Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
1 апреля 2019, 11:02 521

Плюс инновации для всей страны. Каким может быть гибридный проект для Петербурга

Фото: ТАСС

Петербургу нужен гибридный проект. Что это?

Четверть века назад исследователи Генри Ицковиц из Стэнфордского университета и Лойет Лейдесдорф из Университета Амстердама опубликовали небольшую статью под длинным названием "Тройная спираль — как взаимодействие университетов, промышленности и правительства развивает экономику знаний". До краха доткомов оставалось 5 лет, до бума социальных сетей — 10, а до эпохи смартфонов — 15. Amazon был сайтом по продаже книг, Стив Джобс еще не вернулся в Apple, Павел Дуров ходил в школу, а Сергей Брин и Ларри Пейдж не были знакомы. Зато Ицковиц и Лейдесдорф уже объяснили, как в грядущем веке знания будут развивать экономику.

Уроки венесуэльского. О том, как бедняки дозревают до бунта, и об опасности политической ставки на низшие слои

Уроки венесуэльского. О том, как бедняки дозревают до бунта, и об опасности политической ставки на низшие слои

496
Дмитрий Прокофьев

Как наука и бизнес взаимодействовали прежде? Университет — место, где накапливаются и передаются знания. С этими знаниями выпускники университетов приходят в корпорации, располагающие производственной базой. Опираясь на эту базу, вчерашние студенты создают новые товары, а корпорации предлагают их рынку. А правительство собирает налоги.

Но кто сказал, что такая модель останется эффективной в новом веке? В информационном обществе именно идеи становятся основной составляющей продукта с точки зрения его стоимости. Чем скорее идея превратится в товар, тем быстрее мы получим результат от ее использования.

Зачем терять время? Нужно максимально сблизить знание и созидание, создав для студентов мотивацию к реализации стартапов и бизнес–проектов, а для компаний — мотивацию к сотрудничеству с университетами, объясняли Ицковиц и Лейдесдорф. И ответственность за успешное решение этой задачи должны принимать на себя местные власти.

Технологи и эксперты как старатели

Почему это выгодно властям? Потому, что экономический рост сегодня — это производная от научного и технологического развития, скажет нобелевский лауреат Пол Ромер. Технология, если рассматривать ее как товар, имеет огромную стоимость за первую единицу продукции. И практически нулевую — за каждую последующую единицу. Будучи опубликованной, технология позволит множеству инвесторов и предпринимателей создать на ее основе новые товары и повысить производительность своих компаний.

Пол Ромер сравнивал инновационную среду с Клондайком времен золотой лихорадки. Для отдельного старателя шанс найти золото ничтожен. Но шанс, что один из тысячи старателей найдет золото, достаточно велик. Нужно сформировать среду, в которой тысячи людей возьмутся искать золотые крупицы новых идей.

Эти люди должны тесно взаимодействовать между собой, добавил бы философ Майкл Поланьи, автор концепции "неявного знания". По мысли Поланьи, всякая технология состоит из явного, документируемого знания (регламент, инструкция) и неявного (опыт, интуиция). Это "неявное знание" передается только через прямое общение с экспертом. Отсюда вывод, что необходимым условием развития инновационной среды, о которой говорили Ицковиц и Лейдесдорф, является формирование экспертной среды, в которой будут "вариться" новые проекты.

Когда я мотор торможу. Такси становится для петербуржцев выгоднее, чем общественный транспорт

Когда я мотор торможу. Такси становится для петербуржцев выгоднее, чем общественный транспорт

1404
Дмитрий Прокофьев

Инновационный Клондайк

Где искать пример инновационной среды, превратившейся в Клондайк для создателей стартапов?

Очевидный образец — Кремниевая долина. Но есть и другая история успеха, не менее поучительная.

Представьте себе город с численностью населения около 5 млн человек, который был основан как морской порт, а потом стал промышленным центром. С этой промышленностью и начались проблемы, когда выяснилось, что старые заводы не могут конкурировать с новыми индустриальными комплексами, построенными там, где труд стоит дешевле. Нет, это не Петербург. Это Бостон. Тот самый, где находятся Гарвардский университет и Массачусетский технологический институт.

Именно эти фабрики знаний и стали драйвером экономического возрождения Бостона. Инженеры из Massachusetts Institute of Technology предлагали технические новинки, маркетологи из Harvard Business School придумывали, как "упаковать" эти новинки для покупателей, а инвесторы платили за оригинальные идеи.

О каких суммах речь? Согласно исследованию PwC и CB Insights Money Tree Report Q4 2018, мировой объем венчурных инвестиций в прошлом году превысил $200 млрд. Российская венчурная индустрия оперирует цифрами на порядок меньшими. Согласно данным Российской венчурной компании, в 2018 году отечественные инвесторы вложили в стартапы более 26,7 млрд рублей. Но, с другой стороны, это в 2,5 раза больше, чем в 2017 году.

Акселератор для Петербурга

Что должно быть сделано, чтобы эти деньги пришли в экономику Петербурга? Ответ — создавать инновационную экосистему. Но какой практический шаг может быть сделан в этом направлении?

Очевидно, что инновационным компаниям понадобится бизнес–акселератор нового поколения, в рамках которого могли бы взаимодействовать сразу несколько сообществ, мотивированных на развитие этой среды. Это сами инноваторы, эксперты, способные дать основателям стартапов необходимые консультации, и инвесторы. Под акселератором здесь следует понимать не бизнес–центр или технопарк, в котором разместятся стартапы, и не перечень лекций, который предложат прослушать предпринимателям, а своего рода платформу, сочетающую онлайн– и офлайн–форматы коммуникаций между всеми заинтересованными сторонами. Такая платформа поможет решить и еще одну важную задачу — в ее рамках корпорация (или любой заказчик) может озвучивать проблемы, стоящие перед компанией, и предлагать вознаграждение за их решение. Подобный подход будет также мотивировать и экспертов, и инноваторов к взаимодействию.

В сущности, речь идет о реализации многоуровневого гибридного проекта, сочетающего такие элементы, как капитализация знаний, устойчивые связи с бизнесом и постоянное развитие коммуникаций между университетами, промышленностью и администрацией. При этом все элементы смогут сохранять свою самостоятельность. Кроме того, говоря об университетах как элементах такой системы, надо иметь в виду не только классические вузы, но и так называемые "корпоративные", созданные компаниями для решения своих задач. Появление таких учебных заведений следует приветствовать и вовлекать их в общую инновационную экосистему.

По мнению директора Центра инновационного предпринимательства НИУ ВШЭ — Санкт–Петербург Сергея Мельченко, создание инновационной экосистемы города на базе взаимодействия университетов и инвесторов трудно переоценить. Петербургские университеты уже обладают всем комплексом компетенций для формирования инновационных проектов, а взаимодействие университетской среды с бизнес–сообществом и городской администрацией позволит эффективно использовать эти компетенции для генерации рыночных решений самых разнообразных проблем.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама