Алексей Михайлов Все статьи автора
25 марта 2019, 06:59 671

Золото манит. Впервые со времен перестройки золотой запас ЦБ превысил 2 тысячи тонн

Фото: Донат Сорокин/ТАСС

Если бы ЦБ не скупал по 200 т презренного металла ежегодно, цена на него уже упала бы

В сентябре 2018 года золотой запас ЦБ превысил 2 тыс. т. Впервые с конца 80–х годов прошлого века, со времен перестройки. Еще какое–то количество золота хранится в Гохране (его скупил Минфин), но сколько — неизвестно. В отличие от центробанковского, это секретная информация. На 1 марта 2019–го в подвалах ЦБ хранилось золота на $91,6 млрд.

Когда закончатся нефть и газ. Слухи о баснословном богатстве России преувеличены

Когда закончатся нефть и газ. Слухи о баснословном богатстве России преувеличены

2753
Леонид Радзиховский

Доля золота в резервах ЦБ достигла 19%. Это совсем не рекорд. Владимир Путин принял страну, у которой было в золоте 32% резервов. Хотя, конечно, не потому, что было много золота. Было мало валюты. А золота в январе 2000 года было всего на $4 млрд.

Активно скупать презренный металл Центробанк России впервые стал в 2006 году. Увеличив за 5 лет запас в 14 раз, до $50 млрд. Это было вполне рыночное движение. Цена золота росла уже пятилетку, и вложения в него выглядели выгодными. Так что ЦБ даже заметно опоздал оседлать эту волну. Рост цен прекратился летом 2011–го, когда мировой экономический кризис был в основном преодолен и золото как защитный актив на время финансовой бури потеряло свою привлекательность. ЦБ это понял почти сразу и прекратил активную скупку.

Следующую золотую волну наш Центробанк запустил в 2016 году. С тех пор ЦБ почти удвоил свой золотой запас. Но это было уже не рыночное движение: цена золота с тех пор колеблется в достаточно узком диапазоне $1,1–1,3 тыс. за тройскую унцию. Скупать золото в расчете на рост его цены было бессмысленно. Причина была совсем другой.

Даже удивительно, что ЦБ не начал скупку золота раньше — сразу после крымских и украинских событий 2014 года. Тогда российские власти не знали, какой реакции и каких санкций ждать от Запада. И в марте 2014–го, по свидетельству высоких американских чинов, Россия резко сократила свои вложения в американские ценные бумаги. Но, не получив быстрой и резкой санкционной "ответки" (либо получив какие–то заверения со стороны США), ЦБ тогда столь же резко вернул свои вложения на прежний уровень. На какое–то время российские власти перестали бояться санкций.

Но в 2016–м санкционная война стала обостряться на фоне жесткой предвыборной борьбы в США. И российские власти снова забеспокоились. И по явно политическим причинам начали быструю скупку золота.

Чисто технически золото ЦБ покупает не на мировом рынке, а на российском, у российских золотодобытчиков. И платит за него рублями. "Напечатать" которые для ЦБР не проблема. Поэтому многие думают, что золото — это резервы Центробанка "из воздуха", "из ничего".

Но читатель, конечно, понимает, что $50 млрд в золоте из ничего не возникает. Все равно придется заплатить. Заплатить жесткой денежной политикой ЦБ, который будет стремиться "стерилизовать" эмитированные им в обращение рубли — то есть завышать процентную ставку. Со всеми последствиями — от чересчур дорогих ипотечных кредитов до замедления роста экономики в целом.

Имеют ли экономический смысл вложения ЦБР в золото? Однозначно нет.

Золото не приносит процентов, как, например, инвестиции в ценные бумаги. $91 млрд, вложенный в американские бонды, приносил бы $2–3 млрд ежегодно. Это наша плата "за страх".

Но главное даже не это. Если бы ЦБ не скупал по 200 т золота ежегодно и они уходили бы на экспорт, то цена на него уже давно устойчиво падала бы. Мировой рынок золота настолько тонок, что 200 т точно уронили бы его. Все прогнозы по ценам на золото плохие. Так как мировая экономика в ближайшее десятилетие будет расти, то инвестиции в защитный актив никому не нужны. Кроме нас, Китая и иногда Турции.

Вложения ЦБ в золото — это чисто политический шаг, продиктованный страхом перед западными санкциями и экономически для России не выгодный. Чем больше мы скупаем золота — тем сильнее наша финансовая неустойчивость, связанная с рисками падения цен на него.

Алексей Михайлов, экономист

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама