Владислав Скобелев Все статьи автора
10 июля 2019, 12:28 10535

Генеральный директор ПАО "МегаФон" Геворк Вермишян: "Новые вызовы позволяют постоянно быть в тонусе"

Генеральный директор ПАО "МегаФон" Геворк Вермишян.
Генеральный директор ПАО "МегаФон" Геворк Вермишян.
Фото: Архив "ДП"

О перспективах появления сетей 5G, трансформации конкурентной среды на телеком–рынке, цифровизации Кронштадта, своем отношении к eSIM и отмене международного роуминга в интервью "Деловому Петербургу" рассказал генеральный директор ПАО "МегаФон" Геворк Вермишян.

На ПМЭФ–2019 вы подписали соглашение с финским оператором Сinia Oy о создании международного консорциума для строительства океанического оптоволоконного маршрута, соединяющего Европу и Азию по Арктическому пути. Какое место занимает международное сотрудничество в развитии "МегаФона"?

Проникнуть в соты. Смольный ведет переговоры с операторами о доступе к данным абонентов в Петербурге

Проникнуть в соты. Смольный ведет переговоры с операторами о доступе к данным абонентов в Петербурге

8649
Владислав Скобелев, Вадим Кузьмицкий

— Международный бизнес всегда был составной частью деятельности нашей компании. С зарубежными операторами подписана масса роуминговых соглашений, договоров о присоединении сетей и т. д. Телеком–услуги не могут ограничиваться только Россией. Однако наша стратегия развития больше нацелена на удовлетворение внутреннего спроса. Мы считаем достаточно рискованной модель, при которой российские компании пытаются выйти в соседние страны с телеком–сетью. Это рискованно, потому что в разных государствах разные подходы к госрегулированию.

Но наш проект действительно международный, точечный, серьезный. Он решает одновременно и задачу связи Европы с Азией, и проблему оторванности инфраструктуры Дальнего Востока от европейской части России. И в целом он является знаковым, транснациональным.

В этом контексте вспоминается недавняя официальная отмена внутрисетевого роуминга. На ваш взгляд, насколько в перспективе вероятна отмена международного роуминга?

— Его отмена ударит по рентабельности деятельности операторов и потому не соответствует интересам потребителей. Когда у нас заходят разговоры об отмене международного роуминга, принято ссылаться на опыт Европейского союза. Но перекладывать действия регулятора ЕС простым копированием на российскую действительность, наверное, не стоит. Регулятор ЕС взял четкий курс на понижение цены. ARPU (средний чек с абонента) 60 евро в Европе считается нормальным. У нас же это от силы 5 евро. Такое давление через инструменты регламентирования "интерконнекта" или через инструменты регулирования выручки вместо рынка, который может сам все отрегулировать, мне кажется неперспективным.

Почему это ущемит потребителя? Потому что сейчас наша продуктовая стратегия совершенно клиентоцентрична. Мы делаем все, чтобы абонент, выезжая в роуминг, не испытывал шока от резкого роста расходов, не был вынужден покупать трэвел–sim–карты. Мы понимаем, что довольный клиент — наша сильная сторона, и хотим быть на волне тренда, который гласит: "Клиенту нужно просто, доступно и желательно лучше". Мы в этом треугольнике очень успешно, на мой взгляд, балансируем. Поэтому, когда наш абонент выезжает в страны, где действуют наши роуминговые опции, он не испытывает вообще никаких неудобств, потому что тратит свой существующий пакет, который был прописан в домашнем регионе. И нет необходимости проходить процедуру перерегистрации sim–карт.

Телеком–рынок во многом достиг своего насыщения, у каждого оператора есть стабильная база. И начинает казаться, что конкурентная борьба за абонента уже не столь остра. Так ли это?

"Пакет Яровой" уже ближе, чем кажется. Операторам назвали примерные сроки установки систем оперативно-разыскных мероприятий

"Пакет Яровой" уже ближе, чем кажется. Операторам назвали примерные сроки установки систем оперативно-разыскных мероприятий

1311
Владислав Скобелев

— Конкуренция не исчезнет никогда. Но в контексте российских реалий телеком–рынка борьба идет больше не за физическое присутствие абонента в сети того или иного оператора, а скорее за внимание клиента. Россияне уже давным–давно удовлетворили потребность говорить, уже достаточно комфортно используют мобильный интернет, могут скачивать и отправлять данные, но далеко не удовлетворили сервисные потребности. То, что раньше было на бумаге, сейчас перекладывается в "цифру" — сервисы по доставке еды, по перемещению, развлечению и т. д. Именно в этой плоскости, в создании самых удобных экосистем, сейчас и разворачивается новая битва.

Я очень часто в жизни отвечал на вопрос, как меняется конкуренция на операторском рынке. На самом деле наша отрасль тем и прекрасна, что новые вызовы приходят из совершенно разных мест — иногда от регулятора, иногда от нерациональных действий других игроков, иногда от новых продуктов, которые приходят через модели MVNO или MVNE, от банковского сектора. И это заставляет постоянно быть в тонусе. Но если посмотреть ретроспективно, то движение вниз по выручке и EBITDA было только в 2015–2016 годах, потом обозначился тренд на восстановление. Прелесть этой отрасли в том, что она находится на стыке технологий и умеет демпфировать конкуренцию.

А что станет основным драйвером выручки операторов?

— Сейчас у всех операторов основным драйвером выручки является передача данных. Она обоснована ростом трафика. Клиент "МегаФона" в среднем уже потребляет 11,9 Гб в месяц, данный показатель вырос на 38% за последний квартал. Когда я приходил в компанию 8 лет назад, объемы потребления мобильного интернета были в лучшем случае 2 Гб, и тогда это казалось заоблачным показателем. При этом цена осталась прежней, она практически не растет и остается одной из самых низких в мире. Все уже привыкли считать качественную связь и доступный интернет нормой, но мало кто задается вопросом, сколько стоит обслуживание и содержание инфраструктуры, подобной нашей. У нас только базовых станций более 298. А ведь это затраты, и подчас огромные — не только на внедрение новых сетей, но и на поддержание действующих в боевой готовности.

Юнит–экономика у телеком–операторов, конечно же, падает и вынуждает нас выводить на рынок новые продукты. Мы угадываем потребности абонентов, и они, удовлетворенные, готовы платить за сервисы с широкой улыбкой. Второй вариант — заниматься управлением расходами. Но лучше грамотно сочетать и первое, и второе. Только так можно добиться успеха и оставить задел для развития новых сервисов.

За счет чего вы планируете повышать ARPU на абонентов?

— У нас нет задачи повышать ARPU, мы ставим задачу повышать Lifetime Value (совокупная прибыль компании от одного клиента за все время сотрудничества. — Ред.). Разница проста: либо у тебя краткосрочная "щипаческая" задача быстро содрать с абонента как можно больше денег, либо ты рассчитываешь на долгосрочное сотрудничество с ним. Мы являемся приверженцами второй модели и говорим абоненту: окей, ты можешь потреблять больше данных без увеличения среднего чека, мы обеспечиваем тебе максимальное удовлетворение от сервисов и обслуживания, но останься с нами не 6 месяцев, а год. Поверьте, финансовая дельта от этих 6 месяцев окажется гораздо больше, чем краткосрочное вытягивание денег из ARPU.

Сейчас принято говорить о превращении крупных компаний в целые экосистемы, где достигается синергия за счет разных услуг, включая банковские, страховые и т. п. Планирует ли "МегаФон" развиваться в этом направлении?

— Мы ввели в отчетность понятие "цифровая выручка". Это вся выручка, не связанная с телекомом. В нее входит достаточно большое количество сервисов — телевидение, банковская карта, IT. Цифровая выручка растет у нас на 50% год к году. Понятно, что она отталкивается от низкой базы и что это не десятки миллиардов рублей. Но тем не менее.

Мы в прошлом году обогнали даже Apple на два шага, когда привязали банковские карты к счету мобильного телефона. В этом году обогнали еще раз, запустив кредитный маркетплейс. Такого действительно в мире еще никто не делал. Кредитный маркетплейс мы продемонстрировали весной в Барселоне, сейчас он работает в тестовом режиме. Совокупность подобных уникальных проектов и есть будущий источник нашего роста. Когда находишься в позиции лидера, придумать что–то новое всегда достаточно сложно, но крайне увлекательно и занимательно.

"СберМобайл" и "Тинькофф Мобайл" вы не рассматриваете как конкурентов?

— Мы рассматриваем их как конкурентов, уважаем как игроков, зашедших на этот рынок, понимаем, зачем они это делают. И, как следствие, больше работаем, чтобы не терять тонус. Шансы у них есть. Их абонентские базы сейчас нельзя назвать огромными, но они растут хорошими, устойчивыми темпами.

Цифры говорят о том, что 80% MVNO по всему миру убыточны, операционная маржа оставшихся 20% находится в среднем на уровне 6%, это катастрофически мало. По сути, это оборотный бизнес, проще заниматься покупкой и продажей сотовых телефонов. Сейчас на рынке остались только новые MVNO, а тех, кто стартовал 7–8 лет назад, уже нет.

У "МегаФона" есть единственное MVNO — это Yota, но оно таковым является чисто технически, по типу присоединения к нашим сетям. Но у Yota агрессивной политики по привлечению клиентов нет. Дальше входить в эту сферу мы не планируем, поскольку 6%–ную маржу не считаем для себя привлекательной. Но такая моя позиция имеет право на жизнь только в текущих реалиях: если все игроки массово начнут создавать MVNO, необходимо будет отвечать симметрично и жестко.

А с eSIM будете конкурировать?

— Не секрет, что это сейчас горячая тема. Мы уже высказывались по данному поводу: в целом не поддерживаем продвижение этой технологии в России. Конечно, ее эксплуатация дала бы нам новые возможности, например возможность привязывать к одному номеру несколько девайсов, одновременно смартфон и планшет. С одной стороны, это удобно для клиента, а с другой — рискованно с точки зрения безопасности. И пока рисков существенно больше, чем преимуществ.

Ощущаете ли вы конкуренцию со стороны проектов глобального Wi–Fi — например, Starlink от Илона Маска?

— Вряд ли, потому что законы физики будет сложно нарушить. Спутниковые сигналы в силу расстояния и мощности излучения просто не дадут такие скорости, которые нужны потребителю, у них очень низкая пропускная способность. Сейчас спутниковый сегмент мы используем в районах Крайнего Севера, где не проложена оптика. Например, на Камчатке, в Магадане и в Норильске до последнего времени у нас была только спутниковая связь. К тому же спутники крайне сложно и очень дорого ремонтировать по сравнению с базовыми станциями.

Сегодня значительно растет объем передачи данных, в связи с чем, в частности, и требуется 5G. Может, мы придем к тому, что голосовую связь полностью заменит передача через интернет?

— Все возможно. Мы ровно для этого и настаиваем на начале формирования 5G–сетей — потому что видим, как сборы от мобильной рекламы начинают доминировать в массиве рекламных сборов. Кроме того, у каждого следующего поколения пользователей меняются потребительские привычки.

На мой взгляд, молодежный сегмент — а к этой категории абонентов мы относим людей от 14 до 24 лет — уважает разумное потребление, ведь это категория людей, которая не считает модным luxury. В большинстве своем это апологеты здорового образа жизни, которые стараются больше уделять времени спорту, правильному питанию. Они ценят свое время и доступность услуг в режиме "здесь и сейчас". Поэтому предпочтение отдают тем услугам, которые проще, быстрее и доступнее.

Свою потребность в общении с ровесниками, близкими они удовлетворяют через мессенджинг в социальных сетях. Доступность приложений и скорость интернета здесь играют крайне важную роль. Например, мы видим прямую корреляцию между скоростью загрузки видео на смартфоне и удовлетворенностью молодых клиентов. Если суммировать эти тренды, то в продуктовой стратегии важно и необходимо делать ставку на предложение, которое отвечает ценностям молодого поколения, то есть на технологическое преимущество в скорости и качестве связи. А именно этот задел и дают сети 5G.

Недавно вы вместе с "Ростелекомом", Tele2 и Nokia совершили первый международный звонок в сети 5G. Когда это станет обыденностью, когда ждать выхода 5G на коммерческий рынок?

— Уверен, что дождемся реального пятого поколения уже в нынешнем году. Мы его уже увидели и в прошлом году. В частности, "МегаФон" уже неоднократно представлял пилоты: по видеотрансляции матча Россия — Турция накануне открытия футбольного чемпионата мира, запускал беспилотные автомобили, представлял сервис дистанционного УЗИ и видеотрансляций хирургических операций для российских врачей.

В рамках ПМЭФ "МегаФон" анонсировал всероссийский проект "Цифровая лаборатория 5G" для крупнейших вузов страны, в рамках которого уже подписано соглашение о запуске цифровой кафедры в СПбГУ. Студентам одного из лучших вузов страны будет представлено оборудование 5G и передовая технологическая экспертиза от специалистов компании. Инвестиции в образование новых специалистов и IT–талантов позволят сформировать интеллектуальный банк высокообразованных кадров. Среди технологий, которые смогут развивать студенты в рамках "Цифровой лаборатории 5G", есть новые области: медтех, проекты 5G–связи нового качества, удаленное управление автономными системами.

Насколько сегодня экономически целесообразно создавать проекты для 5G? Можете ли спрогнозировать массовый спрос на эти услуги?

— Все понимают, что в ближайшем будущем экономика страны не сможет двигаться вперед без сетей пятого поколения. В крупных городах они будут, конечно, развиваться, но это будет зависеть от бизнес–кейса, от наличия потребности в продуктах.

Несколько лет назад аналитики предрекали, что 2019 год станет переломным для развития 5G. И уже сейчас мы перешли к видеозвонкам 5G. С учетом того, какое количество компаний в мире ждет сейчас если не повсеместного, то масштабного роста числа зон эксплуатации 5G, спрос есть.

Просто рынок еще на начальной стадии развития. Впрочем, так было и с 3G, и с 4G. Массовое производство объектов, работающих с использованием 5G, пока будет чуть–чуть отставать от строительства сетей. Поэтому, например, сплошное покрытие всей территории страны на 100% стандартом 5G на данном этапе не нужно ни государству, ни операторам, ни клиентам. Сети пятого поколения будут развиваться эволюционно, в первую очередь там, где высокая концентрация трафика. То есть они будут возникать точечно. И, скорее всего, это будут мегаполисы и крупные промышленные объекты.

"МегаФон" выступает одним из главных партнеров Петербурга по созданию систем умного города, в частности, занимается цифровизацией Кронштадта. Расскажите о результатах этой работы.

— В рамках ПМЭФ мы представили властям проект цифрового двойника города — "Цифровой Кронштадт". Это комплексная аналитическая геоинформационная платформа, построенная по модульному принципу. В будущем она может стать главным инструментом эффективного управления социально–экономическим и территориальным развитием Кронштадтского района. Цифровой двойник — это единая база данных с полной информацией обо всех сферах городской жизни. Она объединяет множество разнотипных данных: об экологическом состоянии, подаче газа, водоснабжении, загруженности дорог, электрификации, услугах здравоохранения и образования, удаленности объектов социальной инфраструктуры — от фото– и видеоинформации, поступающей с датчиков, до текстовых документов.

Платформа поможет синхронизировать и связать воедино все внутренние системы управления городом, позволит оценить востребованность и загруженность будущего объекта, провести голосование и вместе с жителями решить: строить или нет. Таким образом, цифровой двойник — это один из важнейших инструментов и эффективное средство для анализа и планирования инфраструктуры и создания комфортной городской среды.

Почему в Петербурге до сих пор не реализован цельный проект умного города? Есть некие не связанные между собой проекты, но нет единой системы. Когда она появится?

— Мне сложно ответить, и, наверное, этот вопрос можно адресовать властям любого города в мире. Насколько нам известно, на 100% оцифровать город целиком пока никто в мире не брался. Все упирается в стоимость проекта, его окупаемость, в наличие баз данных, информации, карт, которые позволяют создавать реально действующих цифровых двойников, а не слабые копии.

Биография: Геворк Вермишян

— В 2002–2007 годах прошел путь от аналитика до заместителя главы корпоративных заимствований в Управлении по работе с банками и финансовыми рынками "ЛУКОЙЛа".

— В 2007–2011 годах курировал блок корпоративных финансов в АФК "Система".

— В 2011 году стал финансовым директором "МегаФона", в 2017–м — исполнительным, а в 2018–м — генеральным директором компании.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама