Алексей Лепорк Все статьи автора
25 октября 2019, 08:00 186

Кнопки волшебства. О фестивале Digital Opera 2.0

Фото: vk.com/digital_opera

В Петербурге так увлекательно начался фестиваль Digital Opera 2.0, что даже боязно за экзальтацию к его пику.

Все так интересуются закулисной жизнью, что мало обращают внимания на сами кулисы. Да, там меняются декорации, в последнее время все чаще возникают разные проекции, но как это устроено, мы по большей части не знаем. То есть теоретически догадываемся, но деталей волшебства не знаем, а именно они — как ни парадоксально — делают все это еще более чудесным. Фестиваль дает нам шанс ко многому приблизиться вплотную. В его программе в ноябре много разных встреч, показов опер, концерт в Михайловском театре. Но уже первые лекции восхищают и увлекают. Признаюсь честно, не так часто хожу на публичные лекции. Столь же честно признаюсь, что и вдохновляют они меня редко. Но на прошлой неделе сходил на рассказ Глеба Фильштинского и его коллег о работе над балетом «Золушка» в Михайловском театре и пришел в неописуемую ажитацию. Добавлю, что рассказ длился 3,5 часа, но казалось, что готов слушать и дальше. Было не просто нескучно, но зверски захватывающе. Неспешное изложение этапов работы мягко подводило к апогею. На экране размеренно колыхалась трехмерная проекция сценической коробки со всеми лампочками, занавесами и т. д. и т. п., а над ней шла кардиограмма всего визуального ряда. Слово «кардиограмма» тут более чем уместно. Это не просто жесткая диаграмма видеопроекций, а тончайше рассчитанная пульсация спектакля, внимательно реагирующая на темпы дирижера и солистов: это же балет, все живые, это вам не просто цифровое шоу. В какой–то момент штрихи и нужные точки совпадали, все менялось и двигалось к следующему чуду. И об этом всем рассказывалось просто, ясно, доходчиво, понятно и от того феерически увлекательно. Напоминало своего рода введение и погружение в магию представления. Технические средства могут быть поэтапно понятны, но их сведение и включение в музыку делало все завораживающим.

Скука, холод и гранит. Почему туристы назвали Хельсинки самым тоскливым городом Европы

Скука, холод и гранит. Почему туристы назвали Хельсинки самым тоскливым городом Европы

1474
Алексей Лепорк

Сказка — как и любое представление сегодня — не может оставаться визуально той, что прежде. Ребенок стал иным, взрослые тоже. Уже в начале 2000–х годов Фильштинский оживил билибинскую «Сказку о царе Салтане» в Мариинке. Тогда это были отдельные включения, понятно, что в перспективе — тотально проекционное действие, включающее исполнителя в саму сценическую ткань. При этом архисложно соблюсти баланс, как восстанавливая Билибина, так и в случае с «Золушкой» Петра Вильямса 1945 года, не перейти грань и не очутиться на поле шоу. Мы можем следить за этой гранью извне, потому так интригует взгляд на сам механизм — как построения, так и работы. Зрительски в этом есть совершенно детская пытливость стремления приблизиться к тайне. Тайне постижимой. А оттого еще более притягательной.

Но сама задача — так раскрыть механику перед зрителем — восхищает. Впереди еще много лекций и показов в кинотеатре «Родина». И к моменту выпуска номера — в отличие от многих из вас — мне удастся приобщиться к генеративным технологиям. Звучит так sexy, что грех не поделиться. Не упустите шанс почти потрогать кнопочки кулис.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама