Евгений Петров Все статьи автора
27 мая 2019, 10:45 9603

Разориться достойно. Что ждет потенциальных банкротов, в числе которых больше 40 тыс. петербуржцев

Фото: Vostock-Photo

В числе потенциальных банкротов больше 40 тыс. петербуржцев. Что их ждет?

В стране растет число банкротов и тех, кто одной ногой уже встал на путь банкротства. По данным сервиса "Федресурс" (единая площадка для официальных уведомлений), на начало апреля текущего года суды признали разоренными 107,6 тыс. человек, из них 624 — жители Петербурга. Объединенное кредитное бюро (ОКБ) считает будущими потенциальными приобретателями этого печального статуса 764,2 тыс. человек, из них 41,8 тыс. — петербуржцы.

Сбербанк сократил список избранных страховщиков, работающих с залогами

Сбербанк сократил список избранных страховщиков, работающих с залогами

7145
Евгений Петров

Институт банкротства физлиц появился в 2015 году. Зафиксированы условия, при которых человек может инициировать собственное банкротство: сумма долгов более 500 тыс. рублей при длительности неплатежей более 90 дней хотя бы по одному кредиту. Первыми банкротами в стране оказались собственники бизнеса, выступавшие поручителями по кредитам своих заводов, предприятий и иногда — банков. Постепенно в круг банкротов стали входить рядовые граждане, не сумевшие вовремя ограничить свой уровень потребления. На сегодня средний долг потенциального банкрота составляет 1,7 млн рублей.

В отчетах арбитражных управляющих, которые являются обязательными для арбитражного суда, должники пишут банальные объяснительные о том, как они оказались в долговой яме. Сперва взяли кредит в одном банке на автомобиль, тут же в другом — на ремонт квартиры, в третьем — нецелевой кредит наличными (между строк так и читается: на отпуск в теплых странах). Потом потребовался ремонт машины, затем в ход пошли микрозаймы ради текущих платежей по квартплате, кредитам и долгам коллегам и родственникам. Временной лаг между первым и последним кредитом сокращается: ранее до критической отметки должники добирались за несколько лет, сегодня бывает, что и за пару месяцев.

Мы вас избавим

Как сообщили в Национальном бюро кредитных историй (НБКИ), сегодня 12% жителей страны уже тратят половину дохода именно на кредиты. Про данным ЦБ, на начало апреля жители Петербурга оказались должны банкам более 812 млрд рублей. Логика подсказывает, что в группе риска — кредиты почти на 100 млрд рублей. За этот актив и начинают бороться бизнесмены, зарабатывающие на долгах: арбитражные управляющие, юридические консультанты и коллекторские агентства.

Когда–то одна из ветеринарных клиник города предлагала свои услуги под слоганом "избавим от страданий". Тональность рекламных сообщений в общественном транспорте, интернете и на столбах, предлагающих помощь в решении долговых проблем, чем–то схожа с рекламой той клиники: приходите, избавим от долгов. Однако по определенным причинам предприниматели умалчивают о последствиях.

У банков не хватает ни времени, ни ресурсов, чтобы активно включаться в процесс банкротства. Чаще всего кредитные организации уже по факту узнают, что их должник стал банкротом. Но ситуация меняется: регулятор ужесточает требования к качеству банковских кредитных портфелей. И банки при малейшем намеке на ухудшение финансового состояния должника начинают избавляться от подобных кредитов. Пока еще они могут переуступить его третьему лицу за бесценок. А вот оно уже, став на бумаге новым кредитором, начнет активные действия по взысканию долга. На разницу между ценой покупки и объемом возвращенного долга и будет жить с прибылью.

РосДорБанк предъявил иск "Метрострою" о взыскании 299,5 млн рублей задолженности

РосДорБанк предъявил иск "Метрострою" о взыскании 299,5 млн рублей задолженности

416
Евгений Петров

Формально в законе прописано, что стоимость услуг по банкротству составляет всего 25 тыс. рублей. Плюс 300 рублей судебной пошлины. Казалось бы, благо для тех, кто набрал кредитов и передумал их возвращать. Но после погружения в процесс должник открывает для себя страшную истину: банкротство предполагает реализацию всего имущества на торгах (а значит, по цене ниже рынка), запрет на работу в госорганах и черную метку в кредитной истории на 7 лет.

Нюансом оказывается и то, что в день суда должник отдает все свои банковские карты и прочие ключи доступа к банковским счетам так называемому финансовому управляющему. Отныне все расходы на еду, лекарства и прочие развлечения будут одобряться или отклоняться посторонним человеком. Финансовый управляющий, к слову, может забрать у должника даже загранпаспорт. Если нет денег на погашение долгов, то и путешествия в теплые страны будут исключены.

Процесс банкротства может длиться несколько лет: на торги выставляются ипотечные квартиры (даже если они являются единственным жильем), дачные домики, автомобили. При активном участии кредиторов будут оспорены любые сделки с имуществом за последние несколько лет и — такие случаи в судебной практике уже есть — аннулированы даже брачные контракты. В ходе суда по признанию банкротом одного петербургского экс–банкира кредиторы, например, убеждали судью, что брак был расторгнут фиктивно. Детективы предъявили фотографии экс–банкира, на которых он с якобы бывшей супругой вполне дружелюбно продолжает вести совместное домашнее хозяйство.

Семь лет кредита не видать

Впрочем, активность кредиторов зависит от суммы долга и активов должника. К несчастью для банкиров, с большинства рядовых граждан взять нечего. Выдающийся пример: по одному из банкротных решений были списаны долги на 700 тыс. рублей, так как единственным имуществом должника (которое и было продано на публичных торгах) была зарядка от мобильного телефона.

Пройдя через процедуры торгов, повышенный интерес к своей личности со стороны соседей и коллег по работе, пережив все волнения от потенциальной уголовной ответственности за возможное фиктивное банкротство, должник остается без долгов и может начинать новую жизнь. Доступ к кредитам появится не ранее чем через 7 лет — достаточный срок для того, чтобы осознать собственные ошибки.

Точных данных, сколько потенциальных банкротов в нашей стране, не существует. ОКБ, например, считает по своей базе кредитных историй (учитывая, что им владеет Сбербанк, можно предположить, что в большинстве это заемщики конкретного банка). НБКИ, вероятно, анализирует собственную базу, в которой данных от крупнейшего банка нет. Плюс кредитные бюро не видят информацию о том, каково в реальности количество так называемых серых должников, набравших у соседей взаймы под расписку. А есть ведь еще индивидуальные предприниматели, отвечающие по поручительству по кредитам всем собственным имуществом. Так что, несмотря на динамику, банкротство пока остается уделом избранных — на фоне роста рынка долгов.

В первое время новое благо банкротства было доступно людям с высоким достатком. Сейчас оно стало по– настоящему массовым, все слои населения идут в банк за кредитом, соответственно, банкротятся тоже все. Сегодня банкрот — гражданин солидного возраста с большой кредитной нагрузкой. Помимо обязательств перед банками у него накоплены и долги перед МФО. Имущество, за счет которого можно рассчитаться с кредиторами, утрачено (граждане научились «готовиться к процедуре очищения от обязательств» заранее). Должник должен быть готов к тому, что помимо обязательных платежей придется нести дополнительные расходы. Стоимость банкротства гражданина варьируется от 80 тыс. до 200 тыс. рублей. На сложные процедуры размер расходов существенно отличается, и нести их будут и должник, и кредиторы. Среднестатистический должник использует институт банкротства для завершения запланированного процесса освобождения от обязательств. Самое негативное последствие для должников — неосвобождение от обязательств. Развитию института банкротства мешает упразднение Высшего арбитражного суда РФ. Он делал крайне много для разъяснения положения закона о банкротстве, для обобщения практики и устранения коллизий. К сожалению, Верховный суд, оставшись в одиночестве, уделяет этим вопросам гораздо меньше внимания.
Андрей Иванов
Андрей Иванов
генеральный директор агентства взыскания Filbert
Типичный банкрот за последние год–два помолодел. Раньше должниками были люди более зрелого возраста, которые вели какую–то предпринимательскую деятельность. Сегодня в процедуре банкротства стали чаще встречаться люди, которые набрали несколько кредитов и не смогли расплатиться, что не связано с предпринимательством. И все чаще — люди до 30 лет. Банкротство — длительная и не бесплатная процедура. В некоторых случаях оно является единственным выходом и последней возможностью, когда все ресурсы и способы договориться с кредиторами исчерпаны. Но нельзя воспринимать банкротство как панацею, проходить через него не всегда целесообразно. Кредитор, в свою очередь, использует банкротство как один из инструментов взыскания. Институт банкротства на сегодня функционирует достаточно эффективно. Но стоит понимать, что при кратном росте числа должников будет пропорционально возрастать нагрузка на судебную систему, что приведет к увеличению сроков рассмотрения дел.
Денис Аксенов
Денис Аксенов
генеральный директор коллекторского агентства «Долговой консультант»
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама