Иван Жидков Все статьи автора
6 июля 2019, 15:13 543

От Маркизио с улыбкой. Игрок, который мог стать "маленькой победоносной войной", а получился мем

До того как стало ясно, что рецидивы травмы неизбежны, итальянец успел провести в российской Премьер–лиге девять матчей, забил два мяча, включая победный с «Ахматом».
До того как стало ясно, что рецидивы травмы неизбежны, итальянец успел провести в российской Премьер–лиге девять матчей, забил два мяча, включая победный с «Ахматом».
Фото: ТАСС

У итальянцев, построивших Петербург, перестало складываться в России после нулевых. Лучано Спаллетти сначала учил "Зенит" играть по–европейски, а затем "съехал" совершенно по–нашему — разругался с командой и заставил ждать свою отставку. Затем были осечки двух ледяных "мистеров" — Фабио Капелло (он был итальянец всея Руси) и Роберто Манчини. Оба не собирались подбирать ключи к русской душе, а ждали механического выполнения своих указаний. Правда, Капелло вывел Россию на чемпионат мира в Бразилии, но улыбался мало, и российским футболистам это не понравилось. Как и СМИ.

Формула турнира. Как вымести чертей из темных углов российского футбола

Формула турнира. Как вымести чертей из темных углов российского футбола

185
Иван Жидков

Клаудио Маркизио, напротив, уезжает с улыбкой. Точнее, ему даже уезжать не нужно. Отношения с "Зенитом" он заканчивает, лежа на надувном матрасе (это следует из инстаграма итальянца). Ничего другого ему не оставалось: в Петербург Клаудио приехал с миной замедленного действия в кармане — износом организма, который подразумевает позиция вездесущего центрального полузащитника.

У Маркизио, получившего контракт в Петербурге на 3,5 млн евро, есть исторический двойник — чемпион мира 1982 года Марко Тарделли. Он всю карьеру провел в "Роме", как Клаудио в "Ювентусе" (похожий, кстати, по манере игрок), а прощаться с футболом уехал в Швейцарию, где через год закончил играть. Я разговаривал с Маркизио зимой для Sportsdaily, и Клаудио не стал отрицать: его задачи на поле подразумевали более ранний сход со сцены. Чем у вратарей — так точно.

Было ли его приглашение ошибкой? До того как стало ясно, что рецидивы травмы неизбежны, итальянец успел провести в российской Премьер–лиге девять матчей. И даже забил два мяча, включая победный с "Ахматом". Стоит помнить, что Маркизио попал в "Зенит" в период трансферной спешки — когда Сергей Семак, едва придя на пост главного тренера, лишь разбирался с богатым наследием предшественников, а новые игроки, как это обычно бывает при слухах о бессметных богатствах сине–бело–голубых, приходить не спешили. Маркизио мог стать "маленькой победоносной войной", но вышел мем. Нам все–таки не понять, почему футболист, получающий большие деньги, вместо того чтобы играть и тренироваться, делает селфи в музеях (вот ведь интеллигент вшивый!), рекламирует кофе и фотографируется на завалинке в Турине, с которой не может встать после операции.

Если "Зенит" действительно ставил целью в первую очередь сделать "бум", а не усиление (в чем я лично сомневаюсь), шаг не сработал. Во–первых, в жирные годы Россия привыкла к Кевинам Кураньи и Роберто Карлосам. Во–вторых, Дэвид Бекхэм, которого из года в год переподписывал "Лос–Анджелес Гэлэкси", сидел в раздевалке на одной деревянной лавке с парнями, получавшими от силы 100 тыс. в год, и учил их на своем примере. Разница в уровне некоторых лидеров "Зенита" и Маркизио год назад если и была, то уж точно не такая кричащая, чтобы на Клаудио молились его же партнеры.

Несколько лет назад в Австралию приехал Алессандро Дель Пьеро. Без оговорок звезда мирового футбола и кумир самого Маркизио. В Австралии свои порядки — там никто просто так чемоданами суммы не достает, тем более на профессиональный спорт, да еще и не приоритетный его вид. На Дель Пьеро скидывался и клуб, и спонсоры, и Лига, которая в целом достаточно активно влияет на линию поведения своих участников, и даже провинция Новый Южный Уэльс. Власти решили, что Дель Пьеро привлечет внимание к футболу в огромном регионе, даст толчок его развитию, повысит детский интерес, причем не только в итальянской диаспоре, которая так велика, что на тренировках еженедельно присутствовало по тысяче человек. Не будь этой складчины, никакого Дель Пьеро не было бы. В итоге никто не жалел. Алессандро говорил добрые слова об Австралии, никому не отказывал в фото и автографах, пахал как лошадь и на закате карьеры был не просто номером один в команде, а платиновым номером один. Местным футболистам это даже немного мешало — присутствие звезды сковывало их в собственных действиях, и некоторые матчи превращались в театр одного актера. Не всегда с нужным результатом.

В "Зените" так сложиться не могло изначально. Поэтому Клаудио Маркизио будут вспоминать с иронией. А жаль.

Иван Жидков, главный редактор Sportsdaily.ru, специально для "ДП"

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама