Максим Заговора Все статьи автора
26 апреля 2019, 13:06 172

Киносмотр класса "Ах". Завершился 41–й Московский международный кинофестиваль

Фото: РИА Новости

Пиар Московского кинофестиваля, как известно, держится на трех китах: славная история, аккредитация класса А (то есть аналогичная Берлину, Венеции или Каннам) и Никита Михалков. Все это, конечно, пыль в глаза: никакие новые Феллини и Куросавы в главном конкурсе давно не участвуют, с точки зрения реального статуса ММКФ уступает не только большой тройке, но и восточноевропейским Карловым Варам или даже Таллину, а улыбка Михалкова на красной дорожке, может, все так же ярка, но к содли — это арт–мейнстрим о тяжелой женской доле. Главные героини — две студентки, отправившиеся в путешествие. Одна из них в процессе впадает в кому. Второй, чтобы спасти подругу, предстоит пройти все круги патриархального ада.

За мишкой. В программу Берлинского кинофестиваля вошли два российских фильма

За мишкой. В программу Берлинского кинофестиваля вошли два российских фильма

395
Максим Заговора

На примере "Моей жизни на втором курсе" видно, что все прежние регалии для ММКФ — скорее обременения, чем возможности. Отборщики в муках выискивают премьеры из того сора, что не пригодился никому другому, критики без энтузиазма пишут об этих фильмах, зрители — не ходят, читатели — не читают. Относительно полные залы — только на параллельных секциях, где демонстрируют хиты других фестивалей (порой годичной давности) или на будущих покорителях бокс–офиса — в этом году ержанию смотра никакого отношения не имеет.

Фамилии участников конкурса в этом году, как и в предыдущих, мало говорили не только широкому столичному зрителю, но и экспертному сообществу. Да, здесь были ленты из традиционно кинематографически мощных Турции ("Капкан" Сейида Чолака), Китая ("Жизнь морских обитателей" Чжан Чи) или Ирана ("Моя жизнь на втором курсе" Расула Садрамели), а также модного здесь и сейчас Казахстана ("Тренинг личностного роста" Фархата Шарипова) или экзотической Бангладеш ("День субботний" Мостафы Сарвара Фаруки). Ощущение, что отборщики жертвовали качеством фильмов и уровнем режиссеров ради актуальной географии. С точки зрения флажков на глобусе ММКФ действительно не уступает Каннам — проблема в том, что мало быть иранцем, чтобы быть Аббасом Киаростами. Лента Садраметаковым стали "Мстители. Финал", на чем хочется остановиться отдельно.

Мировая премьера заключительного фильма франшизы состоялась 22 апреля в Лос–Анджелесе, прокат во всем мире стартовал 25–го числа. ММКФ поставил предпремьерный показ на 23–е, а кинотеатрам настойчиво рекомендовал перенести показы на 29–е, чтобы не задавить второй уик–энд фильма "Миллиард" с Владимиром Машковым. То ли в результате, то ли вопреки этим пертурбациям (а может, и вовсе вне зависимости от них), но показ "Мстителей" на ММКФ по ажиотажу можно было сравнить с юбилейным концертом Аллы Пугачевой. За билетами и контрамарками выстраивались очереди, цены у перекупщиков доходили до десятков тысяч рублей. Премьеру посетило около 2 тыс. человек, для большинства из которых этот поход в кино (читай — выход в свет) остался единственным за все дни Московского кинофестиваля.

Между тем в это же самое время в другом кинотеатре единственным сеансом демонстрировался другой фильм ММКФ, про который практически никто не писал, на который можно было купить билет за пять минут до начала, но который мог бы стать настоящей гордостью смотра. Речь о восстановленном, прежде никем не виданном дебюте Дзиги Вертова "Годовщина революции" — синефильском сокровище, образце фестивального кинематографа в истинном значении этого словосочетания. Первым на накладку обратил внимание в своем "Фейсбуке" обозреватель Антон Долин. Его пост стал причиной очередного интернет–срача, в результате которого поссорились два кинокритика, пишущих, может быть, на самую массовую аудиторию в стране, — сам Долин и Стас Тыркин из "Комсомольской правды", который, будучи сотрудником ММКФ, решил защитить политику киносмотра.

Спор у Долина — не единственный онлайн–негатив об ММКФ. Завсегдатаи смотра, как обычно, жаловались на бардак в организации, журналисты — на хамство охранников, все вместе — на расписание и уровень основного конкурса. Но вот новинка: в этом году добавились еще и возгласы приглашенных участников, которые прежде деликатно молчали. Так, участница жюри критики (ФИПРЕССИ) украинка Лена Рубашевская разразилась огромным текстом, в котором нашлось место всему: от ветхих кинотеатров и затянутых церемоний до плохого мерчандайзинга и элитарных ВИП–вечеринок.

Из Петербурга на этот гнев отреагировала известный кинокритик Мария Кувшинова. "Меня поражают люди, — написала она, — которые продолжают энергично делать вид, что московский фестиваль существует. У них там даже сувенирные ручки не пишут". Точка. Резюме.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама