Юлия Куликова Все статьи автора
20 марта 2019, 10:35 20317

Лондон зовет "Норебо". Иск о разделе активов компании могут перенести из Лондона в Мурманск

Фото: Антон Ваганов

Совладелец рыболовецкого холдинга Виталий Орлов хочет перенести суд о разделе активов на $1,5 млрд из Лондона в Мурманск. Его экс–партнер нашел аргументы против.

Высокий суд Лондона изучает, где постоянно проживает владелец группы "Норебо"Виталий Орлов, чтобы определить юрисдикцию иска о разделе российского рыбодобывающего холдинга, рассказал "ДП" представитель его экс–партнера по бизнесу — Александра Тугушева. В июле 2018 года по иску Александра Тугушева британский суд наложил всемирный арест на активы Виталия Орлова стоимостью $350 млн — в такую сумму оценивает свою долю истец.

Смогут ли дальневосточные рыбаки захватить крабовый рынок Северо–Запада

Смогут ли дальневосточные рыбаки захватить крабовый рынок Северо–Запада

551
Юлия Куликова

И бизнес, и госслужба

Александр Тугушев — экс–совладелец ряда рыболовецких компаний Северо–Запада, в числе которых Мурманский траловый флот, "Согра" и "Карат" (сейчас входят в "Норебо").

В 1997 году совместно с партнерами Виталием Орловым и Магнусом Ротом он основал предприятие Ocean Trawlers, включив в него доли своих компаний. Как отмечается в иске, Виталий Орлов — единственный, кто обладает копией договора о совместном партнерстве.

В 2003 году Александр Тугушев отказался от акций для перехода на службу в Госкомрыболовство РФ, попросив Виталия Орлова направить дивиденды от деятельности компании на счета гонконгской Laxagone. Ее, в свою очередь, предполагалось оформить на дочь бизнесмена Алису Тугушеву (сегодня она зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя и в СМИ фигурирует как московский дизайнер и основатель бренда Blends of Love). Сделка затянулась и так и не состоялась.

На госслужбе Александр Тугушев пробыл недолго: в июне 2004 года его арестовали по обвинению в мошенничестве, которое, согласно иску экс–чиновника в британский суд (есть в распоряжении "ДП"), было "надумано и политически мотивировано".

После освобождения в декабре 2009 года его партнеры объявили о том, что бизнес подвергся реорганизации. Новый холдинг получил имя Norebo и включил российское ОАО "Норебо Холдинг" и китайскую Three Towns Capital Limited.

Вышли в Новый Свет. Переработчик рыбы запускает производство на руинах крупнейшего в Европе свинокомплекса

Вышли в Новый Свет. Переработчик рыбы запускает производство на руинах крупнейшего в Европе свинокомплекса

1343
Юлия Куликова

"После реорганизации он или его дочь Алиса должны были стать владельцами 1/3 доли холдинга. Орлов и Рот неоднократно заверяли Тугушева в этом", — говорится в документе.

Согласно иску, с 2005 по 2015 год Александр Тугушев получил $30 млн в виде дивидендов через Laxagone. В сентябре 2015 года выплаты прекратились. Экс–чиновник понял, что ни он, ни его дочь не входят в число совладельцев "Норебо".

Заклятые друзья

"Норебо" — крупнейшая рыбопромысловая компания Северо–Запада, владеющая квотами на вылов 57 тыс. т трески, пикши, окуня и палтуса в Северном бассейне в 2019 году. Суммарная выручка входящих в холдинг компаний Мурманский траловый флот, "Карат–1", "Рыбпроминвест", "РК Согра" и Мурманский губернский флот по итогам 2017 года составила 23,2 млрд рублей.

В марте 2016 года Александр Тугушев заявил в столичный Следственный комитет о якобы незаконном отчуждении у него 34 тыс. акций АО "Альмор Атлантика" (ранее владело долями в разных структурах, связанных с "Норебо"). Как отмечается в материалах британского суда, номинальными держателями акций "Альмор Атлантики" числились гендиректор "Рыбпроминвеста" Владимир Григорьев, руководитель Мурманского тралового флота Валерий Цуканов и совладелец АО Владимир Романенко. В своем иске Тугушев отмечает, что они были его друзьями.

Спустя несколько месяцев контрзаявление последовало от Виталия Орлова, который сообщил в столичную полицию о телефонных угрозах с требованием вернуть акции. По его словам, звонили от имени Тугушева. Александра Тугушева вновь задержали и назначили домашний арест сроком почти на год. Как сообщил представитель экс–совладельца холдинга, по состоянию на март 2019 года Александр Тугушев освобожден от домашнего ареста и имеет возможность путешествовать.

Крестный отец

На заседании 29 января 2019 года стороны спорили о том, где должно слушаться дело. В материалах суда Александр Тугушев приводит информацию об экс–партнере.

Владимир Орлов переехал в Англию в 2005 году с семьей, выкупив дом за 4,5 млн фунтов стерлингов в графстве Суррей. Один из сыновей бизнесмена, Вениамин Орлов, приходится крестником Александру Тугушеву. Старший, Никита Орлов, работает в Norebo Europe.

В 2009 году чета Орловых развелась, после чего в деле появилась няня сыновей бизнесмена Лариса Шумова. По данным представителя Александра Тугушева, ранее она жила в Петербурге. В СПАРК числится полная тезка Ларисы Шумовой — совладелец уже не действующего ООО.

Как уточняется в документах, большую часть времени Виталий Орлов проводит в лондонской квартире стоимостью 13 млн фунтов стерлингов в резиденции St. George’s Wharf на берегу Темзы. Представители Виталия Орлова парировали, что бизнесмен живет в Мурманске, где у него квартира и дача. Чтобы оспорить это заявление, Александр Тугушев привлек детектива.

"Следователь поговорил с консьержем, который сообщил, что господа Орлов и Шумова проводят там 1–2 дня в месяц. Комплекс, где расположена мурманская дача г–на Орлова, находится на стадии строительства", — утверждает Тугушев.

Дома лучше

Перенос слушания в Россию может определить исход дела, отмечают юристы. "Преимущество слушаний в британском суде и странах общего права — в крайне тщательной подготовке к рассмотрению дела по существу в виде формирования доказательной базы. Однако минусом может стать длительность процесса", — говорит Екатерина Лебедева, руководитель практики международных судов и арбитража "Пепеляев Групп".

По мнению Максима Калинина из Baker&McKenzie, британский суд может утратить привлекательность после Brexit — все зависит от того, на каких условиях Великобритания выйдет из Евросоюза.

В личной практике несколько раз сталкивалась с необходимостью перенести процессы из ряда европейских юрисдикций. В одном из проектов нам необходимо было перенести процесс из Германии в Россию. Поскольку отношения сторон регулировались российским правом и договор объективно был тесно связан с РФ, мы были заинтересованы в передаче спора российскому суду, несмотря на домашнюю юрисдикцию клиента. Для него нормы российского права проще и понятнее. В итоге нам удалось убедить германский суд, что дело ему неподсудно.
Екатерина Лебедева
Екатерина Лебедева
руководитель практики международных судов и арбитража «Пепеляев Групп»
Английские и американские суды достаточно гибко подходят к вопросу признания юрисдикции. В моей практике однажды подобное ходатайство удовлетворили, так как одна из компаний в большом споре была зарегистрирована на Британских Виргинских островах, хотя ни одной сделки там не прошло. Преимущество британского суда в том, что решения легко признаются на всей территории ЕС, то есть активы можно будет отслеживать и арестовывать достаточно быстро. Но все может измениться после Brexit.
Максим Калинин
Максим Калинин
управляющий партнер Baker&McKenzie в Санкт–Петербурге
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама