Иван Хлебов Все статьи автора
23 июня 2019, 14:20 300

Лавка деликатесов: история дома на Большой Морской, 11

Фото: Сергей Ермохин

Конец XIX века был эпохой фирменных магазинов. Понятия бренда в его нынешнем смысле на ту пору, разумеется, еще не существовало, но сама идея, что за крупной торговой точкой, предлагающей товары неординарные, но в чем–то исключительные, должны стоять имя и репутация конкретного человека — владельца торговой марки, — уже укоренилась в умах. Причем не только в отношении, к примеру, магазинов модной одежды, но и — в немалой степени стараниями братьев Елисеевых — в сфере торговли продуктами питания. Магазин петербургского купца Александра Николаевича Рогушина, открывшийся ровнехонько на рубеже веков в доме №11 по Большой Морской, был уж таким фирменным, что дальше просто некуда!

Ратьков–Рожнов — голова: Миллионная улица, 7

Ратьков–Рожнов — голова: Миллионная улица, 7

537
Иван Хлебов

Жесткая конкуренция

В 1900 году в столице Российской империи было более 16 тыс. продуктовых магазинов. Конкуренция, как ни погляди, немалая. Сложно представить себе, чего только нельзя было отыскать на этих тысячах прилавков! Были среди них совсем мелкие лавочки и средней руки магазины, были гиганты, подобные Елисеевскому, и владельцы их в той или иной мере следили за качеством товара, подбирая поставщиков себе по чину и по размаху, подчас переманивая их друг у друга. Но, пожалуй, именно Александру Рогушину первому пришла в голову идея поставщиков не просто подбирать, а воспитывать, создавая собственную систему, заточенную на достижение максимального качества товаров.

Не было за Александром Николаевичем ни родительского состояния, ни титулованных предков. Происходил он из весьма скромной мещанской семьи, у которой, строго говоря, ни гроша за душой лишнего не было. А потому все свое образование он получал на практике, будучи с младых ногтей отправлен служить мальчиком на побегушках к одному из петербургских купцов. Мальчик оказался смышлен, расторопен, так что годам к двадцати выслужился до приказчика в одной из лавок, а там — и вовсе вышел в личные помощники купца, потому что чуть ли не нюхом чуял все, как сейчас бы сказали, тенденции рынка и умел их предугадывать.

Как бы там ни было, а в еще вполне юном возрасте Рогушин был обладателем небольшого скопленного по полтинничку капитальца и бесценных знаний обо всей изнанке торговли продовольственным товарами, которым позавидовал бы иной воротила калибром много серьезнее и возрастом посолиднее. Чтобы знания эти преумножить, он отправился на несколько лет в Европу — посмотреть, как поставлено торговое дело в Лондоне и Париже. Поработал на вторых и третьих ролях в европейских крупных торговых предприятиях и вернулся на родину специалистом совсем уже уникальным. Теперь можно было приступить к созданию собственного дела. Причем такого, какого столица еще не видела.

Отборные поставщики

В первую очередь, даже еще до того, как оплатить вступление в купеческую гильдию, Рогушин изучил список поставщиков, с которыми работали лучшие торговцы съестным в столице, и вышел с ними на контакт. Тем, кто занимался овощами, фруктами и ягодами, предложил жесточайшие условия по проценту брака и качеству взамен на закупочную цену, чуть ли не вдвое более высокую, чем в среднем по столице. Тем, кто поставлял мясо, выставил требование придерживаться строго определенной системы откорма скота и тоже предложил невиданно высокую цену закупки. Договорился с теми, от кого зависели поставки спиртного и "колониальных товаров", выбрав лучших из лучших — сплошь поставщиков императорского двора. И только сформировав для себя базу поставок, убедившись, что его ценник не перебьет никто из конкурентов, открыл свой магазин — "Торговый дом О’Гурмэ".

Заведение это было не из дешевых. Самые простые фрукты — яблоки, сливы, груши — стоили в новом магазине от 70 копеек до полутора рублей за фунт. Это притом, что за полтинник можно было пообедать в приличном трактире, а за 2 рубля — в хорошем ресторане. Зато качество товара было исключительным, а ассортимент поражал воображение. Бог с ними, с ананасами, апельсинами и свежими кокосовыми орехами! Разнообразие мясных деликатесов, предлагавшихся Рогушиным, было таким, что ему впору позавидовать и сегодня. Не говоря уже о том, что это вообще был первый в России магазин, созданный целенаправленно для торговли деликатесами. И, кстати, единственный, при котором работал санитарный врач, постоянно контролировавший качество товара.

Магазин на Большой Морской работал до самой революции. Александр Рогушин как–то ухитрялся выкручиваться даже в условиях Первой мировой, добывая для своего торгового предприятия самые лучшие товары из возможных. А в конце 1916–го повесил на дверь замок и исчез. Сделав это, как все, что он делал в жизни, очень вовремя.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама