергии. В итоге в области тарифы выше, чем в городе.

Во всем мире грядет четвертая технологическая революция, как ее называют. Суть в тотальном переходе на электроэнергию. Про топливные элементы, способные полностью поддерживать энергетику дома, фантасты писали очень давно. Это и высокий КПД, и экологичность. Сегодня это реальность. Мы ведем переговоры с компанией Panasonic, они выпускают топливные элементы уже седьмого поколения, и мы готовы привести их на российский рынок. Один элемент может обеспечить дом и горячей водой, и отоплением, и электроэнергией. Требуется лишь подвести к нему газ.

Понятно, что гигантскую инфраструктуру с бензина на электричество невозможно перевести мгновенно. Думаю, переходный этап продлится где–то с 2025 по 2030 год. А дальше уже все — "сплошное электричество".

Мы живем в очень интересное время, на переломе. Например, на последней европейской автомобильной выставке практически не были представлены бензиновые автомобили. Только гибриды и электрические. То, к чему мы привыкли, то, что сегодня составляет основу нашей жизни, уходит на наших глазах. За этим здорово не просто наблюдать, гораздо интереснее в этом работать!

Инга Зайонц

Тариф на электроэнергию состоит из различных составляющих, информация о которых в обязательном порядке раскрывается субъектами рынков, то есть является общедоступной. И проверить правильность применяемого тарифа можно. Поэтому крайне сложно предположить, что такой профессионал, как ГУП "Водоканал", своевременно не выявил нарушение, допущенное энергосбытовой организацией при расчетах за электроэнергию. Однако возможны ошибки при применении тарифов. К примеру, потребитель выбрал одну ценовую категорию, а расчет с ним произведен по другой. Или потребитель подключен на одном уровне напряжения, а считают по другому. Или же была применена составляющая тарифа, которую позже снизили, но перерасчет не произвели. Не исключаю, что в истории с ГУП "Водоканал" что–то подобное могло быть причиной судебных споров.
Мария Васильева
Мария Васильева
Юрист юридического бюро "Григорьев и партнеры"
Расследуемое в настоящее время уголовное дело возбуждено по итогам проверки, проведенной правоохранительными органами. ГУП "Водоканал Санкт–Петербурга" признано потерпевшим в рамках этого уголовного дела. Предприятие в полном объеме и добросовестно исполняет обязанности, возложенные на него процессуальным законодательством, оказывает всю необходимую поддержку следствию. Комментировать действия следственных органов, а также давать оценку тем или иным следственным действиям, проводимым данными органами, предприятие не вправе.
Пресс–служба ГУП "Водоканал Санкт–Петербурга"
Пресс–служба ГУП "Водоканал Санкт–Петербурга"

В контексте

Монополия — зло, она способствует коррупции и тормозит экономическое развитие. Это прописная истина, давно известная всем. Но увы, из правила есть значимые исключения. И водоканалы — одно из них.

На самом деле эти законы не работают для естественных монополий, таких как, например, водоснабжение. Даже наоборот: в этом случае монополия может стать более эффективной, чем конкуренция. Ну не класть же в самом деле две или три трубы разных водоснабжающих компаний в одну траншею?

Для разрешения этой проблемы светила экономической мысли придумали государственное регулирование. Где–то эффективность аппарата достаточно высока и это работает. Однако конкретно в нашей стране с качеством госуправления явные проблемы. Топ–менеджерам монополий не составляет большого труда искажать экономические обоснования тарифа, а дружественным им чиновникам бывает слишком легко не заметить подвоха. Иногда вмешиваются потребители и ФАС, но находить такие нарушения сложно, потому что помимо монополии на ресурсы у таких компаний есть еще и монополия на информацию. Отчетность таких компаний — это big data, и только сами компании знают, где хитрят.

В ряде естественных монополий проблему устранил технологический прогресс. Ну, например, телефония. Долгое время в США связь обеспечивала компания AT&T. Однако в 1974 году был дан старт демонополизации: иск подало министерство юстиции, и за последующие 10 лет глобальный оператор был разделен на семь региональных телефонных компаний, что, как считается, подарило Америке путевку в мир эффективного телекома. Появилось огромное число эффективных руководителей, а деловая жизнь в этой сфере закипела. Чуть позже на этот путь встали Европа и Япония. Высокая конкуренция изначально сложилась и на молодом российском телеком–рынке. А не провели бы те реформы — еще не факт, что мир строил бы сейчас сети 5G.

Но тянуть кабель — это одно, а с трубами все–таки сложнее. В некоторых случаях компании приватизируют (например, британский гигант Thames Water ушел в частные руки в 1989 году), подпитывают новые инвестиции через концессионные соглашения. Но естественными монополиями они быть от этого не перестают. Другое дело — финансовый контроль. Отнять ресурсы и инфраструктуру у одной компании нельзя, а вот лишить ее монополии на информацию вполне реально.

Для искусственного интеллекта большие данные — не такая загадка, как для простого потребителя. Все закупки вполне может анализировать робот, а все подозрительные контракты отправлялись бы в ФАС. Столь высокий уровень прозрачности технически уже возможен. И уже в ближайшей перспективе может решить проблему естественных монополий. Главное — не противиться прогрессу.

Георгий Вермишев

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама