Дарья Зайцева, Анастасия Жигач Все статьи автора
10 октября 2019, 00:08 4000

Недетские игры. Рынок развлечений Петербурга понесет убытки из-за изменений в правилах организации квестов

Фото: EPA/Vostock-photo

Городское Законодательное собрание приняло в среду в первом чтении законопроект, запрещающий детям младше 14 лет посещать квест–румы. Парламентарии объясняют это соображениями безопасности. Участники рынка таких развлечений говорят, что инициатива запоздала на несколько лет и что народные избранники не вполне разобрались с предметом регулирования, потому что настоящий квест не может быть опасен.

Авторы законопроекта — единороссы Денис Четырбок и Александр Ходосок. Они определяют квест–румы как "интеллектуальную игру, участников которой запирают в помещении, из которого они должны выбраться за время, находя предметы и решая головоломки посредством применения своих умственных и (или) творческих способностей". Депутаты считают, что детям до 14 лет играть в это небезопасно.

Фредди Крюгер под запретом. Бизнесмены выступили против ужесточения правил организации детских квестов

Фредди Крюгер под запретом. Бизнесмены выступили против ужесточения правил организации детских квестов

9544
Антон Тарануха

"Как известно, организаторы "квестов" зачастую используют в развлекательных мероприятиях технические устройства, которые работают под воздействием механизмов и (или) электрического тока. Данные физические силы не подвержены полному контролю со стороны человека и представляют повышенную опасность", — говорится в пояснительной записке к документу.

На пленарном заседании Александр Ходосок дополнил перечень переживаний за детей. "Для некоторых подростков этот опыт заканчивается слезами, бессонницей и другими психологическими проблемами", — рассказал он коллегам с трибуны Мариинского дворца. И вспомнил, как "недавно школьница 12 лет пошла на квест "Лицо со шрамами", в испуге ребенок упал с полутораметровой высоты на маты рядом со стеной, из которой торчали штыри".

Парламентское большинство законопроект поддержало. За проголосовали 38 депутатов, против — восемь, трое воздержались. Поправки ко второму чтению принимаются до 25 октября.

В процессе обсуждения проект вызвал заметное волнение парламентариев. Идею защитить детей еще и таким способом разделили не все.

Например, депутат Максим Резник, до недавнего времени возглавлявший постоянную комиссию ЗакСа по образованию, культуре и науке, сказал, что с трибуны городского парламента лучше обсуждать реальные проблемы — например, уборки снега и политических заключенных.

"Я очень рада, что у нас есть 200 таких организаций, куда я могу привести ребенка, внука, и провести вместе с ним время. А вы говорите о том, что их надо наказывать. Это бред какой–то", — заявила коммунистка Ирина Иванова.

Алексей Ковалев из "Справедливой России" предложил выйти на федеральный уровень, развив идею контроля за квест–румами (не только детскими) в принципе. Его поддержал глава фракции ЛДПР Павел Иткин. "Как мы понимаем, бизнес часто в погоне за прибылью пренебрегает всеми правилами техники безопасности. И в какой–то мере это законодательно нужно решить", — сказал депутат.

Председатель ЗакСа Вячеслав Макаров заявил, что сам он не подвержен негативному влиянию квестов. "У меня каждый день квест в Законодательном собрании. И если бы я не занимался активно спортом, все бы эти квесты повлияли на меня", — сказал спикер парламента.

Кустари уже отсеялись

Новые регламенты, которые планируют ввести городские парламентарии, существенно ударят по рынку, и без того несущему потери. По данным Colliers International, с начала 2019 года в торговых комплексах Петербурга появилось пять новых арендаторов в сегменте развлечений, тогда как за тот же период 2018 года открылось девять проектов, а еще годом ранее — 12. То есть, констатируют аналитики, сегмент близок к насыщению.

По мнению совладельца "Музея НеПравды", экс–партнера крупной сети квестов "Клаустрофобия" Дмитрия Миронова, если текст законопроекта в ходе последующих чтений не изменится, решение депутатов серьезно повлияет на рынок развлечений.

"Его объем в абсолютных показателях и так не растет. Скорее наоборот: мода на квесты постепенно уходит. Этот рынок уже покинуло немало игроков, и большинство из них были некачественными — именно они строили квесты без оглядки на безопасность. И получается, что от нового закона пострадают в первую очередь серьезные компании", — подчеркивает Дмитрий Миронов.

По его словам, не нужно думать, что квесты для детей — скромный по оборотам бизнес–сегмент. "В 12–14 лет дети зачастую играют и в некоторые взрослые квесты, это большая часть аудитории. Это вовсе не 1%, как может показаться, а 20–30%", — добавляет он.

По мнению создателя квестов Артура Дубро, депутатская инициатива была бы органична гораздо раньше — в 2015–2017 годах, когда действительно процветали небезопасные развлечения.

"Это были кустарные квесты, сделанные на коленке в подвале за месяц. Именно такие игроки в конце концов и убили рынок, перепугав аудиторию и создав сложности у флагманских компаний, где о безопасности думали начиная с нулевого этапа", — говорит Артур Дубро.

Теперь же, по его словам, большинство квест–компаний перестали расти и ищут новые ниши. "Это, в частности, приводит к появлению музеев магии, неправды и подобных проектов, где так же безопасно, как в музее. А дети отчасти переключаются на развлечения в виртуальной реальности, формируется отдельный сегмент", — добавляет эксперт.

Не страшнее, чем в Disney

Создатели квестов в Петербурге отмечают, что безопасность на площадке продумывается еще в момент создания сценария и сборки самой конструкции. Разработчик квестов Степан Антипин отмечает, что неприятности, конечно, бывают, но крайне редко.

"Травмы случаются, как и в тематических парках Disney или Dreamworks. Тем более что люди ведут себя довольно странно порой, когда оставляешь их запертыми в комнате. Но обычно в квестах шанс травмироваться такой же, как в своей собственной комнате. А если создатели все продумали, то почти нулевой", — говорит эксперт.

Президент Национальной ассоциации участников квест–индустрии Анна Черкасова также убеждена, что современные квесты сделаны безопасно, а количество травм за год не выше числа повреждений, полученных посетителями в любом парке страны.

"В квестах есть правило трех объявлений: все правила размещены на сайте компании, при входной группе, и оператор озвучивает их перед началом игры. Каждый квест оснащен камерами и микрофонами, а оператор слышит и видит игроков. Если есть нарушения, то участников сразу предупреждают. Таким образом, вероятность получить травму сводится к нулю", — рассказывает Анна Черкасова.

Совладелец компании Fort Family Сергей Дегтярев говорит, что в обычных детских квестах вероятность получить травму минимальна и даже на взрослых квестах это сложно. А вот бизнес из–за введения подобных ограничений может пострадать.

"Где–то детские квесты попадут под какие–то определения, не до конца правильно сформулированные, и потеряют бизнес. Где–то предприниматели могут не обратить внимание на введение закона и попадут на санкции и штрафы. Здесь самое главное — не попасть в ситуацию, когда из–за одной–двух случайностей из миллиона начнут вводиться регуляторные механизмы. Пострадает сразу весь рынок, потому что невозможно с первого раза дать однозначное определение подобным вещам", — считает предприниматель.

Дарья Зайцева, Анастасия Жигач, Светлана Зобова

В законе будет написано, какой квест считать взрослым, какой — детским. Если не будет электрошокеров, бензопил и прочего, значит, он детский. Если будет, то взрослый. Я посетил 30 квестов и могу вам сказать, что они бывают разные. И с бензопилами, и анимационные, и когда за вами актеры гонятся, и когда вы в морге можете оказаться. Все, что связано с сугубо интеллектуальными, развлекательными играми и клоунами, — это детские. Все просто. Сейчас сфера квестов не подконтрольна никому, и нет никакого регулирования. Поэтому от родителей поступают жалобы, что их не предупреждали об опасности и что ребенок испугался или даже нанес себе увечье.
Денис Четырбок
Денис Четырбок
депутат Законодательного собрания Санкт–Петербурга
В Москве такой закон не прошел. Вообще я категорически против того, чтобы в России запрещали какие бы то ни было квесты. Существуют такие программы, где для усиления адреналина работают актеры. Но даже в этом случае воздействие на психику подростка минимально. Некоторые родители даже сами просят сделать квест для детей пострашнее. Другие, наоборот, просят организаторов минимизировать "страшилки". В принципе ребенок может и дома сунуть пальцы в розетку или упасть с велосипеда в парке. Все зависит от воспитания и восприятия подростком правил игры. Компании, организующие квесты, обязательно прячут все провода, чтобы игроки не имели к ним доступа.
Анна Черкасова
Анна Черкасова
президент Национальной ассоциации участников квест–индустрии
Законодатели не совсем представляют, что собираются регулировать. Классический квест — это несколько комнат с загадками. Получить травму, подбирая очередной шифр от кодового замка в комнате, оформленной в стиле Гарри Поттера, невозможно. Те места, которые законодатели назвали квестами, не являются таковыми. Это отдельные экстремальные развлечения, где сюжет игры строится не на загадках, а на "убегании от маньяка с бензопилой". В 90% случаев подобные заведения открывают вчерашние студенты в помещениях без ремонта, без регистрации ИП или ООО. Принятие закона на них не повлияет, так как юридически они не существуют. И при этом есть специальный формат квестов — детский. У таких компаний во время игры присутствует аниматор, по сюжету дети ищут клад, отгадывают загадки, знакомятся с персонажами, развивают воображение. Подобные специализированные безопасные продукты требуют больших вложений и долго окупаются. И пострадают в первую очередь именно такие компании. А как только рынок покинут "белые" игроки, их заместят "серые", ведь спрос останется.
Павел Каштанов
Павел Каштанов
генеральный директор ООО "Страшнотемно"
Мы немного, конечно, в шоке. Я не понимаю, кому это нужно и почему это вообще кого–то беспокоит. Государству осталось учредить компанию–регулятор, которая будет решать, какой квест хороший, а какой нет. Если законодатель озадачился безопасностью, то закрыть нужно многое — например, скалодромы и батутные центры. У нас почти каждый квест, за некоторым исключением, можно проходить детям и подросткам. Но еще ни разу у нас не было случая, чтобы кто–то травмировался. Мы не торговцы табаком и алкоголем. Мы, наоборот, даем возможность детям познавать окружающий мир не на скучном уроке, а через квесты. Неужели и это теперь нельзя?
Евгений Ощепков
Евгений Ощепков
совладелец сети квестов Ilocked

В контексте

Законопроект о запрете квестов для детей — еще один памятник депутатского творчества, отражающий кризис «ручного» парламентаризма.

Как–то раз депутаты Четырбок и Ходосок подумали о народе. В глубине души, надо полагать, они догадывались, что проблемы петербуржцев связаны с падением доходов, слабым инвестклиматом и низким уровнем развития транспортной инфраструктуры, но решать их было не с руки. Ввели вот парковки платные — и какая с того польза? Никто закон не исполняет, и даже МВД уперлось.

Поэтому тему взяли попроще, но зато очень важную. Как известно, отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи дети, страдающие в квестах… Их организаторы используют "технические устройства, которые работают под воздействием механизмов и электрического тока", а потому представляют опасность! Последнее, кстати, не шутка, а центральный аргумент пояснительной записки.

Времени еще что–то объяснять у депутатов не было, поэтому законопроект рисовали широкими мазками. Хватило двух пунктов: "квесты — это…", "до 14 лет — запретить". Никаких исключений, специальных условий и возможностей, это от лукавого. Комитету по законодательству тоже все понравилось, его резолюция: "Рекомендуем принять в первом чтении".

В парламентских системах здорового человека депутаты придуманы для того, чтобы транслировать волю общества. В теории это должно помогать властям услышать, что волнует граждан, купировать недовольство и повысить тем самым общую устойчивость системы. В парламентской системе курильщика, к которым относится российская, правила игры иные. Депутаты гораздо меньше контактируют со своим электоратом, поскольку их политическую судьбу определяют совсем другие люди — где–то наверху, предположительно, в Москве.

Поэтому простым пиаром ограничение квестов не объяснишь. Родители и без депутатов знают, где электроприборы представляют опасность. Разве что старики порадуются — и то лишь те, которым все новое непонятно и оттого противно. Их доля в общем числе избирателей невелика, а в обществе — ничтожна. Но это и неважно, потому что у запретительных инициатив совсем другая логика. Предшественником Четырбока на посту законотворца–затейника был Виталий Милонов. Идеи сыпались каждую неделю, и вот мечта воплотилась: яркий, по меркам системы, депутат оказался в Государственной думе, где и затих, умиротворенный федеральным статусом и зарплатой. Но дело его живет. И дети нас не забудут.

Георгий Вермишев

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама