Андрей Архангельский Все статьи автора
16 августа 2019, 08:43 218

Приключения интеллигента в Италии. Фильм Риккардо Милани "Добро пожаловать в Рим"

Джованни — глава аналитического центра, его работа — помощь неблагополучным районам, позади него — флаг Евросоюза, перед ним — сотни слушателей и десятки переводчиков. Возвращаясь из очередной командировки, он узнает, что его 13–летняя дочь встречается с Алессио — подростком из того самого неблагополучного пригорода.

Одежда на тропе войны. Фильм "Маленькое красное платье" Питера Стрикленда

Одежда на тропе войны. Фильм "Маленькое красное платье" Питера Стрикленда

216
Андрей Архангельский

Классический конфликт декларируемого и реального осложняется тем, что Джованни и его бывшая жена — сами "дети 1968 года", идеалисты. И внушали дочери те же идеи, что и другим: толерантного отношения ко всем. Теперь они вынуждены пожинать плоды своего идеализма: в этом месте, вероятно, иной зритель злорадно усмехнется, ожидая сеанса разоблачения "лицемерия Запада".

Конечно, в лице героев авторы фильма высмеивают идеализм еврооптимистов. Одно дело — давать абстрактные советы по поводу бедности, а другое — самому перешагивать через храпящего в подъезде соседа и застывать в ужасе перед оскалившейся собакой без поводка (так выглядит первое знакомство с домом Алессио). Но с не меньшей критичностью авторы относятся и к представителям неблагополучного района — которые в известном смысле даже гордятся своей бедностью и необразованностью. В этой комедии высмеиваются также формальные рецепты поиска общего языка; местами кажется, что конфликт между городом и пригородом принципиально неразрешим, не из–за имущественного разрыва, а из–за разницы культур и мировоззрений. Но несмотря ни на что, фильм заканчивается c надеждой, а его героям — пусть парадоксальным образом и ненадолго — все же удается найти общее. В то же время эта история многому научила всех.

Джованни — это и средний класс, и интеллигенция, и богема, и элита в одном лице; умный, обеспеченный. С точки зрения современного европейского популизма такие, как он, и есть воплощение зла глобализма. Теперь волею судьбы Джованни стоит на общедоступном народном пляже в очереди за мороженым или ищет свободное место для парковки там же: нам буквально передается его тревога. Понимаем, насколько опасна каждая секунда его пребывания в чужеродной среде.

Однако Джованни — со всеми своими заблуждениями и предубеждениями и эскапизмом — вовсе не ходячий анекдот, каким обычно показывают интеллигента в российском кино; он может меняться, адаптироваться, находить общее, готов идти на компромиссы с обществом — а в какие–то моменты и на принципиальные поступки. Точно так же и неблагополучные способны отказаться от своих привычек; словом, нужно менять сознание, необходимо двигаться навстречу друг другу, даже если это почти невозможно, — такова мораль фильма.

Все конфликты здесь универсальны, но представляешь, как подобный фильм мог быть снят на российском материале. Минкульт на всех углах кричит о социальной важности кино — что оно должно примирять, выявлять лучшие качества, снимать напряжение в обществе и так далее.

Почему же наши социальные фильмы по сравнению с этим выглядят потрясающе убого, нереалистично, этакий вид борьбы хорошего с лучшим? Потому что у наших режиссеров есть ряд табу, главное из которых — нельзя признавать, что в российском обществе есть неразрешимые социальные проблемы. Но, не признав это, невозможно и сделать об этом сколько–нибудь убедительное кино. Даже в жанре комедии.

Фильмы в прокате Петербурга, сборы (руб./зрители)

Пригородный треш. "Материнский инстинкт" режиссера Оливье Массе–Депасса

Пригородный треш. "Материнский инстинкт" режиссера Оливье Массе–Депасса

326
Андрей Архангельский

— "Однажды..в Голливуде", 4 813 912/ 19 264

— "Форсаж: Хоббс и Шоу", 1 217 037/ 5 148

— "Король Лев", 870 308/ 4 154

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама