Вадим Кузьмицкий, Наталья Бурковская Все статьи автора
5 сентября 2019, 06:58 654

Конкурс на имя и место. В октябре объявят конкурс за 90 млн рублей на концепцию парка на Тучковом буяне

Фото: Тихонов Михаил

Конкурс на концепцию парка на Тучковом буяне объявят осенью. Но не факт, что будет реализован именно победивший проект.

В середине октября будет объявлен открытый международный конкурс на разработку ландшафтно–архитектурной концепции арт–парка. Его организатором выступит государственное АО "Дом.РФ" совместно с КБ "Стрелка". Победителя обещают выбрать уже в мае–июне 2020 года.

В голосовании по названию арт-парка в Петербурге победил "Тучков буян"

В голосовании по названию арт-парка в Петербурге победил "Тучков буян"

384

"Мы вдумчиво подойдем к разработке технического задания, в его основу ляжет мнение жителей города, потому что объект будет создаваться в первую очередь для них", — заявил замгендиректора "Дом.РФ" Денис Филиппов. По его словам, общий объем затрат в рамках всего конкурса составит 90 млн рублей. Средства возьмут из прибыли "Дом.РФ". Эта структура уже участвовала в разработке публичных пространств в 46 российских городах, в том числе и столичного Зарядья.

Окончательно бюджет конкурса еще не утвержден, однако по опыту международной практики участникам таких проектов платят от $50 тыс. до $100 тыс. Сергей Важенин, директор Центра выставочных и музейных проектов, который проводил конкурс на музей блокады, сказал "ДП", что, по его мнению, 90 млн рублей — "адекватная сумма".

Много званых

"В ближайшие 2 месяца мы будем готовить техническое задание при помощи Санкт–Петербургского союза архитекторов. Все параметры ТЗ будут в открытом доступе, и их может прокомментировать любой человек", — говорит генеральный директор КБ "Стрелка" Денис Леонтьев. По его словам, на проектирование и согласование проекта потребуется не менее года, еще пара лет уйдет на строительство.

Предполагается, что в конкурсе примут участие и ведущие международные архитектурные бюро, и новые имена. На первом этапе будет отобрано от шести до 10 команд, половина из них обязательно должна иметь в портфолио аналогичные проекты и пройти квалификационный отбор. Другая половина будет выбрана через подачу предварительной концепции. На втором этапе свой выбор сделает жюри.

Доминантой общественного пространства остается Дворец танца Бориса Эйфмана. В аппарате вице–губернатора Николая Линченко уточнили, что в настоящее время на объекте ведется строительство подземного паркинга, выполняются работы по монтажу распорной системы котлована, устройство ростверка Дворца танца. Все работы планируется завершить к концу 2020 года. После того как завершится передача объекта из федеральной собственности в городскую, будут подведены итоги конкурса архитектурных концепций и определен подрядчик обустройства зеленой зоны.

Архитектор Максим Атаянц, победивший в свое время на конкурсе проектов Судебного квартала, сказал "ДП", что сам он "категорически проектировать на этом месте больше не будет". Но не исключает, что мог бы принять участие в работе жюри, тем более что "такие разговоры были". Привлечение "Стрелки" внушает осторожный оптимизм, ведь это "крупнейшая из такого рода московских структур, которая работает на всю Россию". "По крайней мере в том, что касается организации конкурсов, они добросовестные профессионалы", — подчеркнул Атаянц.

На крепком фундаменте правосудия. Фундамент для Судебного квартала сохранят для арт-парка

На крепком фундаменте правосудия. Фундамент для Судебного квартала сохранят для арт-парка

1051
Вадим Кузьмицкий

Составление технического задания, иными словами, составление программы конкурса — самая важная задача, более значимая, чем подбор жюри, соглашается бывший главный архитектор Петербурга Юрий Митюрев. В разговоре с "ДП" он отметил, что, если программа будет слишком жесткая, все участники "сделают одно и то же". "КБ "Стрелка" — структура известная и, мягко говоря, недешевая. Я не могу сказать, что это плохо, потому что она имеет опыт подобных конкурсов", — добавил Юрий Митюрев.

Печальный опыт

Однако нельзя быть уверенным, что победивший на конкурсе проект, даже если его предложит звезда с мировым именем, будет впоследствии реализован. Такова уж городская практика.

Так, конкурс на вторую сцену Мариинского театра в 2003 году выиграл французский архитектор Доминик Перро. В 2007 году заказчик отказался от услуг этого зодчего из–за невозможности реализации его проекта по техническим причинам. В 2009–м провели новый конкурс, победителем которого стал проект канадского архитектора Джека Даймонда. Он и был реализован. Правда, в адаптации российских коллег.

Конкурс на стадион на Крестовском острове в 2006 году выиграл японец Кисе Курокава. Уже при объявлении победителя губернатор Валентина Матвиенко объявила, что зодчему придется доработать свой проект с учетом российских требований. За 10 лет строительства стадион менялся неоднократно, и сам зодчий до его появления не дожил.

В том же 2006 году конкурс на "Охта–центр" выиграл архитектор Тони Кеттл, работавший тогда в британском бюро RMJM. После того как башня была перенесена в Лахту, Кеттл повысил высоту здания. В 2011 году ее проектированием занялось ЗАО "Горпроект". Новый архитектор Филипп Никандров (впрочем, он так или иначе занимался башней с 2006 года), по его собственным словам, вместе с коллегами "кардинально переработал" проект. Возник спор об авторстве небоскреба, который, насколько известно, не разрешен до сих пор.

Закрытый конкурс на "Невскую ратушу" в 2007 году выиграл тандем немецкого nps tchoban voss и российского "Евгений Герасимов и партнеры" (участие россиян было одним из условий конкурса). Проект реализован, но с отличиями от конкурсного предложения.

В 2013 году на конкурсе по Судебному кварталу победила "Архитектурная мастерская М. Атаянца". Впоследствии от ее услуг отказались и привлекли аутсайдера конкурса, мастерскую Евгения Герасимова. Но и его проект теперь похоронен. Это была вторая попытка Герасимова застроить Тучков буян: до этого он вместе с Сергеем Чобаном победил на конкурсе по "Набережной Европы".

Своеобразно проходил в 2017 году конкурс на музей блокады на Смольной набережной: жюри отказалось выбирать победителя (говорили, что жюри склонялось к проекту финских архитекторов, однако финны участвовали в блокаде не с той стороны и блокадники могли обидеться). Правительство выбрало проект "Студии 44"Никиты Явейна. Но в этом году музей отменили.

Трудное имя

Одновременно Петербургский союз архитекторов подвел итоги интернет–голосования за название будущего парка. Всего проголосовало 24 831 человек, рассказал президент союза Олег Романов. Победил в голосовании "Тучков буян", набравший 27%. Это же название рекомендовала топонимическая комиссия. По мнению архитектора, со временем приставка "буян" может исчезнуть и тогда парк будет Тучковым.

Но это название не окончательное: теперь гражданам предлагают определиться с именем парка одновременно с фамилией губернатора на избирательных участках 8 сентября.

В августе стартовал второй этап интернет–голосования по проекту нового парка — теперь горожанам предстоит решить, каким будет его тематическое наполнение.

Вадим Кузьмицкий, Наталья Бурковская

Зарядье произвело на меня очень большое впечатление. Если бы такой парк появился в Петербурге, я был бы счастлив. Но только не в этом месте. При всех его несомненных достоинствах это довольно легкомысленный парк, что–то вроде аттракциона или иллюзиона. Это забава. Да мы и не располагаем таким пространством. Здесь, как мне кажется, нужна не забава, а парад. Нечто более строгое, направленное на формирование градостроительного ансамбля. И парк этот обязательно должен иметь какую–то тематику: культурную, спортивную. Кстати, появление театра уже задает определенный тон.
Павел Никонов
Павел Никонов
архитектор, член Градостроительного совета
Я сторонник старорежимного представления о том, что такое парк. И самое ценное, что я могу сказать: на мой взгляд, формат этого места — не парк. Просто по физическим его размерам. Есть прекрасная забытая градостроительная единица — городской сад. Вот я считаю, что там может получиться прекрасный городской сад. Как Таврический. Ведь мы же не говорим Таврический парк? Это немножко другой вариант использования и гораздо более точно подходящее определение. А какой получится? Здесь очень многое будет зависеть от того, как будут сформулированы условия конкурса, то есть техническое задание. Ну и от архитекторов, конечно.
Максим Атаянц
Максим Атаянц
заслуженный архитектор России

В контексте

Ровно в эти дни 105 лет назад Петербург в первый раз переименовывался. Правительство не рискнуло само выступить с такой инициативой (Николай II слишком уступал в харизме Петру I, чтобы его править), инициировав обращение общественности. В ответ на которое и был дан царский указ.

Верхние и прогрессивные слои общества не очень радовались. Даже маменька пеняла императору. «Скоро мне мой Петергоф в Петрушкин двор переименует», — говорила Мария Федоровна. «Чему бездарное в вас сердце радо? Славянщине убогой?» — возмущалась Зинаида Гиппиус. «Не мы, не мы… Растерянная челядь, что, властвуя, сама боится нас! Все мечутся да чьи–то ризы делят. И всё дрожат за свой последний час». Это из того же стихотворения, написанного по горячим следам. Широкие слои общественности, напротив, восприняли переименование на ура. Тогда на волне патриотического подъема как раз шли немецкие погромы, били витрины и грабили магазины с немецкими фамилиями в вывесках. Но с тех пор все поменялось. Попробуй сейчас предложить вернуть улице Куйбышева название Большая Дворянская. «Делом бы лучше занялись! Это ж сколько денег на таблички — лучше детский сад лишний построить!» — отреагируют обыватели. И это будет еще самая интеллигентная формулировка. Поэтому мудрые власти не рискуют. Другое дело — придумать название с нуля, тем более для такого знакового проекта. Интернет–голосованию за имя парка предшествовало заседание топонимической комиссии, которая рекомендовала «Тучков буян». Что логично, так как это — историческое название территории. Оно же сначала лидировало и в голосовании, хотя граждане, которым была предоставлена возможность вносить свои предложения, продемонстрировали мощный творческий потенциал: «Парк памяти», «Парк петербуржцев», «Парк героев войны» и т. д. Однако очень скоро вперед вырвалось название «Романовский». Говорили, что его накручивают, только непонятно кто — то ли монархисты, то ли фанаты секретаря обкома Григория Романова, при котором была дешевая колбаса и молодая Матвиенко. А может, все вместе. «Романовский» лидировал еще в субботу, и мы рисковали оказаться с парком, названным непонятно в чью честь. Но, к счастью, к утру вторника «Тучков буян» обогнал его на 5%. Чему учит нас эта история? Тому, что в таком демократическом государстве, как наше, мнение народа является решающим. И как же хорошо, что у нас отработаны механизмы голосования, не позволяющие народу ошибиться. А то страшно подумать, что эта растерянная челядь может придумать.

Антон Мухин

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама