Удобрено всем миром

Лидером промышленного рейтинга "ДП" в 2018 году стало АО "Апатит", входящее в группу "ФосАгро". О причинах роста, инвестиционных планах и новых технологиях в интервью рассказал член совета директоров — первый заместитель генерального директора ПАО "ФосАгро" Михаил Рыбников.

АО "Апатит" смогло нарастить выручку в 2 раза, в целом у "ФосАгро" тоже очень неплохие показатели за 2018 год: выручка составила 233,4 млрд рублей (+29%). Чем это объясняется?

— Основной фактор — это реализация масштабной инвестпрограммы. Мы ежегодно направляем на развитие от 35 млрд до 37 млрд рублей. Из них 15 млрд — это вложения в рудно–сырьевую базу Кольского полуострова, где работает горно–обогатительный комбинат "Апатит". Остальное — в районе 20 млрд — это вложения в наши заводы по переработке и производству удобрений. Также мы направляем средства на развитие региональной сбытовой сети, самой широкой в России, и в наши логистические проекты, в том числе подвижной состав.
Наиболее значимые наши проекты по расширению мощностей сейчас в СЗФО. Мы начинаем строить совершенно новый завод по производству фосфорсодержащих удобрений в Волхове, инвестиции в который превысят 23 млрд рублей. Кроме того, планируем открыть три новых производства — серной и азотной кислоты, а также сульфата аммония на предприятии в Череповце в ближайшее время.

А у вас не было мыслей переехать в Петербург и сдвинуть сюда головной офис?

— Мы его и сдвинули, но не в Петербург, а в Череповец. Сейчас то, что называется управляющей компанией АО "Апатит", — финансисты, бухгалтеры, отдел закупок, айтишники — все работают в Череповце, куда мы их перевезли из Москвы. С одной стороны, так удобнее управлять производственным процессом. С другой — в Вологодской области действуют серьезные инвестиционные льготы для тех, кто инвестирует в производство.

Вы не боитесь инвестировать сейчас, когда на мировом рынке низкие цены на удобрения, растет конкуренция и в целом неясные перспективы у мировой экономики?

— У нас перспективы как раз ясные. Во всех учебниках написано, что инвестировать лучше на нижнем цикле. Но в нашей ситуации это даже не столь важно. Отрасль минеральных удобрений — она очень сильная. Во–первых, продолжается бурный рост населения в мире, из–за чего растет спрос на продовольствие и сельхозтовары. Во–вторых, идет сокращение посевных площадей, их деградация, это толкает сельское хозяйство к более интенсивному использованию удобрений, причем тех, которые не наносят вреда почвам. Третий фактор — мы имеем серьезное преимущество по себестоимости. Россия — единственная страна, в которой есть все ресурсы для того, чтобы произвести удобрения: фосфор, природный газ, чтобы получить азот, хлористый калий и сера. А наша компания находится в еще более выгодном положении, потому что мы вертикально интегрированы, самообеспечены сырьем.
Даже когда происходят какие–то колебания на рынке, временное сокращение спроса или падение цен, мы все равно работаем на 100% загрузки и наращиваем производство. Мы нашу продукцию точно продадим, потому что у нас одна из самых низких себестоимостей в отрасли и лучшее качество в мире. Кольская апатит–нефелиновая руда, из которой "ФосАгро" производит свои удобрения, — уникальная по своей чистоте, она не содержит концентраций токсичных веществ, таких как кадмий. Это особенно важно ввиду растущей в мире озабоченности вопросом безопасности вносимых в почвы удобрений для человека и окружающей среды.
Еще одно наше преимущество — гибкость. Мы не производим, как некоторые наши конкуренты, один фосфат аммония, цена на который сейчас все ниже и ниже. Мы можем переключаться между производством 40 видов удобрений. Если поступает заказ — за одну смену можем переориентироваться. Мало у кого в мире есть такие гибкие производственные линии.

У вас огромный экспорт в США. Вам никогда не угрожали санкциями?

— Пока каких–то предпосылок для санкций нет. Мое личное мнение — в Америке все определяется экономикой вопроса и качеством продукции. Местные производители работают на высокой себестоимости и уже исчерпали свои рудные ресурсы, поэтому используют привозное сырье с высоким содержанием кадмия, мышьяка. В то же время потребители хотят покупать качественные, безопасные удобрения, к которым можно отнести нашу продукцию. Может быть, в открытую они об этом не говорят, как в Европе, но местные заводы уже закрываются или сокращают объемы производств.

А на российском рынке спрос сейчас только растет?

— Да. За полгода российские аграрии закупили удобрений на 14,1% больше, чем за первую половину прошлого года. Российский рынок для нас — безусловный приоритет, мы помогали его формировать, развивая внутреннее потребление. Для почвенно–климатических условий каждого конкретного региона мы предлагаем оптимальные марки удобрений с учетом местного севооборота. Таким образом достигается более высокая эффективность применения удобрений, что позволяет аграриям значительно повышать рентабельность.

По статистике, в России на 1 га вносят чуть больше 56 кг удобрений, тогда как в Европе эта цифра достигает почти 85 кг. Откуда такая разница?

— После распада СССР произошло резкое сокращение объема вносимых аграриями удобрений. Отрасль в 1990–е годы находилась в тяжелом состоянии, на всем экономила. Сейчас, когда рентабельность в сельхозсекторе достаточно высокая, когда появились в том числе и крупные агрохолдинги, аграрии стали считать деньги. Фермеры осознали, что затраты на удобрения — это инвестиции, которые эффективно окупаются за счет более высокой урожайности и качества сельхозпродукции, что в конечном итоге транслируется в более высокий финансовый результат. Поэтому за последние 10 лет потребление минеральных удобрений в России выросло более чем на 40% и будет продолжать расти.

От бизнеса можно иногда услышать жалобы на железные дороги — что там случаются просто колоссальные простои. Как вы решаете проблему логистики?

— Я считаю, что РЖД сейчас стали гораздо более клиентоориентированной компанией. Они создали эффективно работающие коммерческие службы, которые готовы обсуждать любой вопрос. Например, если нам жизненно важно доставить, допустим, серу на предприятие не за 20, а за 14 часов, они готовы пойти навстречу и обеспечить такую услугу за дополнительную плату.

Фосфорные удобрения — это ведь не возобновляемый источник. Насколько хватит ваших запасов?

— Мы недавно проводили исследование и подтвердили, что наших запасов хватит примерно на 100 лет. Причем в эту оценку включены руды, которые в советское время считались бедными и добывать их было экономически нецелесообразно. Сегодня мы используем новые технологии, которые позволяют производить из них такой же качественный апатитовый концентрат, как и из богатой руды. Уверен, в будущем мы сможем вовлечь в производство и самые бедные руды с минимальным содержанием фосфора.

А сейчас вы много вкладываете в инновации, чтобы приблизить это будущее?

— Ежегодно в НИОКР мы инвестируем более миллиарда рублей. Речь идет об инновациях, которые ведут к росту производительности, снижению себестоимости. У нас есть свой R&D–центр, ядром которого является НИУИФ им. Самойлова. Мы работаем со всеми ведущими научными институтами в России и за границей. Это касается и производственной части, и методик внесения удобрений. Нашими технологиями активно интересуются за рубежом, но мы не со всеми готовы ими делиться — конкуренция на мировом рынке очень серьезная.

А со стартапами по модели открытых инноваций "ФосАгро" готово работать?

— Стартапы нас интересуют, но в части производства их почти нет. В части маркетинга сейчас много цифровых моделей, которые мониторят через спутники поля, предоставляют информацию фермерам, формируют программу сельскохозяйственных работ. Поскольку это все завязано на внесение удобрений, мы сейчас активно погружаемся в эту тематику. Но специального венчурного фонда у нас нет.

Удается ли как–то проводить цифровизацию на производстве?

— Да, мы стараемся внедрять передовые для нашей промышленности цифровые проекты. Так, на ГОК в Кировске у нас реализовано дистанционное управление подземным бурением. Сегодня один оператор на рудниках управляет шестью буровыми установками, в дальнейшем их количество увеличится до десяти. Это совершенно другая производительность, и самое главное — безопасность ведения горных работ. На пороге реализации проект внедрения беспилотных самосвалов и экскаваторов на карьерах "ФосАгро". Все это еще несколько лет назад казалось научной фантастикой.